Духовный закон неосуждения

9 месяцев назад Алексей Плужников

 Грешно вам осуждать служителей епархии!
— Я батюшка.
— Ой…
«Парадоксы православия»

Многие благочестивые верующие твердо знают: нет греха страшнее, чем осуждение «служителей епархии»: священников, не говоря уже об иерархах — о последних даже думать нельзя, не то чтобы осуждать.

При этом нередко предполагается (хотя не всегда вслух произносится), что нельзя осуждать только служителей, а вот простых мирян вполне можно, если заслужили. Нет, конечно, надо сначал скрестить пальцы: «не хочу осуждать, но…» — и дальше уже как бы и можно. Если и грех, то махонький, легко снимаемый на исповеди оптом: «нарушил пост в среду, смотрел телевизор, разговаривал после причастия, осуждал ближних». Это не «осуждал вас, батюшка, потому что вы купили мерседес, а в храме сквозняки из гнилых окон». Тут тебе грех похлеще хулы на Духа Святого, ибо хула на настоятеля не простится не только тебе в веке сем и в приходе сем, но и твоим правнукам.

Конечно, осуждение геев, сектантов, алкоголиков, вертихвосток в штанах, соседки тети Зины-ведьмы, зятя и Барака Обамы — это не осуждение, а праведный гнев, который вообще в добродетель засчитывается.

И да: когда запрещается осуждать священников, то порой подразумевается «нельзя осуждать правильных священников», тех, с которыми мы на одной волне. Нельзя осуждать батюшку Андрея Ткачева, нельзя осуждать батюшку Димитрия Смирнова — грех сие великий! А вот того батюшку-либералишку, батюшку — противника войны с Украиной, батюшку-экумениста, батюшку — несогласного со старицей матушкой Непростинией, — как бы и можно, ибо заслужил, поганец. А уж если батюшка твоей волны ругает батюшку-либералишку, то это и не осуждение вовсе, а благословение духовника, подвиг прямо-таки исповеднический.

Порой прихожане, правда, впадают в логический ступор: батюшка с амвона или в беседах, или в своих статьях осуждает (обвиняет, ругает, критикует, анализирует, размышляет — неважно, все равно осуждает) кого-нибудь из священников. Что делать бедным прихожанам? Осуждать ли осуждающего батюшку? Ведь он плохо поступает, но его осуждать нельзя…

Куда как обиднее и ближе к сердцу, когда батюшка-настоятель осуждает (ругает, дальше по списку) прихожан. Например, некоторые мои прихожане во времена оны обижались, и говорили мне, что я «осуждаю» тех, кто приносил на канунный столик просроченные продукты. Причем говорил я это прихожанам, но не о них, а о тех «захожанах», которые таким отличались. Но прихожанам (некоторым) все равно казалось, что батюшка должен «любить» и все смиренно принимать, а Бог ему не позволит сдохнуть от отравления.

Ну и конечно, не каждый прихожанин рискнет подумать, что батюшка «осуждает», если харизма у батюшку близка к ткачевской или смирновской — тут переждать бы бомбежку да живым из храма выползти…

Как я уже сказал, про архиереев даже думать грешно, в любом контексте. Архиерей для прихожанина (если это только не привыкшие прихожане кафедрального собора) — это даже не человек, это таинственное существо, окутанное ореолом пышности, важности и благолепия, которое под гром колоколов, рык протодьякона и под ручки иподьяконов внезапно появляется посреди храма, на него надевают великолепные одеяния, и он потом величественно воздевает трикирий и дикирий, или возглашает грозно: «Призри на виноград сей!»… И из всех сразу благоговейный сок выжимается, ибо практически Господь Саваоф в образе архиерея спустился с небес, чтобы почтить недостойных своим величием.

Раскрою страшную тайну, о которой многие благочестивые прихожане и не подозревают, ибо тут надо помыслить, а от помысла до осуждения — один шаг…

Больше всех служителей епархии осуждают… сами служители епархии. Пономари осуждают дьяконов, дьяконы — священников, младшие священники — настоятеля, настоятели — благочинного, и — страшно помыслить! — архиерея, который в очередной раз поднял епархиальный налог и количество товара, который надо выкупить с епархиального склада.

Конечно, в обратную сторону осуждения не бывает — это все знают. Начальник не осуждает подчиненного — он его наказывает, вразумляет и смиряет. Поэтому архиерей не осуждает священника, когда подписывает указ о его снятии с настоятельства и отсылании в Муходрищенск по навету благочинного. И благочинный не осуждает того же настоятеля, когда нашептывает на ухо архиерею истории о придуманных грешках настоятеля, которого надо снять с прихода.

И настоятель не осуждает клир своего прихода, когда платит им гроши и гоняет в хвост и гриву. И даже бабуля — старшая по третьему подсвечнику слева от иконы Николая Чудотворца не осуждает девку в юбке-невидимке, когда вразумляет ее мокрой тряпкой по ногам.

Вот это главный духовный закон, который нужно всем желающим стать православными знать и помнить:

осуждать нельзя, когда ты стоишь хотя бы на ступеньку ниже в реальной или виртуальной иерархии. А когда ты стоишь на ступеньку выше, то ты уже не осуждаешь — ты всегда прав.

Поняв и приняв этот простой закон, сможешь легко и уютно жить и духовно поживать.