Что нынче в моде на православной улице?

3 месяца назад протоиерей Георгий Эдельштейн

Двадцать лет назад были обретены мощи блаженной Матроны Московской. А вот что пять лет назад писал в своем блоге в Живом Журнале по поводу культа блаженной целительницы, а также по поводу книги архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» протоиерей Георгий Эдельштейн (род. в 1932 г.), автор книг «Записки сельского священника» (2005) и «Право на правду» (2017):

***

прот. Георгий Эдельштейн. Фото: Леонид Пастухов/rasfokus.ru

4 июня, 2013

Какое христианство востребовано на Руси в XXI веке?

Коммунизм-большевизм был и остаётся главным врагом русского народа, главным врагом православия в России. Надевая ту или иную личину, принимая тот или иной образ, он не перестаёт быть волком, любое слово его – ложь, ибо отец его – дьявол. («Он был человекоубийца от начала… Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи» Ин.8:44.)

В наши дни, когда всё ещё в почёте «красные попы», когда всё ещё забыты те, кто жил и умирал во имя правды и достоинства Церкви, коммунизм-большевизм не прочь принять облик «ангела светла», дать братское лобзание христианству («ваши православные радости – наши коммунистические радости!») и проповедать свои сатанинские идеи в православной упаковке.

Россия сегодня знает два «православных» бестселлера – книгу З.В. Ждановой о блаженной Матронушке Московской и книгу архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые».

Обе книги – комбикорм для совка. И, что всего знаменательнее, ни наши архипастыри, ни мы, пастыри, ни наши пасомые не заметили (или молчат), что в церковных лавках и книжных магазинах миллионными тиражами распространяется голый коммунистический агитпроп.

Общеизвестно, что любой бестселлер – не только хорошо продающаяся книга, но и социологическое исследование, зеркало общества. Почему книгу раскупают словно горячие пирожки? Что в ней привлекает читателей?

***

Самым чтимым святым, в земле Российской в ХХ веке просиявшим, является сегодня Матрона Дмитриевна Никонова. Потому что она – самая выдающаяся, самая известная народная целительница. Миллионам наших соотечественников, именующих себя православными христианами, чужд Христос, чуждо Его Евангелие. Быть христианином трудно: «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24). Люди, одичавшие от коммунистического агитпропа, от «диалектического» и «исторического» материализма, от четвёртой главы «Краткого курса истории ВКП(б)», исповедают в XXI веке пещерный материализм.

Наши современники (нередко с высшим образованием) ищут в Церкви не мудрых каппадокийцев, не Максима Исповедника, не святого Патриарха Тихона и не священномученика митрополита Кирилла. Нынче востребованы шаманы, колдуны, младостарцы, целители, чудотворцы. Даже рейтинг вчерашних «столпов православия» — борцов с ИНН – неуклонно снижается.

«Житие» Матушки попало в десятку, в яблочко. Вся книга – конвейер востребованных совком дешёвых чудес, «каждому по потребности».

«Человек спасается верою (sola fide)», — учит апостол Павел. «Человек спасается делами (вера без дел мертва)», — учит апостол Иаков. Человек спасается заговорённой водичкой, колдунами и целительницами, — утверждает книга З.В. Ждановой. Только нужно найти правильного «православного» колдуна, не ошибиться в выборе.

Матронушка, несомненно, правильная: даже в младенчестве она отказывалась сосать мамкину грудь по средам и пятницам. «Матушка часто шутила, на вопрос «как спастись?» говорила: «Цепляйтесь все-все за мою пяточку и спасётесь, и не отрывайтесь от меня, держитесь крепче». (с. 97) А может Жданова ошибается, недопонимает блаженную, может Матушка говорила серьёзно, пророчествовала, не шутила?

«Говорила: «Умру, ставьте на канун за меня свечки, самые дешёвые, ходите ко мне на могилку, я всегда буду там, не ищите никого, иначе обманетесь»». (с. 116) Может, и правда: единственный путь спасения – «за пяточку»? «земельку с могилки»?

Жаль, книга З.В. Ждановой не была опубликована в годы «научного атеизма», очень бы лекторам помогла: это неисчерпаемый кладезь нелепых вымыслов, басенок, сказочек про «хана Махнута турецкого и хана Махнута персидского». Только ультранаивные и дремуче невежественные люди могут верить тому, о чём повествует «Житие».

«Мой дядя, Никита Ермаков, работал во время войны в Кремле, подвозил продукты. Когда немцы приблизились к Москве, вот-вот возьмут, Сталин готовился к выезду из Москвы. Мой дядя сумел к нему подойти и сказать, что есть такая блаженная мать Матрона, прозорливая, которая может сказать, как поступить: уезжать или нет. И дал адрес. К ней он приезжал, она сказала: «Русский народ победит, победа будет за тобой. Из начальства один ты не выедешь из Москвы»». (с.26-27)

Правда, в последующих изданиях книги дядю Никиту молча выкинули, как ни с чем не сообразный глупый анекдот, но какой-то шустрый батюшка успел заказать икону, повесил в храме батьку усатого и матушку слепенькую на полатях. Где нынче та икона? Кому дозволено «Житие» редактировать?

Есть при Московской Патриархии Синодальная комиссия по канонизации святых, она работает в тиши и в глубочайшей тайне. Кого-то причисляет, кого-то за что-то отчисляет. Все члены комиссии, надо полагать, прочли книгу З.В. Ждановой, прежде чем приняли решение о канонизации. Не верю, что ни один не рассмеялся. Впрочем, в Священном Синоде Русской Православной Церкви, говорят, тоже никто не смеялся, когда утверждали. Они тоже советуют своим пасомым «за пяточку держаться», «земельку с могилки» в кармане носить?

Христианская Церковь никогда не поспешала петушком ни за какими дрожками – ни за «научным прогрессом», ни за Правительством, ни за народом. Ибо Она – Церковь.

Как утверждают профессора наших духовных академий, возрождение Русской Православной Церкви началось в 1942 г. («Возрождением» они именуют новую религиозную политику И. Сталина). В том году в Издательстве Московской Патриархии (само издательство – очередная коммунистическая ложь) была опубликована книга «Правда о религии в России» (предисловие митрополита Сергия (Страгородского), редактор – митрополит Николай (Ярушевич)). В сентябре 1943 г. состоялась историческая встреча, Собор, «выборы» Патриарха. Почему бы нашим профессорам не предположить, если они верят книге Ждановой, что именно посещение Сталиным Матронушки изменило всю историю Русской Православной Церкви? («Вдруг у разбойника лютого совесть Господь пробуди».) Посещение – Пробуждение – Возрождение. Матушка вошла бы во все учебники истории Русской Православной Церкви. Если не верят – почему молчат?

По словам З.В. Ждановой, Матрона Дмитриевна в 1943 году (ровно семьдесят лет назад!) предсказала, что Лазарь Моисеевич Каганович убьёт И. Сталина, после чего начнётся правление многочисленных расхитителей народного достояния, появится реформатор Михаил, последуют смуты, распри…, резня…, молебен на Красной площади…, панихиды по Царской семье. После этого коммунисты вернутся к власти, начнётся великое гонение на верующих, что и подведёт итог всемирной истории. (с.113-115)

Зинаида Жданова. 1949 г.

Напомню, книга З.В. Ждановой впервые издана в 1993 году Свято-Троицким Голутвинским монастырём (г. Коломна), тиражом 125 000. Многочисленные последующие изводы «Жития» восходят к тому оригиналу. Пятьдесят лет (1943-1993) предсказание передавалось из уст в уста. К счастью, срок за распространение никто, кажется, не получил и на лесоповал не попал. Но не исключено, что смерть Михоэлса, расстрел членов еврейского антифашистского комитета 12 августа 1952 г., «дело врачей-убийц», падение министра В.А. Абакумова, награждение врача Лидии Тимашук орденом Ленина, — всё это непосредственно связано с предсказанием Матушки о Лазаре Кагановиче.

Басенки о Матронушке дискредитируют не З.В. Жданову, а нашу Церковь. Мало ли какой вздор написан и опубликован об Иване Грозном, Распутине, Сталине, Жукове, но ни один из них к лику святых пока не причислен.

Моё недоверие к «народным целителям», «предсказателям», «юродивым», (кстати, у Матроны Дмитриевны стандартных признаков юродства нет) родилось не вчера. В Вологодской епархии я постоянно встречался с целой ватагой блаженных алкашей, чудотворцев местночтимых. Об одном из них я писал 18 лет назад:

«Огромный церковный двор-кладбище в Кадникове был неимоверно захламлен, мусор не вывозили лет 50, вал вдоль всего забора достигал двух метров. Целыми днями возил тележку к оврагу, но горы почти не уменьшались. В середине июля я попросил прихожан помочь мне убрать к Ильину дню хоть одну сторону, где центральные ворота. Работали несколько дней, работали и накануне праздника. Иду в храм приготовить книги и облачения к всенощной. Во дворе разгребают вилами и лопатами кучи ржавой проволоки от венков, банки, бутылки, спинки от металлических кроватей: из них ограды могильные делали. Человек сорок работают дружно, непременно эту часть сегодня уберут. На центральной дорожке стоит какой-то плюгавый мужичонка и что-то бормочет, время от времени перемежая бормотание отборным матом, ни к кому конкретно не обращаясь. Я велел ему убираться вон со двора и пошел дальше. На пороге меня догнала страшно взволнованная староста: «Батюшка, это Анатолий, юродивый из Вологды, с ним так говорить нельзя, он прозорливый, его все батюшки почитают». Я пообещал тоже почитать его, когда он будет трезвый и не будет церковный двор матом поганить. Через час иду обратно, мужик стоит все там же, в кармане бутылка, в руке стакан, в другой луковица, работающих осталось человек семь, остальные разбежались. Толик -прозорливец каждой второй пообещал: если не будет бутылки, если не будет твердой колбасы, если не будет кругленькой денежки, тебе, падла, нож в спину и тебе, сука, нож в спину. «Это он их всех обличил за похоть и пьянство, поэтому твердая колбаса и круглая денежка», — охотно пояснила не отстающая от меня ни на шаг староста. «Видишь, батюшка, прозорливый». Я взял Толика одной рукой за шиворот, другой — за штаны и почти бегом повел со двора. Он уронил стакан и луковицу, мычал, матерился, обещал укусить меня, и я, де, тут же помру, в воротах он ухватился руками за прутья, упал и мне пришлось отпустить его. Наш алтарник, тоже Анатолий, уложил его в своем доме спать, а прозорливец вытащил из мешка еще одну бутылку и надрался уже до скотского состояния.

Перед Всенощной я опять велел ему убираться с прихода, он, сидя на лавочке, заплетающимся языком, но очень обстоятельно объяснил мне, где он меня видал, куда мне нужно идти, и что он сделает со всеми попами — брюхатыми дармоедами. Вот-вот нужно начинать Всенощную, но я все же не поленился пойти в Кадников (в оба конца 6 км), позвонил в Сокол, Толик получил 10 суток, а за мной среди моих собратьев утвердилась слава безбожника. Строже всех осудил меня о. Ярослав Гнып, с которым мы были близкими приятелями. Он терпел от Толика все — и похабщину, и мат, и облака злосмрадного дыма, и захарканные полы и стены. Сегодня я встречаю имя о. Ярослава под документами национал-ортодоксов вроде о. А. Шаргунова и о. В. Свешникова. Они все протестуют против «расстрела парламента», «государственного переворота» и «антинародного режима Б. Ельцина». Зато сам Толик проникся ко мне глубочайшим уважением, и всякий раз, если я появлялся возле Вологодского кафедрального Собора, строго предупреждал всех, кто сидел на паперти, всех сирых и убогих алкашей, что порвет рот каждому, кто посмеет материться при кадниковском попе». (Записки сельского священника, с.108-109)

Матронушка не пророчествовала о твёрдой колбасе и о круглой денежке, но повествования о ней граничат с такими же анекдотами.

«В детстве блаженная Матрона играла в куклы. То есть как понять «играла»? Она ходила в широком платье. Нашили ей самодельных кукол, и вот она бросала по одной этой кукле за пазуху, а они проскакивали через платье и падали вниз. Этим она показывала, что матери будут убивать своих детей во чреве». (с.24)

Пророчества о Л.М. Кагановиче, о дяде Никите, который «подвозил в Кремль продукты», можно легко проверить и назвать ахинеей. Но как комиссия по канонизации проверяет вещие сны?

«И вот я вижу сон: стою и смотрю, как Матушка облачается в мундир генеральский царских времён с аксельбантами, лентой полосатой через плечо, и прикрепляет на груди множество значков, а я спрашиваю: «Матушка, что это такое?» Она отвечает: «Это регалии – мои заслуги перед Богом». Я спрашиваю: «А куда же Вы так одеваетесь?» А она, недовольно: «Куда-куда, к Самому Богу Саваофу на поклон, ведь до сих пор по делу Ростислава нет ответа!» (с.119)

Матронушка за бредовые сны не отвечает, и З.В. Жданова не отвечает, а миллион наших соотечественников (может, два миллиона, может, три), воспитанных на баснях исторического материализма, недоумевают: почему мы, приходские попы, не облачаемся в мундир и не демонстрируем регалии – наши заслуги пред Богом Саваофом. Впрочем, пожалуй, «кресты с устрашениями», митры и прочие побрякушки и есть такие «регалии».

***

Вкусы одних православных христиан вполне удовлетворяет бестселлер З.В. Ждановой, другим христианам требуется «интеллектуальная» книга архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые». Тираж примерно тот же, миллион, если не больше. И общее число чудес в обеих книгах примерно то же. И басенки, и анекдоты приблизительно одного уровня. Но между двумя бестселлерами есть кардинальное различие: книга о. Тихона призвана выполнить задание общегосударственной важности: она учит нас любить любое тоталитарное общество, любить любого начальника только за то, что он начальник. Каким бы крокодилом, удавом, шакалом, медведем на воеводстве он, начальник, ни был. Для православного христианина смирение перед начальником – мать всех добродетелей. Сие выше поста и молитвы. Смирению перед начальником, которому обучает россиян книга о. Тихона, даже Самого Господа нашего Иисуса Христа пришлось обучать: «Когда он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Иисуса по щеке, сказав: «Так отвечаешь Ты первосвященнику?»» (в славянском тексте – «архиереови»). (Ин.18:22)

По мере развития и укрепления в нашей Церкви так называемого «сергианства», принцип соборности, возрождённый Поместным собором 1917-1918 гг., всё более умалялся, усыхал, скукоживался, замещался изначально не просто чуждым, но враждебным христианству принципом административного  властвования, большевистского «демократического централизма». Нынешний епископ Русской Православной Церкви – дурная пародия на первого секретаря обкома КПСС. Он – Владыка, священноначальник. Напрасно Иисус Христос умалил Себя, напрасно мыл ноги апостолам.

В последние годы всё шире входит в обиход совершенно переосмысленное слово «священноначалие», в этом новом значении категорически отвергающее и соборность, и свободу.

«В Церкви различают то, что называется благодатным духовным послушанием старцам и духовниками… и дисциплинарное, административное послушание церковному священноначалию». (с.166)

«Как говорил отец Иоанн, священноначалия следует слушаться всегда и во всём». (Там же)

«Отец Иоанн с огромным благоговением, любовью и послушанием относился к церковному священноначалию». (с.66)

Таких назиданий о безусловном подчинении священноначалию («ибо через него Господь откроет Свою волю») в книге архимандрита Тихона не счесть. Читающий да разумеет: смирение, послушание всегда и во всём.

Рассказ о сущем разбойнике священноначальнике Гаврииле (Стеблюченко), через которого «Господь открывает Свою волю», начинается так:

«Безграничным владыкой и хозяином Псково-Печерского монастыря в те годы был наместник архимандрит Гавриил. О его крутом нраве в церковных кругах до сих пор ходят легенды». (с.157)

«Крутой нрав» здесь – политкорректный синоним слов «хам, самодур, мерзавец». Во внецерковных кругах о нём до сих пор ходят легенды как о хлебосольном хозяине, у которого любой чиновник мог хлебать французский коньяк и закусывать паюсной икрой. Или севрюжиной. Или осетриной. Наместник в монастыре – что пахан в шайке, что фюрер при тоталитарном режиме.

«Скажем, разгневается наместник на какого-нибудь непонравившегося ему паломника или на глупого дерзкого туриста и закричит, грозно указывая перстом:

— Схватить его! Выкинуть вон из монастыря!!! — мы, разумеется, со всех ног кидаемся исполнять приказание». (с.174)

Поведение пахана омерзительно. Но во сто крат страшнее его влияние на послушников: ведь они хватали, волокли и вышвыривали вон без малейших угрызений совести, — как пишет сам о. Тихон. В монастыре за много лет не отыскать даже намёка на принципы соборности, свободы, любви, и ни один насельник не испытывал потребность в них. Но прошедший школу гаврииловского послушания автор глух и слеп к основам христианства, к Евангелию.

«На свете есть только один повод, когда послушник может, и не просто может, а должен оказать неповиновение, — говорил отец Иоанн. — Это если приказание противоречит евангельским заповедям. Но такого, слава Богу, на моём веку не случалось». (с.166)

Вся жизнь о. Гавриила, всё его игуменство, все его приказания неизменно противоречат евангельской и апостольской заповеди любви, о. наместник отметает заповеди блаженства, а о. Тихон утверждает – «не случалось». Книга архимандрита Тихона – это фундаментальные идеи коммунизма-большевизма в православной упаковке. «Дисциплинарное послушание наместнику в монастыре для всех нас было безусловным и само собой разумеющимся. Именно, подчеркну, безусловным, сколь это ни покажется светским людям странным, глупым и нелепым». (с.168)

Светским людям не покажется. Именно безусловное послушание – основа любого тоталитарного режима, его первая и большая заповедь. «И если он скажет «солги» — солги, и если он скажет «убей» — убей», — требует Ф.Э. Дзержинский в стихотворении Э. Багрицкого.

«Когда мы спросили, а что было бы, если бы Аввакума и правда зарезали, отец наместник спокойно ответил: «Мы бы его отпели». (с.168)

Жизнь постоянно ставит нас перед необходимостью выбрать одно из двух: да-нет, плюс-минус, свет-тьма, белые-красные, Христос-Варавва, правда-ложь. Перед такой дилеммой стояли советские писатели, композиторы, художники: за или против А. Ахматовой, Б. Пастернака, А. Солженицына. Святые старцы Псково-Печерского монастыря, не колеблясь, стали в одну шеренгу с С. Михалковым, В. Кочетовым, М. Шолоховым, А. Софроновым. Со всем советским народом и его правительством.

«Из обители ушли сразу десять монахов. Они написали патриарху письмо, в котором заявили, что покидают монастырь в знак протеста против грубого, деспотичного поведения наместника, и требовали незамедлительно удалить архимандрита Гавриила из обители. Все эти монахи были в основном замечательные молодые люди. Они поселились в Печорах в домах прихожан и стали ждать ответа на своё послание. Вскоре в Печоры прибыла высокая комиссия из Патриархии с указом о снятии архимандрита Гавриила с должности. Престарелый псковский Владыка, митрополит Иоанн, созвал монастырский собор. Вся братия собралась в трапезной, и архиерей, приехавший из Москвы, поставил вопрос об отношении к наместнику. Повисло тягостное молчание. И тогда первым слова попросил казначей архимандрит Нафанаил. Он зачитал написанное им обращение к патриарху – с просьбой оставить наместника в обители.

Московский архиерей удивился, но спросил, не хочет ли кто-нибудь ещё подписать это послание. Снова повисло молчание. И вдруг с места поднялся самый почитаемый в обители старец, архимандрит Серафим.

— Где подписывать? – как всегда кратко спросил он.

Подошёл и поставил свою подпись. За ним подписали духовники и остальные монахи. Несколько монахов воздержались». (с.161-162)

Об архимандрите Нафанаиле, лжеце и клеветнике, первым потребовавшим Варавву, архимандрит Тихон пишет предельно ясно и лаконично: «Ну, настоящий Плюшкин! Только святой». (с.97) А архимандрит Серафим – самый почитаемый в обители старец.

Избави нас Бог и страну нашу Российскую от таких писателей, таких святых и таких старцев.

Нет смысла переписывать здесь всю книгу архимандрита Тихона, как нет смысла выпивать до дна всю воду в море, чтобы понять её вкус.

епископ Тихон (Шевкунов)

Миллионы наших соотечественников еженедельно ходят в храм, регулярно исповедаются, причащаются, слушают наши проповеди, умиляются. А потом несут свои скудные заработки астрологам, колдунам, народным целительницам (исследователи утверждают – не один миллиард ежегодно). Регулярно голосуют на выборах за коммунистов. Сетуют, что ни им самим, ни их детям не доведётся лизать сапоги И. Сталину, Г. Ягоде, Н. Ежову.

Плачут над книгой о. Тихона о «несвятых святых» подлецах, мерзавцах, предателях. Табунами идут в тоталитарные секты.

Грош цена всем нашим проповедям, если книга о священномученике Иосифе, митрополите Петроградском, изданная в 2011 году тиражом 700 (семьсот!) экземпляров, и сегодня, в мае 2013 г., пылится на полках книжных магазинов.

Святые Новомученики и Исповедники, молите Бога о нас!

Something is rotten in the state of Denmark…

Источник

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: