Блаженны изгнанные за правду… из политики

1 месяц назад Геннадий Травников

Как и у всех религий, у христианства есть своё начало и свои традиции. Традиционность религии ни в коей степени не является её основанием. Основа религии, как, впрочем, и любой идеологии — всегда учение, а не более или менее длительное время существования на какой-либо территории.

Во-первых, необходимо принять за аксиому, что любая религия в своём виде, который мы можем наблюдать сегодня, живя в достаточно большом отдалении от её основания, истинной не является, а претерпевает порой значительные изменения. Даже такие изменения, что воскресни их первоначальные приверженцы, они не признали бы эту религию своей. Настолько человек склонен портить всё, к чему только не прикоснётся в своём неуёмном желании приделать любую вещь к хозяйству, чтобы она не болталась зазря.

Самой традиционной религией, как нам говорит история, во все века и на любом месте было язычество, и оно никуда не делось, поскольку является частью природы человека. Языческие боги суровы, строги, воинственны и мстительны, что всегда считалось необходимым для защиты рода от внешних врагов. Со временем врагов стало меньше, но языческое мышление никуда не делось и до сих пор проявляет себя в отсталых странах.

Когда христианство стало распространяться по земле, то самую большую ненависть оно вызывало у язычников, которые и составляли в то время Римскую империю. Победить христианство репрессиями и запретами не удавалось, пока император Константин не увидел в нём замечательную основу для объединения империи не только силой, но и верой, конечно, подправленной для политических нужд. Таким христианство сегодня и остаётся — неразрывно связанным с государством. Между тем нет ничего более отличного друг от друга, чем эти два понятия, если понимать под христианством учение Иисуса Христа и более ничего другого.

Увы, все идеологии в мире претерпевают изменения. Ничего не стоит на месте, кроме Бога. Только Бог всегда один и тот же. Он не меняется, и именно в этом для многих заключается Его привлекательность. Таким образом, и христианство как учение меняться не может.

Называющие себя христианами могут меняться, и меняются в довольно широком диапазоне. Вопрос, зачем им это нужно — именоваться христианами, не будучи ими, — думается мне, вполне прозрачен. В первую очередь, конечно, дань традиции. Традиции вообще играют с людьми дурную шутку, лишая трезвого взгляда на жизнь. Во-вторых, это социальный комфорт, и не только социальный — для многих и вполне себе материальный и политический.

Ученики всегда должны соответствовать своему учителю. В противном случае они просто лжецы и приспособленцы, а никакие не христиане.

Вот мы и попробуем понять, а кто же такой христианин?

Чем он выделяется среди других людей? Ростом? Весом? Красотою лица? Может быть, он имеет особый запах или приятный голос? Не ясно. Как нам отделить его от мимикрирующих под настоящих христиан персонажей?

Некоторые люди одеваются особо и так по улице ходят, чтобы все подумали, что они христиане. Являются ли они христианами на самом деле, неизвестно. Любой прощелыга в наше время может напялить на себя какое ему придёт в голову платье, и красоваться в нём хоть до посинения. Для усиления впечатления бывает, что и цепь с крестом вешают на шею, чтобы уж точно никто не сомневался. Некоторые люди вообще склонны к демонстративности. Мне видится в этом нечто незрелое, женственное и инфантильное. Одни татуировками разрисовываются, другие вставляют в уши и другие части тела множество металлических изделий, иные украшают одежду стразами и цепями. Но оставим их всех в покое, нам важнее понять, кто такой христианин.

Общим местом является убеждение, что это тот, кто покрестился в церкви и носит на груди амулет в виде распятия. Между тем существует официальное определение христианина, как ученика Христа Иисуса, пришедшего во плоти, распятого, умершего и погребённого, сошедшего в ад, воскресшего в третий день из мёртвых, вознесшегося на Небеса и сидящего одесную Бога, всемогущего Отца. Откуда Христос придёт судить живых и мёртвых.

Раз христианин ученик, то должен быть подобен учителю хотя бы в том, чему учитель учил, если не в его делах. И то, надо сказать, не мало.

Куда можно приспособить христианина? К какому делу приставить, чтобы он обрёл себя в профессии и оказался полезен обществу? Первейшее полезное его качество — это честность. Такие люди везде нужны, в любом деле без кристальной честности никак. Глаза разбегаются от широчайших возможностей его применения. Соблюдая заповедь «не кради», он может даже страной управлять. Вот какой полезный человек христианин. А мужа и отца лучше, чем исполняющего заповедь «не прелюбодействуй», не найти. А если пойти дальше, то «не лжесвидетельствуй», «почитай отца и мать», «не убий», «не пожелай имущества ближнего твоего». Просто голова кружится от перспектив такого учения. И это ещё только начало, пойдём дальше:

  • Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
  • Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
  • Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
  • Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
  • Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
  • Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
  • Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
  • Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
  • Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.
  • Нет, всё, больше не надо, не могу этого читать, довольно.

Это просто кладезь всяческих добродетелей, а не человек получается.

Таким был Христос, и такими он хочет видеть своих учеников. Хорошо бы христиан использовать, к примеру, в политике для оздоровления международного климата, но, исходя из христианского учения, христианину в политике делать нечего, он для политики нуль, ничто. Христианина можно уподобить нейтрино, свободно пролетающему сквозь землю, никак не реагируя на все её атомы и молекулы. Уплатив подати (так раньше называли налоги), он, увы, более ничем не способен помочь государству, кроме как своим примером любви к Богу, честному труду, ближнему, истине, свету, сердечной чистоте. Всё. Заповеди блаженств и декалог — это всё его достояние до смерти, его кодекс, написанный в сердце.

Ежели христианину, по какому-то жуткому стечению обстоятельств, придёт в голову заняться политикой, то можете смело вычёркивать его из учеников Христа. Если он решится на это и останется христианином, то в первый же день своей политической деятельности станет блаженным, изгнанным за правду, которой он жаждал, но которой так и не насытился. Ну, кто же из политиков говорит правду, в самом деле?

В той же степени он будет отторгнут в политике за миротворчество, кротость, милостивость, чистоту сердца, нищету духа. Совершенно негодный для государственного строительства персонаж, более того, очень опасный, ввиду возможного следования его примеру других, желающих стать христианами. К тому же христианин — это абсолютный пацифист, ненавидящий всякое орудие, способное убивать, что, как правило, не в тренде идеологии многих государств.

Так кто же такие христиане в этом мире, и зачем они здесь? Для понимания лучше всего, мне кажется, подойдёт аналогия с поисково-спасательным отрядом, осуществляющим свои действия на захваченной врагом территории. Распространяя Евангелие, они находят тех, кто предназначен ко спасению.

Ещё можно уподобить христианина врачу-психиатру, находящемуся среди сумасшедших, которые наотрез отказываются принимать лекарства, врачом назначенные, а наоборот — бегают, буянят, мусорят повсюду и вообще ведут дело к тому, что вся клиника должна скоро рухнуть, погребя под собою весь контингент умалишённых, включая, разумеется, и медицинский персонал.

И эти психи в итоге добьются своего, во что христиане верят в первую очередь, наблюдая полную невменяемость окружающего мира. Христиане лишние здесь, и очень хорошо это понимают. Их отечество на небесах, они ожидают нового неба и новой земли. У них свой царь, свой храм, свои обители. Да, они ещё здесь, но уже и там. Хотите их увлечь земными великими делами? Тщетно. Все дела на земле сгорят. Взываете к патриотизму? Они уже патриоты Царствия Небесного и иных отечеств у них уже нет и быть не может.

Иллюстрация: картина неизвестного художника «Парад революционных войск на Красной площади 4 марта 1917 года»

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: