Интенсивная психотерапия, или Как неучу помочь выучиться

3 месяца назад Фил Осов

«- Как собаку побудить съесть горчицу?

— Намазать под хвостом – она сама все слижет,

да еще будет повизгивать от удовольствия!»

Народная мудрость

Я ранее уже писал о самой страшной тайне Церкви – тайне финансовых решений и денежных потоков. Это страшное «табу». Можно обсуждать богословие Евхаристии, но церковные финансы – нет.

Самый плачевный результат этой таинственности – некомпетентные и непрофессиональные решения епископата, игуменов, настоятелей. Самое страшное, что эти люди, люди хорошие и искренние в своей вере, тем самым страшно внутренне развращаются. Причем вне зависимости от того, хотят они этого или нет. Финансово-экономическая таинственность приводит к безнаказанности этих людей. У них отсутствует ответственность за принимаемые решения. Ну перед Богом-то оно конечно! Но Бог не выдаст, свинья не съест – вперед! А перед людьми – только в меру духовного сопротивления конкретного должностного лица. В силу безответственности вопрос повышения управленческой грамотности церковного менеджмента и их смены – учащихся семинарий, специальностей «теология», — даже не ставится. Ситуация в настоящий момент может быть зафиксирована как безнадежная и запущенная.

При этом следует помнить, что денежные средства, оборачиваемые в Церкви, – это средства жертвователей. Даже когда в храме что-то продается – это пожертвование, так как налогов с торговли никто не платит. Нет налогов? Тогда вам жертвуют «за подарок». Звучит дико, но такова «суровая свинья жизни», по выражению братьев Стругацких.

И возникает законное требование: если я жертвую, да еще и сам являюсь членом Церкви, то я хочу быть уверенным, что на мою любимую Церковь денежные средства расходуются правильно, компетентно и во благо Церкви, что я жертвую на благо церковного общества, а не отдельным личностям. Я, как верное чадо Святой Матери-Церкви, хочу видеть структуру доходов и расходов храмов, монастырей, епархий и патриархии. Да, вот так, ни много ни мало! Я на них жертвую? Жертвую. Значит имею право видеть куда мои пожертвования идут, в потоке, так сказать.

Считаю, что подобная информация должна официально публиковаться – сколько храм получил пожертвований, сколько и на что потратил за месяц, за год. То же епархия и патриархия. Если подобные публикации станут нормой нашей жизни, то это будет иметь кучу хороших последствий.

Во-первых, умные толковые люди смогут с уверенностью говорить: да, наша РПЦ – это мощная и грамотная организация, достойно ведущая свою общественную деятельность. Посмотрите, как грамотно распределены наши финансы! Насколько много Церковь вкладывает в общество, в помощь людям, в развитие культуры нашего народа, какие замечательные программы финансирует! И добавлять: «я рад, что принадлежу к РПЦ!» То есть это будет мощным миссионерским и общественно-значимым деянием.

Во-вторых, такие периодические публикации позволят дисциплинировать наших уважаемых настоятелей, игуменов и епископов. Они станут ближе к народу, будут понимать, что глас Божий, который, как известно, проявляется и как глас народа, не преминет возвыситься в случае совершения ими какой-нибудь ошибки (а кто от них не застрахован) и поможет им ее осознать и исправить. Возникнет глубокий побудительный стимул соотносить личные траты с тратами на программы культурного христианского просвещения, помощи, развития положения церкви в обществе (я повторяюсь, но что делать). И это будет подлинный акт доверия народа к священноначалию и священноначалия к народу! То есть эта мера поможет наши братьям во Христе – церковным начальствующим — искоренять в своих душах плевелы корысти, безнаказанности, жадности, необразованности.

В-третьих, такие публикации, став нормой, помогут повысить образовательный уровень в Церкви. Многим придется стремиться к повышению квалификации в менеджменте и экономике, и это будет несомненно благодатным действием. Начнет повышаться управленческая грамотность священноначальства – начнут повышать грамотность и миряне. Люди станут более трезво смотреть на вещи, на то, что они делают в рамках церковного домостроительства.

Естественно, ни епископат, ни настоятельство, ни во Христе игуменство в данный момент времени не способны сами пойти на этот шаг, увы. Наши начальствующие братья связаны разными предубеждениями и страхами, типа «это вызовет ненужные дискуссии», «это акт недоверия к начальству», «такого еще не было в церковной практике» и т.д.

Ответы могут быть такими. Во-первых, ложная сакральность церковных доходов и расходов вызывает ненужные дискуссии уже сейчас. Люди сочиняют небылицы и преувеличивают богатство отдельных церковных личностей, храмов, епархий. Во-вторых, сокрытие этой информации является актом недоверия к народу со стороны священноначалия, а это несравненно хуже. Что это за пастыри, которые пасомому народу не доверяют? В-третьих, финансовые потоки не имеют отношения к спасению души. Они имеют отношение к достойному или недостойному хозяйствованию, и по сути – это дела мира сего, а значит и отношение с ними может меняться от века к веку невозбранно. Поэтому нет ничего дурного в открытости затрат пожертвованных финансов.

Вместе с тем понятно, что наши церковные «верхи» без инициативы «низов» ничего делать не будут. Поэтому предлагается всем миром, тех, кто заинтересован в процветании нашей Церкви, помочь священноначалию прийти к правильному решению. Считаю, что нужно организовать движение, например, под названием «Открытые финансы – открытые сердца», или как-то еще. Смысл движения – всемерно и всячески побуждать настоятелей, игуменов и епископов публиковать финансовую информацию о храмах, монастырях и епархиях. Пока это можно делать анонимно как с точки зрения авторов, так и с точки зрения храмов. То есть, пока идея еще зачинается, предлагаю сделать на «Ахилле» открытый проект по экономике и финансам Церкви. Предлагаю всем, кто понимает, почему это важно, предоставлять сведения о движениях денежных средств — пока по анонимным храмам, монастырям, церковным проектам. Ну, а в публичном поле всячески ставить вопрос об открытости церковных финансов.

В качестве примера привожу реальные данные по одному из крупных храмов одного райцентра некоей епархии. Храм посещают порядка 200 человек в воскресенье, 400-500 на крупные праздники. Ежедневный поток захожан — несколько сотен человек. Богослужения ежедневные. Служат настоятель, два священника, диакон. Неплохой по праздникам хор, в будние дни – один певчий(-ая). Сотрудников лавок – два человека (посменно). Два административных работника (бухгалтер и товаровед), завхоз, повар, три охранника (посменно, круглосуточно, они еще и грузчики, и разнорабочие, и помощники всех, кто попросит из работников храма). Уборщицы – бабушки во славу Божию. Катехизации нет. Есть одна беседа дежурного священника перед Крещением. Воскресная школа – мамочки во славу Божию. Есть еженедельные чаепития прихожан с настоятелем – унылое повторение воскресной проповеди, но 20 бабушек ходят как на работу. Других проектов по храму нет! Доходы от треб частые и активные, много венчаний, отпеваний, молебнов, освящений, но в кассе храма не отмечаются (это спецкасса отца настоятеля).

Итак, за половину января 2018 года доходы составили с 01 по 18 число 565 т. р. (цифры после тысячи округляются, переходящий остаток с декабря – 7 т. р.).

Темп доходов по дням (тыс. руб.): 27, 21, 28, 25, 19, 30, 86, 21, 24, 15, 29, 20, 28, 32, 22, 31, 70, 30. Загадка 17-го числа января сего года очень проста. Этот день стоил храму 60 т. р. единовременных затрат, плюс еще тысяч 30 «разнесенных». Разгадка на поверхности, для тех, кто понимает церковную «кухню» — владыка осчастливил храм своим литургическим визитом.

Затраты за этот период составили: зарплата сотрудников (в конвертах) – 138 т. р. (настоятель – 32 т.р., два священника – 30 т.р., диакон – 10 т.р., две сотрудницы лавок – 8 т.р., двое административных работников – 25 т.р., завхоз – 10 т.р., повар – 5 т.р., трое охранников – 18 т.р.). Хор – 35 т. р. Сдано в банк – 273 т. р. (это официально показываемые доходы от пожертвований). Прочие расходы – 83 т. р. (это неофициальные налоги и поборы благочиния и епархии, ну и расходы настоятеля). Сдано как епархиальный налог («официальный для храмов») – 30 т. р. Итого – 556 т. р. Остаток – 6 т. р.

Анализировать и делать выводы предоставляю возможность читателям самим.

Предлагаю показать пример и публиковать анонимно подобные данные. Поверьте – этот зачин со временем реально может помочь настроить церковную жизнь! Ну сколько можно питаться слухами! Давайте опираться на хоть какие-то цифры и факты!

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: