Падающего – толкни!

3 недели назад Ахилла

28 мая, освящая собор в Бишкеке, патриарх Кирилл в проповеди, в частности, сказал, обращаясь к местному епископу: «Не может быть у священника никакой усталости от службы, никакого выгорания. А если кто-то устает и выгорает, Вы таких приглашайте к себе и давайте им в два раза больше обязанностей. Тогда всякое выгорание проходит, и снова появится энтузиазм».

Приглашаем священнослужителей высказаться на страницах «Ахиллы» по этой теме, вновь озвученной патриархом.Сегодня мы публикуем отзыв от священника, автора самого известного текста нашего сайта «Я надеюсь на революцию в РПЦ».

***

Солдат всегда здоров,

Солдат на все готов, — 

И пыль, как из ковров,

Мы выбиваем из дорог.

И не остановиться,

И не сменить ноги, — 

Сияют наши лица,

Сверкают сапоги!

Нет, Владимир Высоцкий спел эту песню, конечно, не о попах. Он спел о фашистах. Но именно эти строчки сразу пришли мне на ум, когда я услышал эту замечательную проповедь Патриарха. Пишу слово ЗАМЕЧАТЕЛЬНУЮ без кавычек, потому что, на самом деле, это прекрасный каминг-аут, который меня, как ни странно, радует.

Радует, потому что поставлены, наконец, все точки на Ё в вопросе о том, как церковные иерархи воспринимают собственных подчинённых, т.е. рядовое духовенство. Священник не имеет права устать, не имеет права остановиться, не имеет право функционировать как-то иначе, чем ему предписано. Священник не имеет никакого права ни на какие личные проблемы внутреннего или внешнего характера.

В РПЦ такое отношение к духовенству никогда не было тайной, и рядовое священство всегда воспринималось большинством епископов в лучшем случае как крепостные, в худшем – как скот, который нужно запрягать, и пахать. Скот, который не особо нуждается в еде, жилье и каком-то минимальном устройстве своей жизни. Если скотина от непосильной работы физически или нервно истощается, ее забивают, пускают на колбасу и на ее место становится новая свежая скотина и продолжает пахать, пока не упадет. Это все было понятно и так. Но теперь эта позиция декларируется с самой, что ни на есть, высокой кафедры, фактически это официальная позиция Патриархии. И это хорошо. Потому что теперь юноши с горящим взором, рвущиеся в семинарии, будут прекрасно понимать, какая перспектива их ждет. Что их никто не пожалеет, когда будет плохо, никто не даст передышки в момент усталости. А стоит им только заикнуться о своем состоянии, что, мол, дальше невмочь, то на этот случай есть официальное благословение – напрячь человека еще в два раза больше, для его же, как это ни парадоксально, духовного блага.

Эта система прекрасно обкатывалась десятилетиями в сталинских лагерях – если ЗК не выполнял норму, ему урезали паек, а норму не снижали, то есть специально ставили человека в такие условия, в которых можно было только сдохнуть или… сдохнуть. Выбор же всегда должен быть, правда?

Понятно, что физически убивать своих священников патриархия не планирует, но о моральном, психологическом, нравственном убийстве тех, кто не хочет или не может быть безгласным винтиком системы, вполне можно говорить в свете сказанного Патриархом.

Когда с какой-то высокой трибуны, кафедры, амвона несется то, что при первом рассмотрении звучит как адский бред, не верьте ушам своим. Во всем есть железная логика. Патриарх совсем не тот человек, который открывает рот, чтобы сказать чушь. Он открывает рот, чтобы высказать позицию и ставит перед собой определенную цель.

И цели тут у Церкви и государства полностью совпадают. Эта цель – жесткий отбор с целью отсеивания всего мыслящего, инициативного, думающего и самостоятельного, и вскармливание огромной толпы послушных, абсолютно зависимых статистов, которые будут без вопросов делать все, что им скажут свыше. И со всеми, кто из этой системы выбивается, будут поступать как со сталинскими ЗК – норму будут повышать вдвое, и заставят, фигурально выражаясь, пилить вдвое больше отмороженными руками, чтоб довести до такой степени, когда и сил пожаловаться уже не будет. Ну а если больной не жалуется, значит нравится. Правда ведь?

Так что, дорогие отцы, братья и сослужители! Теперь вам нужно отбросить последние иллюзии, для того чтобы понять совершенно простую вещь: быть не как все, иметь сомнения, свои суждения, какую-либо тень несогласия – это преступление. Если вы себе это позволяете – вы в глазах своего Патриарха – преступники.

Но есть системы, в которых быть преступником – честь. Бывают ситуации, когда сохранить человеческое лицо можно, только пойдя на преступление против системы. Стиснуть зубы и пережить это с надеждой на лучшее или перестать быть винтиком и распрощаться с системой навсегда, каждый решает сам. Искать Бога в этой системе так же бесполезно, как искать сознание у кофемолки. Не надо даже пытаться – вы же не хотите становиться пациентами психотерапевта, правда? В любой ситуации нужно оставаться людьми – думать, сомневаться, иметь свое мнение. Это то, без чего невозможно сохранить элементарное человеческое достоинство.

А Святейший в этой игре честно «вскрылся», за что ему большое человеческое спасибо. Грубой лжи стало немного меньше, и вас честно предупредили. Предупрежден – значит вооружен.

Читайте также: