«Какой добрый у вас Бог!»

2 недели назад Наталья Калугина

11 апреля 2018 года исполняется сто лет со дня рождения протоиерея Стефана Муляра, исповедника веры, около 40 лет прослужившего в с. Мартук Актюбинской области (Казахстан) в храме Покрова Божией Матери. Мы уже публиковали воспоминания духовной дочери о добром пастыре, сегодня предлагаем вниманию читателей еще два рассказа о батюшке Стефане.

***

«Какой добрый у вас Бог!»

Весь день варили абрикосовое варенье, и теперь душистые янтарные баночки стояли даже на лавочках. Возле них кружили пчелы. Все устали… Батюшка с Никитой чинили лестницу для погреба, завтра туда будем спускать все «закрутки». Мы с матушкой сидим на траве, сняв тапочки, и вяло переговариваемся. Скрипнули ворота, пес заволновался и вопросительно посмотрел на о. Стефана. Во дворе появился мужчина, а за ним робко шла девочка лет пяти. Она была похожа на испуганного олененка. Тревожно смотрела то на нас, то на собаку. Батюшка подошел поближе, мужчина о чем-то озабоченно стал рассказывать, показывая на девочку. Ее звали Алия. Смоляные волосы туго заплетены в две косы. Платье было из плотной ткани, руки и шея закрыты (не по погоде).

Батюшка внимательно осмотрел ее руки, погладил по голове и попросил войти в храм. Я была в недоумении (все-таки другая вера). Матушка, напротив, совсем не была удивлена. Первым не выдержал Никита, любопытство не давало ему покоя. Через 10 минут, когда во дворе никто не появился, я зашла в храм. Там застала такую картину: о. Стефан надевал епитрахиль и раскладывал молитвослов, крест на аналое, а девочка сидела на стуле и робко озиралась по сторонам. Отец подвернул рукава ее платья — все руки Алии были покрыты язвами. Батюшка закончил с облачением, повернулся к ним и сказал: «Ну что, помолимся! Вы читайте свои молитвы, а я свои».

Он запел высоким красивым голосом «Царю Небесный», мужчина тихо шептал, девочка удивленно смотрела на них обоих по очереди, потом глубоко вздохнула и успокоилась. Она рассматривала подсвечники, хоругви, икону Богородицы и тоже что-то шептала, а когда батюшка мазал ее маслом, «ловила» носом сладкий цветочный запах и улыбалась. На прощание о. Стефан дал им бутылочку масла (настоянного на чистотеле с добавлением череды и листа ореха), крепко обнял Алию — она была словно мокрый цыпленок, вся в душистом масле.

Через месяц приехал Толгат (отец Алии) и привез много домашней лапши и полбарана. Долго разговаривал с батюшкой, а на прощание сказал: «Какой у вас добрый Бог, дедушка!»

«К нам едет архиерей»

Вот уже вторую ночь матушка Евгения спит беспокойно. Звонили из епархии, сказали, что владыка скоро будет в этих краях и непременно посетит храм Покрова Божией Матери. Батюшка был спокоен. Накормить есть чем: ягода пошла крупная, сосед карасей наловит, сделаем в сметане, опять же в этом году вино получилось на славу, много меда…

Но матушка не унималась. Посуда старая, гостиная (если ее можно так назвать) крохотная. Она озабоченно достала книгу «О вкусной и здоровой пище» и стала внимательно ее изучать. Через час с еще более встревоженным видом она вышла во двор и сказала: «Батюшка, надо стол ставить здесь!»

О. Стефан махнул рукой, мол, делай как знаешь, и ушел в алтарь. Тут было тихо, прохладно, пахло ладаном. Он достал из шкафа белые и бело-красные рушники и занялся облачением икон. Суета с трапезой меньше всего волновала его. С тех пор, как батюшку перестали приглашать на именины к владыке: вероятно, из-за того, что он всегда привозил в подарок мед да варенье, чем доводил до истерики секретаря владыки, Ивана. Тот пренебрежительно ставил банки на стол и говорил, что такого хитрого и жадного попа он еще не видел. А церковную утварь стали высылать почтой, батюшка жил уединенно, чему был несказанно рад. И гости такого ранга были для него большой редкостью.

Покровский храм, в котором служил отец Стефан

Он еще раз придирчиво огляделся вокруг, поправил покров на аналое и вышел.

Солнце ушло немного вбок, и тень от берез образовала прохладный шатер. Может, действительно на улице будет лучше? Утром владыка не приедет, а к часу дня здесь будет прохладно и нарядно. Батюшка огляделся вокруг: яркие цветы, мягкая травка, березы… Лавки можно накрыть ковриками, есть красивая оранжевая скатерть, а посуду попросим у соседки, у нее полный сервант хрусталя.

Отец Стефан присел на лавочку и позвал матушку: «Добре, Женю, не надо в хате, давай тут!»

Затем он вытащил из сарая гладкие доски, внимательно оглядел их и принялся за работу.

До вечера кипела работа: приносили посуду, салфетки, карасей. Рая сделала заливное из осетра, ватрушки и хворост. Напряжение понемногу спадало, во всяком случае, угощения получились разнообразные. И тут матушка, оторопев, села на стул и сказала: «А как же хор? Нам нужен архиерейский хор!» Потом добавила тихо: «Ну хотя бы какой-то хор! Ведь мои все будут на работе».

«Мои» — это небольшой хор из бабушек, которые под матушкиным руководством пели в храме по воскресеньям и большим праздникам. Ее стали убеждать, что это будет неофициальный визит, службы не будет и владыка просто заедет. Но матушка очень опечалилась.

В 6 часов все уже были на ногах. На кухне булькала тройная уха, пеклись пироги с рыбой и капустой. Батюшка еще раз проверял гладкость стола, подкладывал чурочки под ножки, чтобы было устойчивее. Расстелили разноцветные коврики на лавках и наконец принесли очень красивую скатерть. Все ахнули! Яркая, торжественная, она как будто соревновалась с солнцем своей красотой. Желто-золотая вышивка посередине, по бокам «вьется» зеленый барвинок-озорник. Он словно прячется в складках ткани, а затем неожиданно появляется на сгибе.

Через час стол был полностью сервирован. Стали приносить подносы с фруктами и пирожками — запах фантастический! Пес Цыган приблизился к столу и завилял хвостом.

«Батюшка, а что будем делать с этой живностью?» — спросила Рая, показывая на собаку, цыплят, утят и кота.

Об этом никто не подумал. Беззаботные желтые комочки пищали в густой траве, коты дремали под березой, пес Цыган туда-сюда ходил по проволоке, гремя цепью.

Решено было Цыгана привязать в будке и закрыть мешковиной, он пес послушный, будет сидеть тихо (батюшка ему доверял). Как только доварится уха, кастрюлю вынесут из кухни и там закроют утят и цыплят вместе с уткой, коты будут за колодцем, им туда отнесут все миски. На том и порешили.

Близился полдень… Торжественный стол, нарядный двор, мирное жужжание пчел, кухонная дверь завязана тесьмой. И вот у ворот остановилась «Волга», из машины вышел секретарь владыки Иван в красивом и ярком подряснике. По лбу стекали крупные капли пота, он был явно чем-то недоволен. Осмотрел двор, взял в руку фужер и стал осматривать, потом тарелки, вилки… В храме недоуменно уставился на самодельные подсвечники и оклады для икон.

Тяжело вздохнул и сказал: «Какой ты жадный, Стефан, развел здесь самодеятельность! Почему не берешь у меня на складе нормальные подсвечники?!»

Батюшка стал сетовать на дороговизну, но Иван покраснел, замахал руками, мол, замолчи, слушать не хочу!

Со двора доносились радостные приветствия. Владыка уже сидел на лавочке и пил из ковша холодную воду. Все суетились, на столе появились приготовленные вечером закуски. Пахло огурцами и укропом, владыка попросил подать карасей прямо в сковороде, они важно лежали и будто кутались в облаках из сметаны. Все ели с удовольствием, только Иван в своем ярком наряде сидел молча и был похож на обиженного попугая.

Легкий ветерок весело прыгал с ветки на ветку и время от времени дергал за некрепко завязанную тесемку. И вот в какой-то момент она ослабла и образовалась щель, в ней появилась голова утки. Затем дверь со скрипом распахнулась, и вся эта шумная орава вырвалась на свободу! Утята и цыплята зашагали к густой траве, куда их раньше не пускал Цыган, пес зарычал, сорвался с гвоздя и, путаясь в мешковине, погнался за малышами. Они попытались спрятаться за колодцем и разбудили котов. Поднялся жуткий гвалт!

Гав-гав, мяу-мяу, пи-пи, у соседей заплакал ребенок в летней коляске!

Батюшка тихо прошептал матушке на ухо: «Вот тебе и хор!» И пошел успокаивать «певцов».

Иллюстрация: отец Стефан с матушкой Евгенией

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: