Анонимному прихожанину

2 месяца назад Галина Горева

С сайтом «Ахилла» я познакомилась в Фейсбуке. Знаю, что чрезмерное любопытство – это грех. Но мне всегда хотелось больше узнать о внутрицерковной жизни, об образе жизни священников, также меня интересовал религиозный опыт других людей, их искреннее мнение о таинствах церкви и т.д. Так я была увлечена «Ахиллой». Но впоследствии общая направленность сайта, а точнее множество публикаций схожего характера, вызвали у меня внутреннее неприятие, и я решила написать это письмо.

На первый взгляд, польза «Ахиллы» очевидна. Говоря нелицеприятную правду, человек очищается от негатива и фальши, так ломаются несправедливые и косные установки, оздоравливается атмосфера в обществе. Я даже прекрасно представляю себе интерес и значимость этого сайта для атеистов, не входящих в непосредственное соприкосновение с объектами общественного обсуждения на «Ахилле». Но ведь сюда пишут православные.

Дорогие братья и сестры! Давайте все-таки разберемся, в чем состоит правда такого вот среднестатистического анонимного прихожанина (прихожанки)?

Из публикаций анонимных прихожан я узнала, что в России много ярких харизматичных батюшек, способных поразить своим нетривиальным поведением. Я посещаю Русскую Православную Церковь в г. Минске, и сама могла бы многое рассказать о местных батюшках,  ведь они истинный кладезь для упражнения в остроумии и конструктивной критике.

К сожалению, у всех бывших народов СССР — русских, белорусов и т.д., есть одно общее с трудом изживаемое наследство – это совок и совковость. Эти зерна Страны Советов проросли в нас настолько глубоко, что каждый из нас вне зависимости от собственного состояния души и ума всегда может что-то посоветовать; ведь он прекрасно видит недостатки окружающих, готов бороться с этими недостатками и способствовать их искоренению, чтобы привести всех к некоему правильному общему знаменателю.

Все мы умеем и можем критиковать. А оно и несложно: в чужом глазу и соринку увидишь. На днях прочитала пост молодой регентши, описывающей свои, в общем-то, счастливые студенческие годы. Неприятно поразили комментарии к ее тексту. Девушка написала, «что Ева сотворена из ребра Адама», и поэтому она сама лично согласна во всем подчиняться и доверять будущему мужу. За это в комментариях на нее ополчились, дескать, какая она недалекая. Но ведь эта девушка очень юна, она практически лишена жизненного опыта и отношения между мужчиной и женщиной представляются ей схематично, в виде некоего идеального образа. Естественно, с годами она поймет, что жизнь требует ответственности и серьезных решений также и от женщины. Но вместо того, чтобы умилиться этому романтическому флеру юности, большинство читателей начинает ее раздраженно отчитывать.

У таких комментаторов просто хочется спросить: вы любите людей? Если вы их любите, то почему вы не хотите принять их такими, какие они есть, с их слабостями, недостатками и временными заблуждениями?

Я не хочу сказать, что священники безупречны. Я хочу сосредоточить внимание на нашем отношении к этому. Расскажу историю, которая произошла со мной много лет назад.

Моя институтская подруга была в полном восторге от одного «благодатного батюшки» и агитировала меня сходить к нему на исповедь. Именно с ним у меня произошел весьма странный инцидент, удививший меня и мою подругу. Я пришла в церковь к нему на исповедь и стала в очередь. Но батюшка (отец Андрей) не соблюдал очередность – он подзывал к себе по одному своих духовных чад. Их общение длилось долго, поскольку – как объяснила мне потом подруга – это была даже не исповедь, а откровение помыслов. Несмотря на это, я твердо решила не уходить, а дождаться.

Сознаюсь, что двигало мною на тот момент не религиозное рвение, а мое феноменальное юношеское упрямство. Хотите верьте, хотите нет, но постепенно толпа рассосалась, и мы остались с о. Андреем в храме одни. Правда, произошло это нескоро, где-то к двенадцати ночи. И тогда батюшка перевел на меня глаза и как-то удивленно спросил: «Вы ко мне?» В принципе, если бы внутри меня все не клокотало от обиды и злости, я бы догадалась ответить: «Нет, что Вы, батюшка, я просто так здесь стою. Пожалуйста, не обращайте на меня никакого внимания». Это был бы единственный достойный ответ, и инцидент между нами был бы исчерпан. Но вместо этого я почему-то присела перед ним на колени, как делали все его духовные чада, и зачитала по бумажке свои грехи. Конечно, это была полная профанация, поскольку в моем сердце просто уже не осталось места для чувства раскаяния. Но в этой профанации исповеди я была виновата не меньше батюшки. Когда я вышла из церкви, ворота уже были закрыты, и сторож выпустил меня через черный ход.

На тот момент я не стала осуждать о. Андрея просто потому, что моя бабушка учила меня избегать дурных мыслей о священниках и не вредить тем самым своей душе. А с возрастом я поняла, что священник – это тоже человек, и у него могут быть свои странности. Возможно еще, что о. Андрей действительно меня не заметил, а может, исповедовал своих знакомых раньше меня, потому что они опаздывали на электричку. Всякое может быть. На исповедь к о. Андрею я больше не ходила, благо на нем не сошелся клином белый свет.

Не раз ловила на себе любопытствующие, неприязненные, или наоборот, слишком уж теплые взгляды священников. Признаюсь, в этот момент мне всегда становится их немного жалко: ведь их больше всех искушает дьявол. А это живая душа, ее то в жар, то холод бросает, это же видно. Так что мне, осуждать их за это? Пишут здесь еще, что отношения духовных отцов и прихожанок имеет какой-то эротический подтекст. Не знаю, как по мне, так вокруг ведь столько мужчин, не прячущих свои красивые сильные ноги под рясу! Но это личное дело каждой.

Да, сама знаю, на священника обидеться легко. А главное, что греха таить, это даже немного выгодно и удобно. Осуждая попов, мы обеляем себя. Ведь если они себя так дурно ведут, то чего с нас, мирян, тогда спрашивать? Это ведь они своим поведением отвращают нас от церкви и не дают стать примерными христианами. Критика священника – прекрасный способ самооправдания. Становится вполне простительным немного увлечься и не заниматься спасением собственной души. Ведь мы же заняты таким важным делом – исправлением батюшки.

Но мы не отвечаем за грехи батюшки! Каждый из нас будет отвечать за свои грехи. Я не хочу оправдывать священников и превозносить их моральные качества. Но мне непонятна позиция взрослого человека, который жалуется на клерикальный произвол просто как обиженный ребенок. Неужели так приятно чувствовать себя несчастной овечкой, которую куда-то не туда завел нерадивый пастырь? Я даже не собираюсь говорить вслед за своей бабушкой, что священник поставлен своим саном в позицию вне критики. Но если мы хотим способствовать делу церкви, то начинать надо не с батюшки, а с себя.

А наши люди очень часто начинают с других и домысливают за других. Часто в осуждение священников приводят показательный пример: мол, бабка покупает свечи с нищенской пенсии, а попы ездят на дорогих иномарках. Дамы и господа, да что вы решаете и додумываете за эту бабку? Вы читаете ее мысли и понимаете глубину ее наивных заблуждений? Может, она на пороге вечности чувствует такую тяжесть грехов, что для нее это лучший и желанный способ хоть как-то облегчить свою душу! Откуда вам известно, что у нее на душе? Откуда вы знаете, что для нее будет лучше? В таких случаях один мой товарищ, в принципе далекий от православной морали, говорил: «Предоставь этот мир самому себе». В смысле, займись своими проблемами.

Анонимные прихожане! Если бы вы роптали на Бога, это хотя бы была смелая позиция, заслуживающая уважения. А вы ропщете на людей, таких же слабых, как и вы. Или если бы вы здесь открыто и прилюдно исповедовались, было бы тоже хорошо. А вы хотите исповедоваться перед священником тайно, а изобличать его здесь публично. Вы хотя бы пробовали ему сказать все это в личной беседе? Если нет, то, по-моему, у вас нет морального права сюда писать. А то выходит, ваш поп такой, что за него впору помолиться, а вместо этого вы садитесь и пишете фельетон.

Почему вы не подписываете свои тексты? Вас что, уволят за это с работы? Первые христиане открыто отстаивали свои убеждения. Они не боялись идти за них на пытки и казнь. Если человек исповедует православную веру, это означает, что он готов за нее умереть. А вы боитесь подписать свое имя.

И последнее. Я не верю, что если человек по долгу службы каждый день посещает церковь, если он читает молитвы и смотрит на иконы, то он, несмотря на это, может не исправляться и не расти духовно. Я просто в это не верю. А если в той церкви, куда вы ходите, все действительно так плохо со священниками, то надо молиться за них. Это лучшее, что человек может сделать для человека.