Епископ — женат не более одного раза

8 месяцев назад Вячеслав Король

Вот за что я люблю РБО, так это за согласие смысла изложенного с Правилами Православной Церкви (правда, в отношении священства). Мне тут «протирали мозги», что чтение Нового Завета РБО под ред. Кузнецовой — моветон. Но, посмотрите, какой смысл получается по Синодальному: «Епископ — муж одной жены». Всё ясно? Короче, у епископа не может быть нескольких жён одновременно (а в те времена могли быть жены и наложницы). Так понимается эта фраза в XX-XXI веках. А вот в РБО — всё правильно, одна жена на всю жизнь. Не может быть после первой второй жены, или третьей. Это же епископское требование осталось для кандидатов на священство.

Мнение апостола Павла

Редактируя статью Клерика Престона, читая блог Кураева, его интервью разным изданиям, ловил себя на мысли: а что в нашей Церкви православной всё так сложно? Зачем Церковь наперекор рекомендации апостола Павла Тимофею вынуждает епископов на целибат? Ведь сказано всё ясно и понятно: «Верно говорится: если кто стремится к руководству (епископству), то желание его похвально. Итак, руководителем церкви должен быть человек безупречной жизни, женатый не больше одного раза, трезвомыслящий, рассудительный, степенный, гостеприимный, способный учить; не пьяница, не драчун, умеющий владеть собой, мягкий, не задиристый, не падкий до денег; человек, способный хорошо управлять своим домом, отец послушных и достойных детей. Ведь если кто не может управиться с собственными домочадцами, сумеет ли он позаботиться о Церкви Бога? Он не должен быть из новообращенных, не то раздуется от важности и навлечет на себя ту же кару, что и дьявол. Нужно, чтобы и вне церкви у него была добрая слава, не то пойдут пересуды, и он угодит дьяволу в сети». (1 Тим. 3:1-7) Практически слово в слово то же сказано в Письме к Титу 1:6-9.

Два пути и идея целибата

Я прекрасно понимаю, почему епископов понудили на целибат, не смотря на такое явное указание о брачном пути епископов. Есть теория о двух путях, которые чётко очерчены в Новом Завете, в самых разных местах. И путь девственный ставится выше брачного, и Христом, и Павлом. Естественно, что в эпоху становления монашества, брак даже пришлось защищать специальным правилом Шестого Вселенского Собора, чтоб его не причислили к греху не в меру православнутые. Из этой эйфории и появилась практически тотальная агамия епископов на Востоке уже в IV веке.

За тотальный целибат на Западе, который начал оформляться с III века для священства и епископства, я молчу. Его плоды нам известны, и таких плодов лучше и не знать. В этом плане меня всегда «умилял» образ Арамиса и его кузины белошвейки.

Целибат епископов учрежден ещё задолго до разделения Церквей, и был основан на вроде бы благочестивом предположении от того же апостола Павла, что женатый больше будет заботиться о семье, а не о состоянии церковных дел на кафедре. Предположение крайне однобокое, совершенно не учитывающее тот факт, что епископ остаётся человеком со всеми страстями и пороками, часть из которых невозможно протестировать по рекомендации апостола Павла.

Идея целибата для епископов наверняка была навеяна «золотым веком» монастырей, когда монастыри оказались светильниками духовности. То была эпоха подвижничества высшей пробы, которая породила учителей благочестия, аскетическими рекомендациями которых пользовались подвижники более 1000 лет. В той среде целибат был идеализирован, а рекомендация апостола Павла была проигнорирована на волне эйфории от большого числа достойных среди безбрачных. Была сделана обобщающая экстраполяция на будущее, и Церковь заболела… рахитом. (В момент бурного роста у детей при недостатке витамина D и кальция происходят часто необратимые деформации костных структур.)

«Пост» епископов и его последствия

Церковь тоже переживала этап бурного развития, находясь в детском возрасте, а её епископству (надзирателям) предложили пожизненный строгий пост. Вот и начало срастаться всё очень плохо и криво, если во времена Юстиниана в VI веке оказалось необходимо провести экзекуцию с «голубыми» епископами и министрами, упомянутую Кураевым и в статье Клерика. Рахит Католической Церкви, конечно, намного более удручающ из-за целибата священства. Но и наша клиника ещё та. По мнению и уровню информированности Кураева из 300 епископов РПЦ 50 — геи. При этом, нам не известно, у скольких есть любовницы, если даже у патриархов находятся то руководители фондов женского пола, то троюродные сёстры, то названные «духовные сёстры». И дети бывают. Знакомые, заставшие тогда ещё митрополита Филарета Денисенко на должности ректора МДА, видели детей, очень похожих на владыку, которые беспрепятственно бегали по Лавре. И это покрывалось на самом высшем уровне, и «сор из избы» не выносился.

И сие не только в нашем веке есть и было, но было и в III-IV веках. Вот что пишет по этому поводу протоиерей Александр Лебедев: «…в данное время (II-IV вв.) Церковь еще не была решительной и бесповоротной в отношении данного вопроса (агамии епископата), то следует сказать, в этом в значительной степени было виновно само безбрачное духовенство, некстати подрывавшее быстро пробуждавшееся к нему народное доверие своим сожительством с так называемыми „духовными сестрами“ или „возлюбленными“. Известно, как бичевал это позорное явление церковной жизни II и III христианских веков святой Киприан Карфагенский в своих письмах».

Так что «духовные сёстры» — это не изобретение наших предстоятелей и экзархов.

Сейчас владыки кроме монастырских апартаментов имеют и загородные резиденции. И как там происходит смирение плоти или обратные процессы, нам не известно. Но по количеству голубых можно догадываться, что и «женатых» не мало. И лично я это грехом не считаю. Этот статус соответствует рекомендациям апостола. Грех только в том, что появляется нарушение монашеского обета и лукавство в сокрытии отношений мужчины и женщины, поскольку они запрещены этим обетом. Просто не надо выдавливать из кандидатов эти обеты, и все будет по-христиански.

Заставлять епископов быть монахами в современном состоянии развития общества — форменное фарисейство высшей пробы, как говаривал Баламут, завершая тост. Сейчас монашество умирает. О том, что время монастырей прошло, говорил ещё святитель Игнатий (Брянчанинов) 150 лет назад. Современное общество с огромным трудом продуцирует единичных подвижников, готовых к монашеству. Прогрессия искажённости человеческой природы, укоренение греховности по мере удаления от точки повреждения не позволяют думать, что это временные тенденции. И жить дальше стандартами IV-VI веков не просто не умно — это похоже на горделивое безумие. Типа, мы можем быть такими же ревностными и аскетичными, как во времена аввы Дорофея в VI веке.

Обратная зависимость

Но дело не только в эпохе. И во времена аввы Дорофея (ещё при его жизни родился Юстиниан) уже были проблемы. И здесь я скажу мысль, противоречащую концепции развития Тела-Церкви, которая работает в отношении богословия, но не работает в Литургике и нравственности. В богословии действительно происходила постепенная кристаллизация догматов и разработка вероучения. Но в нравственности, чем дальше от прихода Христа, тем тяжелее людям давалось подвижничество. Здесь образ развития человека тоже уместен. Чем ближе к младенчеству, тем чище. В юности — много порывов и в ереси, и в страсти, и в готовность с чистым сердцем к подвижничеству. Потом проявляется зрелость, которая может сопровождаться усталостью, скепсисом, расслабленностью, потаканием страстям. Какое уж тут монашество?!

Так вот, смею утверждать, что при апостоле Павле степень богословского оформления христианства была минимальной, младенческой, а степень нравственности была максимальной, тоже младенческой. И даже в этом состоянии разврата было предостаточно, раз апостол поучает: «Относительно того, что вы писали мне в письме: „Лучше мужчине не прикасаться к женщине“. Но раз так много разврата, то пусть у каждого мужчины будет своя жена и у каждой женщины свой муж» (1 Кор. 7:1-2). И вот, в этом состоянии, апостол Павел говорит о жене и детях епископа, а «зеленая», самонадеянная и порывистая молодость Церкви ужесточает норму, в состоянии уже меньшей сопротивляемости греху. Постепенное предпочтение поставления на кафедру безбрачных, привело к закреплению практики уже в VI веке, а в VII веке 12 Правило Трульского Собора канонизирует эту практику.

«Людское мудрование» о целибате епископов

Понятное дело, что практика появилась не сама по себе. И на это есть нужное высказывание апостола Павла: «Конечно, я желал бы, чтобы все люди были, как я, но у каждого свой дар от Бога: у одного один, у другого другой. И мне хочется, чтобы вы ничем не были озабочены. Неженатый озабочен делами для Господа, чтобы угодить Господу, а женатый озабочен мирскими делами в угоду жене и разрывается на части. Все это я говорю для вашего же блага, а не для того, чтобы тащить вас за собой на аркане. Нет, я хочу, чтобы вы всегда жили для Господа как подобает и ни на что не отвлекаясь. Но если он твердо стоит на своем, никем не понуждаем, полностью владеет своими чувствами и твердо решился в душе хранить ее девственность, он тоже поступит хорошо. Что из этого следует? Что и тот, кто вступает в брак с невестой, поступает хорошо, и тот, кто не женится, поступит еще лучше» (1 Кор. 7:7, 32-35, 37-38).

И здесь возникает явно фарисейское условие для поставления в надзиратели. Апостол в первой приведенной мною цитате говорит, что тот, кто хочет епископства, достоин похвалы. В последней же цитате сказано, что выбор девства должен быть без понуждения, при полном контроле чувств. Христианские же Церкви «желающих похвального дела» «понуждают к девству», даже если шито белыми нитками, что кандидат «не владеет своими чувствами» и страстями, или даже этого никто и не пытался проверить. Главное — монашество, а какое оно по качеству — дело десятое.

Мне кажется, что изначально было безусловное доверие следующему силлогизму:

1. Епископское служение — высшее (надзиратель за пресвитерами).

2. Из двух состояний — брачное и девство, последнее — более высокое. «Не все могут принять то, что Я сказал, а только те, кому это дано, — ответил Он. — Есть люди, которые не могут жениться, потому что они такими родились. Других евнухами сделали люди, а есть и такие, кто не женятся ради Царства Небес. Тот, кто может принять, пусть примет!» (Мф. 19:11).

3. Значит, епископ должен быть девственником.

Формула простая и ясная, но только на первый взгляд. Всё же сам апостол нигде не сказал, что лучше епископу не жениться. Наоборот, подчёркнуто обратное. Логика — не лучшее средство в обосновании церковного устройства, поскольку является инструментом людского мудрования. Дух словами апостола о епископах сказал явно. Если же кто из кандидатов готов к высшему состоянию девственного служения, проверив временем и опытом себя, что не впадёт в блуд или голубизну, это нужно только приветствовать, но не вменять в обязанность.

Является ли идея статьи обновленчеством?

Мне скажут: рядишься в обновленцы? Да, знаю, был обновленческий собор в 1923 году, на котором по этому вопросу была принята такая формулировка: «Епископат, согласно категорическому требованию самого Бога, повелевшего через Апостола Павла, должен быть брачным. Только для лиц действительно неспособных к семейной жизни и в то же время незаменимых для пользы Церкви может быть сделано исключение, каковое ни в каком случае не должно носить массового характера».

Как видите, моя формулировка намного мягче. Я не говорю, чтоб все епископы были женатые. Каждый, перед хиротонией, выбирает свой путь. И если хиротония совершается над достойнейшим белым священником, то пусть он остаётся в браке. Я вижу в этом не обновление. Обновление было в самой агамии епископата, по отношению к духу свободного выбора своего пути в брачном или безбрачном состоянии. А принуждение к безбрачию для того, чтобы достойный и благочестивый семьянин стал епископом — это церковное фарисейство и переоценка духовных сил своих адептов. А к фарисейству люди склонны всегда, в силу ограниченности понимания Истины. При сильной ограниченности и бесчувствии духовном даже рождается ханжество. Кстати, епископ, у которого есть «духовная сестра», и который в проповеди на соответствующее место станет говорить о высоте девства, и будет ханжой.

Если бы епископов в РПЦ вместе с УПЦ было человек 50-70, то для этого количества можно было найти достойных безбрачных. Но можно найти достойных брачных, которые будут духовнее безбрачных и полезнее для Церкви. И отсекая их фарисейским требованием того, чего ни Христос, ни апостолы не требовали, мы лишаем Церковь столпов духовности и пастырской заботливости в угоду часто «сухому» и бездуховному монашеству (издевательства владыки Евсевия над отцом Павлом Адельгеймом тому яркий пример).

О неполноценности опыта монаха

Опыт в организации обычного прихода, опыт в правильном семейном устроении дают белому благочестивому священнику бесценный опыт построения прихода-семьи (см. статью священника Фёдора Людоговского на «Киевской Руси»). Мы все знаем чисто светский опыт, что самым толковым руководителем бывает тот, кто прошёл от рабочего, через бригадира и начальника цеха до директора. Такой руководитель знает все нюансы производства и понимает, как создать качественный механизм взаимодействия.

Но как может понимать монах проблемы белого духовенства, особенно если он мажор, и, не достигнув и сорока лет, ходит в митрополичьем белом клобуке? А монашество было просто как условие карьерного роста, но никак не призвание. Как он поймёт и сможет оценить свой клир, если он о целом сегменте жизни этого клира имеет очень плоское представление по детским впечатлениям? К тому же у него напрочь нет опыта воспитания своих детей, нет опыта понимания женской половины верующих, нет понимания объединительных мотивов в разнородной приходской среде. Мне скажут, что эти качества нужны священнику, а не епископу. А надзиратель за священниками не должен понимать суть проблемы?

Я в своей статье «Женская доминанта в Церкви и мужской кружной путь» писал о ситуации, когда епископ, не запариваясь с выяснением ситуации, пошёл на поводу у «десятки», и толкового и духовного батюшку перевел на другой приход. А был бы у него личный опыт, уверен, что зачинщицу в «десятке» пристыдил бы, и это было бы на пользу и смирение зарвавшимся бунтовщицам. У нас епископы напрочь оторваны от реалий приходской жизни. Им только подавай «десятину» да «конверты» после совместного служения. Потому, уверен, что указание апостола Павла на моногамию епископов стоит выше агамии, когда последняя есть выбор христианина как такового. То, что узаконила Церковь, есть насилие над личным выбором пути христианина, вычёркивание достойного белого духовенства из кандидатов в епископы и поставление в надзиратели людей, оторванных от понимания бытия общинного строя ввереных приходов.

Как такие епископы могут поднять на Синоде вопрос о понятности языка богослужения? Литургическая реформа? А зачем? И так деньги плывут. Если им нет дела даже до голубых иеромонахов, то о какой соборности в Церкви, о которой ратовал отец Павел Адельгейм, может идти речь? У нас есть вертикаль, в узле которой находится епископ, оторванный от реалий, не избранный, а назначенный на кафедру. Проявить озабоченность он может только в случае, если с прихода деньги не идут. Потому ни епископам ни Синоду нет дела до проблем приходов. Если бы епископ на замену почившему назначался из самых уважаемых белых благочинных этого региона, то и инициатива снизу доходила бы оперативно до самых верхов. Потому я глубоко понимаю составителей формулы обновленческого собора 90 лет назад, что неженатые епископы могут быть в порядке исключения, но основу должны составлять женатые, из среды священства.

Что делать?

Говорят, что последствия рахита в скелете практически неисправимы, но практика показывает, что правильную структуру тела всё равно знают мышцы. Если создать мощный «мышечный корсет», то большинство последствий рахита устранимо силами организма. Его тяжело создать. Нужна сильная воля. Да, сказать сейчас, что епископат может жениться, это ж всецерковный скандал. Но и воскресение мёртвых было «скандалом для эллинов». Само христианство в языческой среде с причастием Тела и Крови было крайне скандальным.

Нашей Церкви не привыкать. Нужна сильная воля, чтоб исправить неправильно сросшийся скелет, через оздоровление тела, чтоб в здоровом теле появился и здоровый дух. А там может и сам Дух посетит. А то что-то в последнее время совсем старцы и духовные авторитеты перевелись.

Из риторики со Свидетелями Иеговы (мой недописанный кандидатский диссер по богословию в области сектоведения) я знаю, что великой блудницей из Апокалипсиса они называют смешение всех религий, кроме, конечно же, Свидетелей Иеговы. Почетные главенствующие роли там отведены нам и католикам. И, вы знаете, глядя на разложение высшей церковной иерархии (просто потому, что людское мудрование наложило на епископат «бремена неудобоносимые»), я допускаю, что если волевым решением не убрать эти бремена, то Свидетели Иеговы могут быть не далеки от истины. У нас может сложиться такая иерархия по качеству, что нужен будет новый этап мученичества, чтобы привести Тело в чувство. Не лучше ли самим заняться «мышечным корсетом» и самооздоровиться? Неужели мы до такой степени тупые, что в состоянии реагировать благочестиво только на посылаемые скорби? А просто поступить по совету апостола Павла слабо’?

Неужели лучше, чтоб было так: 50 из 300 — «голубцы», у сотни есть «духовные сёстры», ещё сотня осуждает и тех и других, и остаётся 50 нормальных, из которых 10 благочестивых и праведных? Ну, и зачем такой епископат нужен? Пусть женятся, кто хочет. Пусть поймут, что такое женщина (далеко не всегда смиренная), которая может быстро занять место клобука. Пусть воспитают детей, и когда дети пошлют их подальше и забросят участие в таинствах, тогда они поймут реальную цену своего надзирательства. Тогда станет видно, что те, кто не в состоянии навести порядок и благочестие в семье, не могут быть и епископами, по определению апостола.

Далее «голубцов» вычистить из Церкви железной метлой.

И в результате у нас вместо 50 нормальных епископов может получиться 200-250. А это уже совсем другой коленкор!

Главное препятствие — церковное фарисейство

Хочу напомнить, что выдумывание препятствий безбрачия для епископов не имеет прямого подтверждения Священным Писанием, только косвенное. «Дух ясно говорит, что в последние времена некоторые отступятся от веры. Они будут внимать духам лжи и учениям бесов, соблазненные лицемерием лжецов с клейменой совестью, которые запрещают жениться, не разрешают есть ту или иную пищу» (1 Тим. 4:2-3). Вся штука в том, что «последние времена» были, и 15 веков назад, и сейчас. И тогда и сейчас у нас понавыдумывали постов, при чем не постов, а воздержаний от мясо-молочной пищи. Епископов вынуждают воздерживаться от жён.

Итог: куча священников и православных с ожирением из-за того, что больше половины года сидят на углеводах, а епископы или прячут «духовных сестер», или пристают к мальчикам. Это следствие скатывания Церкви в фарисейство под внешне благочестивыми предлогами, с подсовыванием цитат из Священного Писания, не желая приложить разума к сложившейся ситуации.

В данном случае предлагаю вернуться к апостолу Павлу. Надеюсь, я доступно аргументировал насущную необходимость отказа от «обновленчества» IV-VI веков. Тогда, на эйфории, оно прошло незаметно. Сейчас отказ от него будет через «ломки», в прямом и переносном смысле. Но это необходимо, если мы хотим и дальше спасаться в здоровом Теле-Церкви, а не искушаться и соблазняться.

Назад, к Новому Завету! В отношении епископов этот призыв полностью оправдан.

Источник: ЕХ-ФАРИСЕЙ