Фильм Геннадия Шеварова «Мальчики»

6 дней назад Ахилла

Документальный фильм о первом посещении Екатеринбурга «наследниками Российского престола» — потомками царской семьи Романовых.

Автор фильма и режиссер Геннадий Шеваров, киножурнал «Большой Урал», 1993 г.

Лина Старостина:

Есть такая растиражированная фраза: история повторяется дважды — один раз — как трагедия, другой — как фарс.

В аэропорту Екатеринбурга ожидают важных персон, здесь собрались казаки, духовенство, весь цвет города. Духовой оркестр репетирует что-то духоподъемное, милицейские чины добродушно болтают с архиепископом Мелхиседеком и его окружением. В самом городе тоже спешат закончить последние приготовления, домывают памятник большевику Свердлова в самом центре, на проспекте Ленина, чтобы не ударить в грязь лицом перед высокими гостями.

Вот, к приземлившемуся самолету вытягивается шеренга казаков. Встречающие с букетами, флагами и радостными лицами окружают у трапа потомков Романовых — Великих княгинь Леониду Георгиевну Багратион-Мухранскую, Марию Владимировну, и Его Императорское Высочество Великого князя Георгия Михайловича, ещё совсем мальчишку. После торжественного приёма состоялась церемония возложения цветов к Кресту, установленному в память трагической гибели семьи последнего императора. И пока растет гора цветов, голос за кадром зачитывает перечень того немного, оставшегося от выброшенных и уничтоженных вещей, когда-то дорогих сердцам Романовых. Обгоревшие обломки, обрывки писем, рамочка для фотографий.

Но вот грустная церемония позади. И можно отпраздновать чудесное свидание претендента на Императорскую корону и сгрудившихся вокруг своего кумира подданных.

По традиции, под цыганскую залихватскую песню, юное Высочество выпивает чарку до дна и, переодетый в новехонькую, с иголочки казачью форму, с должной снисходительностью выслушивает многократные «ура» в свою честь. Праздник в зените.

Только черно-белые фотографии наследника, проплывающие перед глазами зрителя, диссонируют с всеобщим весельем.

Под торжественной перезвон колоколов, осеняемый многочисленными хоругвями, блистающий погонами, Крестный ход плывёт, щедро залитый солнцем. А голос за кадром напоминает об иконе с подписью, сделанной в Тобольске. Незадолго до смерти.

Вдохновленные историческим моментом, казаки собираются на митинг у ненавистного памятника, прототип которого признан ими виновником всех несчастий русской земли. Они даже забираются на постамент к Свердлову, чтобы разом покончить с врагом. Но уже подступает время прощания с прилетавшими на торжества Романовыми, и все перемещаются в аэропорт.

Уже порядком уставший наследник отщипывает крошку церемониального каравая, окидывает прощальным взором приобретенных за этот короткий срок верноподданных, и оправляется на родину в Испанию. Так привычней и спокойней. Ведь 75 лет назад его предка, бывшего тогда, в 1918 году, его ровесником, просто мальчиком, хоть и бывшим цесаревичем, Алексея Романова, тогдашние его подданные посчитали злейшим врагом и убили на глазах у родителей. Кто бы знал, что так обернется судьба, и страдавший от тяжелого заболевания крови ребенок погибнет вовсе не от этой болезни.

Пусть в далекой европейской стране спокойно живёт мальчик Георгий, а его императорский титул не станет для него строкой в обвинительном приговоре — ведь памятник большевику отмыт и стоит по-прежнему, в центре города на проспекте Ленина. И пусть его провожают задумчивыми и грустными взорами священники, прозревая непростые повороты нашей будущей истории.

Читайте также: