Экзамен

2 недели назад Виктор Смоленский

Отрывок из романа «На реках Вавилонских».

***

Второй курс готовился к экзамену. Каждый получил задание написать билет: разумно изложить его содержание на небольшом листочке бумаге. Те, кто в течение года штудировали конспект с лекциями, по привычке читали его и перед экзаменом. Уши у них становились пунцовыми, а взгляд туманным. Это вызывало насмешки у тех, кто окончательно решил не загружать голову. Они неестественно храбрились и придирчиво проверяли качество подготовленных листиков.

Предмет, по которому готовилось испытание, назывался общей церковной историей. Он включал такое обилие дат, событий и имен, что их усвоение было затруднительно даже способному ученику.

Экзамен принимал отец Гликерий, низенький и весьма тучный батюшка с редкой рыжеватой бородкой. Накануне экзамена он пользовался всеобщим почетом и вниманием. Его отлавливали во дворе, приставая по самым пустяшным вопросам.

— Отец Гликерий, смилуйтесь на экзамене! – издали кричали ему студенты.

— Отец Гликерий, милости, а не жертвы!

— Учите, учите, братья, — скороговоркой говорил батюшка, приятно улыбаясь.

Он поправлял сползшую на лоб скуфейку, осторожно оглядывался по сторонам и семенил в монастырскую бухгалтерию.

— Батюшка, есть ли надежда? – кричали ему вслед.

— Есть, есть, братья! Почитайте только что-нибудь, — отвечал батюшка, просовываясь боком в дверь. «Не дадут и на воздух выйти», — сердито думал он.

Отец Гликерий был неглупым наставником. Он опытно постиг, что его лекции вместимы в ум ненадолго, что в приходской практике священнику вряд ли понадобятся подробности византийских дворцовых интриг или тонкости догматических споров. Да и сам он, опрашивая на уроках, частенько позевывал и поглядывал в припрятанный под книжку конспектик.

Способ, который использовали семинаристы на экзамене отца Гликерия, отличался цинизмом и был пригоден для самых безобидных наставников. Студент вынимал билет, громко называл его номер и возвращался к своему столу в классе, якобы для того, чтобы захватить чистый лист. Он действительно брал лист, но внутри его находились заранее подготовленные ответы. После прочтения лист незаметно роняли или передавали назад.

Затею студентов батюшка разгадал очень скоро. Ему стало неловко перед ассистентом, который, однако, проявлял полное безразличие. Прервать экзамен было рискованно: последовала бы расправа ректора. Отец Гликерий волновался, нервничал, злился. Веснушчатое лицо его покраснело, лоб то и дело приходилось вытирать от испарины.

— Быстрей, быстрей! – подгонял батюшка. – Почему вы долго готовитесь?

— Не успеваем, батюшка! – оправдывались семинаристы.

Такой ответ вызывал двусмысленные смешки и отца Гликерия не устраивал. Едва студент садился для подготовки, батюшка назойливо вопрошал:

— Ну что, созрел? Давай, давай… Двойку не поставлю!

В экзаменационной ведомости батюшка поставил несколько хороших оценок (для смирения, как он выражался) и усеял ее пятерками. Ему искренне пожелали здоровья.

— Ну, как я вас отмочил? – спрашивал отец Гликерий, устало выходя из семинарского корпуса. – Не очень мучил? Не обиделись?

Вечером он одиноко бродил по монастырской дорожке. Видя улыбающихся студентов, батюшка отворачивался.

— Козлы, козлы тупые, — бормотал он. – Все, все списали…

Гликерий был пьян.

Читайте также:

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal