Мой идеальный приход

3 месяца назад Ахилла

Автор предпочел остаться анонимным.

***

Так получилось, что в 2003 году я поехал в командировку в небольшой городок под Чикаго. По телефонному справочнику нашёл ближайший православный храм и в первую же субботу поехал знакомиться. Это был англоязычный приход Orthodox Church of America (OCA). Встретили меня как в фильме «Зеркало для Героя»: «Инженер! к нам! из Москвы! такой юный…», т.е. с распростёртыми объятьями. Сам храм находился в перестроенном просторном гараже обычного среднестатистического одноэтажного американского дома из типичного Neighborhood. Дом с участком земли общине прихода много лет назад пожертвовала пожилая прихожанка. В бывших помещениях собственно дома, видимо, размещались комнаты для катехизации новообращённых и помещения воскресной школы. Был ещё большой холл с кухней, в котором все желающие оставались после каждой службы на чаепитие. А начиналось всё в далёком 1975 году со служб в столовой местной общеобразовательной школы.

Служба была на английском языке, но явно переведённая с нашего служебника. Хор пел обычным нашим обиходом. Очень почитались и упоминались за каждой службой святые патриарх Тихон, преподобный Герман Аляскинский, мученик Иоанн Кочуров. Также в разговорах и иногда на службе упоминался митрополит Антоний Сурожский.

В приходе можно было встретить русинов, сербов, болгар, греков, арабов, румын и примкнувших к ним потомков датчан и немцев, перешедших из католичества и протестантизма. Чистых англосаксов не припомню. Иногда попадались недавние выходцы из СНГ. Обычно с пояснением вроде «моя жена американка ходит в этот храм, и я стал ходить». Но такие больше воспринимали приход как клуб для приятного общения. Перед храмом была парковка и висел большой плакат, объясняющий, что это за Церковь и приход, и приглашающий в гости.

За время моей командировки я посетил 8-9 служб. Пару раз видел «захожан»: большую латиноамериканскую семью и ещё кого-то. Батюшка сам сопровождал их до и после службы, объясняя увиденное. Помню большие удивлённые глаза латиноамериканцев на праздничной службе, когда они увидели, что такие же, как и они, обычные американцы, оставившие свои машины на парковке, обычно одетые и т.д., делают земные поклоны перед иконой. В храме были стулья, но на них, видимо, как и в Греции, сидели в определённые моменты пожилые прихожане: во время псалмов и т.д.,  когда положено.

О батюшке стоит сказать особо. Он тогда был довольно молодой, но застал во время учёбы в семинарии период, когда ректором там был сам отец Александр Шмеман. Видимо, из-за этого на приходе или, может, и во всей OCA, с которой РПЦ, кстати, в общении) принято разделение таинств исповеди и причастия. Например, исповедь в четверг, а причастие в воскресение. Никто не требовал обязательно перед Литургией исповедоваться. Можно причащаться без исповеди каждую воскресную службу, а исповедоваться по потребности в этом, как и делают постоянные прихожане в специальные дни.

Из собственного опыта я вынес, что мне больше подходит именно порядок, заведённый в России. То ли из-за менталитета, то ли из-за того, что воцерковление происходило там, где заведены такие порядки, трёхдневный пост и три канона для меня всегда были обязательны. Может из-за того, что я не такой уж постоянный прихожанин и мне необходимо дополнительное «очищение» перед Таинством Царства.

Очень интересной была моя исповедь на английском языке. Интернета тогда в отеле не было, и я штудировал гедеоновскую Библию из прикроватного ящика, выуживая названия грехов по-английски. Сама эта отстраненность чужого языка помогала как-то лучше посмотреть на себя со стороны.

Все участники прихода воспринимались как большая дружная семья. Они очень активны. Есть женский комитет (women’s ministry), проводятся сборы продовольствия и пожертвования для голодающих в США (как сказал ответственный за это направление: «вы удивитесь, но они у нас есть») и стран Африки. Ходят на различные общехристианские марши против абортов и т.д. Ещё много всего. Я уверен, что увидел только малую часть их деятельности. Все организационные и бытовые вопросы обычно обсуждаются во время регулярных чаепитий после службы. Один раз был какой-то праздник, и тогда вместо чаепития перед храмом устроили барбекю, т.е. после недавнего причастия. При этом большинство довольно эрудированы и понимают богослужение.

Самая интересная история связана со строительством нового храма. Община захотела настоящий храм с куполом и витражом. Размер прилегающего участка — 2 акра земли — позволял. На собрании прихода зафиксировали кто, сколько и в течение какого времени жертвует ежемесячно. Был рассчитан ежемесячный доход прихода и составлен бизнес-план(!), на основании которого банк выдал кредит. Один из прихожан, грек, оказался владельцем небольшой строительной фирмы и произвёл работы по минимальной стоимости. Я, правда, самого начала истории не застал и о завершении строительства узнал потом из писем, но все детали мне рассказали прихожане, с которыми я близко общался и даже бывал в гостях. За полтора года построили настоящий храм в византийском стиле с витражом над входом, и это в типичнейшем американском одноэтажном микрорайоне, где даже тротуаров нет, одни беговые дорожки.

После осознания себя православным, и даже раньше, я долгое время ходил на службы в разные храмы, присматривался. Ездил даже пару раз из Питера в Москву и сразу с поезда на службу, из церкви в церковь в центральной Москве, вокруг Кремля. Интересно было на всех посмотреть. У отца Александра Борисова был. В храме Николы в Кленниках, Ильи Обыденного. В Питере был и в огромных соборах, и в маленьких храмах. Один раз меня занесло зимой в старинную высокую церковь в деревеньке в центральной России — семь прихожанок, батюшка и две огромные печки посередине. Какое-то время бывал часто в храме с общиной вокруг настоящего старца.

У нас, если не брать обычные разобщенные приходы, что в «либеральных», что в «консервативных» общинах, почему-то сразу ощущается культ личности батюшки. Появляются какие-то свои ритуалы. В США же мне никто ни разу не сказал с придыханием: «посмотри, какой у нас замечательный батюшка!», хотя он действительно замечательный. Там люди были объединены общей верой и общими делами. А священник был одним из равных, с которым общались по вопросам духовной жизни или по-дружески. Уважительно, но без подобострастия.

Поэтому, несмотря на разный опыт на приходах в России, своим идеальным приходом считаю именно тот, в OCA.

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: