Мои пациенты не хотят кощунства, никакого

5 месяцев назад Ахилла

Автор письма «Меня беспокоит тенденция критиковать все и вся», Сергей П., отвечает всем своим критикам.

***

Благодарю всех, кто откликнулся на моё письмо-вопрошание.

Честно скажу, что я всё-таки надеялся на более глубокие ответы, на их понимание, без критики моих суждений. Но что получилось – то и получилось. Всё равно я благодарен людям, которые не пожалели для меня своего времени.

Несколько слов об ответах.

Статья «Единая геенна» — о потребительском отношении к религии. То же самое в статье «Это не сплочение – это коммуналка»: «»Храм должен быть у каждого человека», как горячая вода и электричество». Первая часть предложения – это мои слова, вторая – домыслы автора. Не стоит распространяться о том, что означает храм для души человека, потому что писавший этого не чувствует и, видимо, не чувствовал никогда. Это бесполезный разговор. Но давайте вспомним слова Христа: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою Вас». Сам Христос обещает успокоить. Я так понимаю, что именно о душе идёт речь, о душе, жаждущей мира, ищущей… Чего ищущей? Каждая душа ищет своё. Но отнюдь не горячей воды и электричества. А ко Христу прийти можно только через церковь (причастие). Вот я и иду, как умею. Ирония и сарказм здесь совершенно неуместны.

О комфортной жизни в церкви говорю не я, так додумывают мои критики, а говорят так как раз те, кто по этой причине покидает церковь: их не устраивает то, что мало внимания уделяют им лично, что непонятны и длинны службы, что батюшки необразованы и грубы и т.д. Меня как раз это и удивляло: что же вы ищете в храме? Получается, что именно комфорта. Ответ на вопрос, вывернув его суть, мной не принимается.

Ответ «Почему так различны образ и реальность церкви» более человечен, если можно так сказать. Благодарю. Но ответить мне нечего, т.к. я и сам рассказал о том, что пока еще не совсем в Церкви. Пока я в пути.

Ответ Ивану на статью «Несоответствие — причина ухода из Церкви».

Места, где выражены суждения обо мне лично, о моей вере или безверии, я не комментирую. Просто потому, что по этому поводу я высказался уже достаточно ясно.

Важный момент. Иван пишет: «…люди уходят … из-за того, что не видят там Христа — Того, ради которого они туда когда-то пришли»

Они не видят, но Он-то там есть! Тот факт, что они Его не видят, — это чья вина? Батюшек? Или они ждут, что Христа им преподнесут на блюдечке? Я тоже не вижу Христа в храме, но я Его чувствую. Вообще, в своей жизни я Его чувствовал не раз. И вообще, возможно ли, чтобы церковь была без Христа? Об этом нельзя судить так опрометчиво, ибо это только предположение.

Вы пишете: «Я спрошу у Вас: в делах Pussy Riot и Соколовского кто, по Вашему мнению, является жертвой?»

Отвечаю: жертвами являются здесь все. Во-первых, те люди, в присутствии которых действовали Соколовский и Pussy. Я, например, не хотел бы в храме наблюдать это безобразие. Присутствующие, конечно же, испытали неприятные чувства, если не больше. Мне однажды пришлось видеть в храме бесноватую женщину – это произвело на меня, мужчину и врача, страшное впечатление. Поступки этих борцов (неизвестно за что) тоже не добавили никому положительных эмоций.

Во-вторых, жертвами являются и сам Соколовский, и девушки. Но они сами этого захотели. Почему они жертвы? Даже если бы их не судили, а просто выдворили бы из храма (что я считаю самым правильным), они всё равно были бы жертвами, потому что, как сказано Н. Добронравовым в одной его песне, «ничто на Земле не проходит бесследно».

Теперь вот В. Познер тоже встал на защиту Соколовского. Познер – известный провокатор, и его защита – полное лицемерие в духе многих либералов. Он вдруг якобы «испугался», что его привлекут к ответственности за то, что он атеист. Он прекрасно знает, что за атеизм не привлекают, и Соколовского привлекли не за его атеизм, а за кощунство. Понимаете, есть вещи, к которым кощунство недопустимо, — это семья, родители, старики, больные люди, вера человека, родина…

Никого не привлекают у нас и за гомосексуализм, о чём так любят кричать те же либералы. У нас половина шоу-бизнеса – гомосексуалы, и все они спокойно выступают, в том числе и на телевидении. Другое дело, что мы не хотим пропаганды этого, т.к. даже неверующие люди знают, что это явление не богоугодное.

Я согласен с вами в том, что в спорах рождается истина, особенно если спор проходит в уважительной форме.

Отвечаю автору статьи «Баобаб и зубастая овечка». Ведь я не о наказании блогеру Соколовскому говорю, а о бессмысленности его действий, т.к. не вижу в них хоть какой-то здравой логики. Протест против церкви? А что лично ему плохого сделала церковь? Разве он был прихожанином, и его там обидели?

Люди часто одну и ту же цитату используют как в доводах «за», так и в доводах «против». Ну вот, например, вспоминают, как Христос простил женщину, обвинённую в прелюбодеянии. И тут же пристраивают этот аргумент всеобщего прощения к Соколовскому, Pussy и т.д. Но нельзя отождествлять личную обиду и обиду, нанесённую вере, церкви, родине и т.д. Это разные вещи. Христос простил грешную женщину, но Он не простил менял и торговцев в храме, а взялся за бич. Он не допускал в храме кощунства, и в этом был беспощаден.

А что совершали в храме Соколовский и Pussy? Кощунство. Вы уверены, что Христос не изгнал бы из храма этого блогера? Я не уверен.

Ольга Тутынина в статье «По законам православного шариата» предупреждает тех, «кто может оказаться следующим на линии огня» (имеются в виду те, кто может подпасть под действие Закона о защите чувств верующих). И правильно предупреждает. Следует думать, прежде чем совершать глупые поступки, тогда и бояться будет нечего. Но поступок блогера Соколовского был не только глуп, ведь на этом он делал бизнес. Но делать бизнес на чём угодно – безнравственно. И верно суждение, что вера есть у всех. У некоторых вера – это деньги.

А что касается наказания, то это не прерогатива только нашего государства, как пытаются доказать многие. Вот только что появилось сообщение: «Исландскую участницу киевского «Евровидения» могут на год посадить в тюрьму».

40-летняя Свала Бьёргвинсдоуттир по возвращении в Рейкьявик может подвергнуться тюремному заключению за «ненадлежащее использование национального флага во время конкурса». Обвинение в адрес певицы огласила руководитель скаутской исландской организации, которая считается Хранителем национального флага.

По мнению молодёжного лидера, Свала нарушила два общеизвестных канона.

Во-первых, на национальном флаге нельзя что-либо дорисовывать или дописывать.

Во-вторых, флаг можно поднимать исключительно на флагштоке, — а не запускать в небо на воздушных шариках. Коль символ государства взлетел на шариках, он непременно упадет на землю, что категорически запрещено.

За вышеперечисленные «надругательства» даме грозят денежные штрафы, а то и год тюремного заключения. 

То же самое со снявшим штаны на «Евровидении» украинским пранкером – его тоже ждёт тюрьма. Может быть, их тоже надо пожалеть?

Ну, а чем лучше наши великовозрастные девицы Pussy, задиравшие ноги в храме? Почему они не должны отвечать за свой кощунственный поступок?

Я считаю, что нужно пожалеть тех людей, которым пришлось это всё видеть там, где они этого видеть не хотят. Для ловли покемонов существует много других мест, кроме храма. Знал человек, что он делает вызов. Но кому и зачем? Кажется, апостол Павел сказал, что всё нам можно, но не всё полезно. Можно пойти ловить покемонов и в морге, это не менее кощунственно, чем в храме. Но зачем? Почему людям так хочется делать гадости другим?

Со статьей «Иерархия вновь «впала в детство»» я согласен в том, что этого блогера Соколовского не следовало бы замечать так масштабно, а просто выгнать из храма. Об этом же говорит и Кураев. Церковь сделала ему рекламу. Дурную рекламу, правда, но некоторым безразлично, каким путём стать знаменитым, лишь бы им стать.

Однако безнаказанная наглость опасна, она может повториться.

Я объясню, почему меня так волнуют некоторые поступки людей. Частично это же является причиной моего приближения к церкви (пока так).

По профессии я травматолог. Пристально занимаюсь вопросом костной патологии, в последнее время – детской. Человек в этой профессии становится или толстокожим, или без кожи. Со мной случилось последнее. Видеть столько горя, причём горя неизбывного, никогда не заканчивающегося – невыносимо. Теперь вам, может быть, станет понятно, почему мне иногда необходимо зайти в храм. Иногда мне хочется закричать там: «За что?» Но кричать – не в моих правилах, я хочу понять.

Я общаюсь с детьми со всеми видами костной патологии – от онкологии до деформаций конечностей. Эти дети в большинстве своём с очень высоким интеллектом, они всё понимают, понимают невозможность полного излечения, понимают трудности своего будущего. С 10-13-летними пациентами можно разговаривать как с совершенно взрослыми, состоявшимися личностями.

Разговаривал я с ними и о поступке Соколовского. Никто не встал на его защиту. Да это и невозможно, потому что у этих детей совсем другие приоритеты. Все вы помните, конечно, Даню Плужникова, победителя прошлогоднего шоу «Голос. Дети». Это не мой пациент, но он пациент моего профиля. У этого мальчика нет косточек на пальчиках, а он играет на клавишном инструменте, сочиняет музыку. Он играет ребром ладоней. Он знает, чего хочет в жизни. И чего не хочет. Знают это и мои пациенты. И я знаю: они не хотят кощунства в их адрес, любого кощунства они не хотят, т.к. слишком много его видят и испытывают от тех, кто не стыдится кощунствовать нигде – ни в храме, ни на улице при виде больного человека, ни в СМИ, ни на телевидении. И к этому мне больше нечего прибавить.