«Аврора» бабахнет скоро снова… благодатным огнем?

1 месяц назад Татьяна Хаванская

Кто бы мог подумать, что после того, как я случайно вступила в обсуждение на паблике, рекламирующем журнал «Фома» (для не сомневающихся уже), в теме создания храма на этом бывшем символе Октябрьского переворота/революции, получу столько откликов и инфы для размышления… Вот что значит символ покруче Мавзолея.

Во-первых, мне многое стало понятно в отношении некоторых своих единоверцев, которые всерьез считают, что примирить всех со всеми можно таким вот незамысловатым образом: служа литургию на «Авроре» и причащая тамошних курсантов Нахимовского училища. Которые в свою очередь, вероятно, станут такими посланцами русского мира во все концы света, почти как в свою бытность апостолы. Ежели так, то даже не знаю, что и сказать. А вдруг получится?

Потом я узнала, что служит литургию на этой самой «Авроре» хороший батюшка, который буквально разрывается между службами в детском хосписе и вот этим утлым судном. И сам батюшка — многодетный.

Тогда я предложила освободить доброго пастыря от службы на «Авроре», чтобы он не выгорел и не стал сам жертвой примирения и согласия. Потому что представить себе, как священник после детского хосписа идет на крейсер, никак не могу, как ни пыталась.

Но мне возразили: нужно трудиться не покладая кадила и головы своея не щадить. А кто размышляет над такими вещами и уклоняется, тот не достоин и тому подобное. Я написала, что так нельзя, что священник тоже человек. Но мне напомнили, что в стране накопилось много такого, что разгребать просто необходимо, иначе никакого примирения и согласия не будет.

Тогда я резко заявила, если во имя формального примирения и согласия нужно угробить хорошего пастыря, то лучше вообще ничего не делать.

И тут началось…

Мне многое открылось в результате этого бессмысленного обсуждения.

Оказывается, нас, так сказать оппозиционеров, принимают за противников примирения и согласия, и считают разжигающими. То есть я, конечно, об этом догадывалась и раньше, но тут все эти страшные догадки облеклись в плоть и кровь, и я буквально увидела себя на этой «Авроре», привязанной к позорному столбу, или как там это называется, кажется, рее. Хотя вроде «Аврора» — это не парусник, а боевой корабль. Участник Цусимского сражения. Крейсер.

«Что тебе снится крейсер Аврора? В час, когда…» что-то там встает над нею, кажется, солнце… Вот как меня заклеймили поборники примирения и согласия. Не могу вспомнить, что встает каждое утро. И светит всем. Одинаково ласково светит и согревает правого и виноватого, грешного и праведного, хотя, кто не без греха.

Бедный Шаинский и тот, кто писал этот стих. Знали б они, какие бои местного значения устраивают здесь православные. Ради примирения и согласия.

Бедные мы все. Если готовы пожертвовать буквально всем ради невозможного. Неужели не понятно, что примирение и согласие не вводится явочным порядком. Даже если служить литургии на всех крейсерах и танкерах, на всех заседаниях госдумы петь гимн и Отче наш, на всех улицах развесить баннеры «жить по совести и чтить отца-матерь свою», но не пожалеть одного единственного попа, который изнемогает от нашего яростного желания примирения и согласия всех со всеми.

Когда ж мы будем просто жалеть друг дружку?

Просто — жалеть.

Фото из личного архива прот. Александра Ткаченко/ria.ru

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: