Гордый доносчик: петрозаводская история

3 месяца назад Егор Владимиров

В одном из главных фильмов про девяностые есть очень показательный диалог, который ведут между собой два эпизодических персонажа (собственно, они и появляются на экране только на эти полторы минуты). А диалог они ведут о том, что в принципе, конечно, убивать нельзя, «но если человек полное г…, то можно и завалить».

Удивительным образом вот эта мысль о том, что для своих, тех, которые не «полное г…», действуют одни правила – в которых уважаются и права, и свободы, и много что еще, а вот если мы считаем, что человек – «полное г…», тогда эти правила чудесным способом становятся неприменимыми, и в отношении этого человека можно все, стала в современной РФ настоящей, а не выдуманной «духовной скрепой».

Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть реакцию в социальных сетях на те или иные события граждан, которые позиционируют себя как «либералы» либо как «патриоты». Сравнительный анализ высказываний этих активистов покажет, что лексику они употребляют ровно ту же самую, что и их оппоненты – меняются только персоналии. И те, и другие вполне одобрительно относятся к тому, что за «неправильные» слова человека можно покалечить или убить, просто для каждой из этих двух групп «неправильными» признаются разные слова.

То, что между нынешними РФ-либералами и РФ-патриотами разницы нет никакой, и обе этих группы в равной мере приветствуют насилие в адрес тех, кто с ними не согласен, прекрасно иллюстрирует история, которая на минувшей неделе начала разворачиваться в Петрозаводске.

А история там следующая – довольно давно идет разговор о том, что на одной из центральных площадей города, площади Кирова, хорошо бы выстроить часовню. Как и в любом другом российском городе, всякий новодел от МП в уже сложившейся застройке вызывает у местных жителей прямо противоположные реакции: кто-то активно поддерживает, кто-то – наоборот, активно протестует. В последние году в фокус публичного внимания попадали и стройки в московском парке «Торфянка», и в Екатеринбурге.

Инициатором проекта постройки часовни в центре Петрозаводска выступает один из клириков местной епархии, Константин Савандер. Судя по его аккаунту во «ВКонтакте», вполне себе среднестатистический клирик. Несколько патриотичен (иногда может перепостить какой-нибудь НОДовский клип), ну а так – занимается тем, что делает на заказ деревянные изделия, продает их гражданам (цена на кресла и стулья не превышает 3000 рублей, а всякие детские деревянные мечи так и вообще за 100 рублей купить можно), а половину от вырученного собирает на стройку. При этом, что нехарактерно, оплату за изделия берет только после изготовления. Обычный мужчина средних лет из провинции, словом.

Протоиерей Константин Савандер/rk.karelia.ru

Но после того, как в начале этого года местное гостелевидение показало ролик с проектом уже готовой часовни, и вопрос о ее постройке казался уже вполне решенным, либеральная общественность, и ранее обеспокоенная такой клерикализацией Петрозаводска, решила принять соответствующие меры.

Меры от лица либеральной общественности решил принять владелец онлайн-издания «Черника», местного рупора гласности и свободы слова, свежеиспеченный орденоносец премии имени Сахарова Алексей Владимиров. Причем принимать меры г-н Владимиров решил старым, проверенным способом – написанием доноса в компетентные органы.

Алексей Владимиров/mustoi.ru

Как гордо заявил доносчик в интервью местному изданию «7х7», в процессе подготовки очередного материала он изучал аккаунт своего оппонента, протоиерея Савандера, в соцсети «ВКонтакте»: «копался, искал фотографии для своей публикации и наткнулся на очень интересные картинки: казнь партизан, Гитлер со всеми крестами, эсэсовцы там у него». После этого кавалер ордена «За мужество» премии имени Сахарова принял единственно верное, по его мнению, решение: он «подал заявления в прокуратуру, управление ФСБ России по региону и в центр по борьбе с экстремизмом министерства внутренних дел» с требованием наказать Савандера – пока что по ст. 20.3 КоАП РФ («Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами»). Ну а там, как легко может предположить каждый, хотя бы немного знакомый с особенностями российской правоприменительной практики, можно и другие правонарушения найти, уже уголовные – плана же никто не отменял, равно как и показателей по раскрываемости, а тут вот инициативный гражданин сам приносит материал в разработку.

Отец Константин на момент подготовки этого материала аккаунт еще не чистил – может быть, просто не знает о том, что на него уже донесли «куда следует». Поэтому все желающие, как и я, могут потратить несколько минут на то, чтобы долистать до тех картинок, которые привели в такой священный трепет борца за свободу слова (одна из них имеется в качестве иллюстрации и в публикации «7х7»). Да, на картинках изображены казненные партизаны, и рядом с ними стоят палачи в немецкой военной форме. Правда, под этой картинкой написано о том, что эти зверства не должны повториться – но этого либерал уже не видит, его задача уже выполнена: он нашел повод для того, чтобы вначале отправить упорного попа-строителя на 15 суток, а там, глядишь, если вдруг этими картинками еще кто-нибудь свободолюбивый оскорбится – так и года на три в колонию можно оппонента отправить. И вот тогда-то и процветут в Петрозаводске демократия и свобода слова…

***

…Меня иногда спрашивают, почему я так брезгливо отношусь к РФ-оппозиции – и я всегда отвечаю, что я не вижу разницы между ней и активистами, поддерживающими официальную линию. Мне омерзительны все те, кто призывает отправлять людей в тюрьму за перепосты картинок в соцсетях – при этом абсолютно неважно, каких именно картинок. Тоталитарным общество становится не тогда, когда все должны три раза в день совершать ритуальные поклоны перед портретом «Великого Учителя»; тоталитарным общество становится тогда, когда доносчики начинают гордиться тем, что они уличили другого в мыслепреступлении – и именно такой гордый доносчик сейчас обнаружился в Петрозаводске, и он такой в стране далеко не один.

И вот именно потому, что все фракции в российском обществе действуют по принципу «своим можно все, а для остальных написан закон», я предпочитаю быть вне любой из них. Потому что свобода слова — это не тогда, когда она есть у хороших людей; свобода слова — это тогда, когда она есть у всех людей (это же, впрочем, относится и к другим свободам). Но эта на первый взгляд очевидная штука для российского общества до сих пор остается экзотикой, и вместо свободы всеми сторонами продвигается несколько другая идея: вседозволенность для единомышленников и клетка для врагов.

Иллюстрация: деревянные мечи работы отца Константина Савандера, сделанные по образцу меча Бильбо и Фродо Беггинсов «Жало». Фото со страницы ВК отца Константина.

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: