Пасхальный тур на Святую землю (окончание)

1 месяц назад Иаиль Самеева

Начало тут.

***

Великая суббота. Не может быть, опять этот котячий монастырь. Дежа вю и день сурка, а не паломничество. Литургия. Зная тутошнее отношение к людям, собираюсь исповедоваться на своем родном языке, которого священник, возможно, не знает. Неожиданно попадаю к доброму и понимающему адеквату. Преклоняюсь перед людьми, которые смогли сохранить себя в аду. После Литургии некоторым причастникам не хватило антидора. Батюшка сказал «куда вы лезете, я вас на Причастии не видел» и ушел, не дав возможности приложиться к кресту. Мог бы и запустить в спину крестом «причастникам-самозванцам», че стесняться.

Причастившись, мы обнаружили, что наши сухпайки, оставленные по благословению батюшки Атеиста во дворе («да никто не возьмет!»), дожирают те самые толстые коты. Так вот как они раскармливаются… Один кот слюнявит лепешку, второй гоняет по двору фалафели, как мячики. Оба выглядят недовольными качеством постной еды. Встречают нас оскорбленным взглядом, подцепленным у сестер монастыря.

Фрекен презрительно закатывает глаза: «Дорогие мои, вы что, завтраки с собой тащить на благодатный огонь планируете?» Непонятно, что отвечать на этот вопрос. Когда мы должны были их съесть? До Причастия? Сразу после в храме? Вместо? Распихав надкусанную котами еду по сумкам, народ выдвинулся навстречу благодатному огню.

Фрекен учит нас пролазить сквозь полицейские кордоны, перегораживающие улицы по дороге к храму. Говорит, скажите, что вы из Грузии. Интересная идея. Она меня видела? Любой продавец-араб безошибочно обращается ко мне по-русски, мне за километр орут: «Барана хошь? Плятёк хошь? Свэчку хошь?» А израильский полицейский, конечно, протупит и не раскроет Штирлица по волочащемуся за ним парашюту. Даже если предположить этот фантастический вариант, что мне делать, если он скажет что-то на грузинском? Ответить «гоморджоба»? Тут все знают примитивные фразы на 50 языках. Если я не смогу ответить, меня точно запишут в террористы. Не зря же я вру, правильно? Фрекен представляет себе последствия вранья полиции в такой день? Хотя, я уже не знаю, где безопаснее — у нас в группе или в израильской тюрьме.

Батюшка Атеист зашел в какой-то закуток и перевоплотился в иудея. Снял рясу, надел кошерную жилетку. Фрекен велела всем снять платки/юбки, и мы рванули вверх, в старый город. Восточная Девушка задыхается от темпа, говорит, что ей плохо, у неё больное сердце, она не может бежать на подъеме. Фрекен возмущенно отвечает: «Дорогие мои, мы опаздываем», — и продолжает бежать.

Первый же кордон загоняет нас в какой-то тупик на базаре и не пускает дальше. Батя Атеист врет, что нас же предупреждали, что надо одеться не по-православному и идти по одному. Ничего из этого не говорилось. Или, возможно, говорилось приближенным особам, или куда-то под нос, или во сне в подушку, или пропелось на арабском с минарета. По меркам наших гидов, это все щитовые способы донесения информации.

Православная Женушка, не теряя шопингового времени, бросается на платочки. Повязывает под подбородком. Получается бабуся. Завязывает кончиками назад. Получается доярка. Обвивает концы как удавку вокруг шеи. Русская крестьянка. Завязывает кончики надо лбом. Солоха. Укладывает жгутом вокруг головы. Гостья с востока. Перекидывает палантин через плечо. Дева Мария. Большой палантин через плечо. Бэтмен. Берет все. Муж причитает, что цены неадекватны, но платит, куда деваться. Потом же всю жизнь поминать будут, что отказался купить благочестивый платочек на святой земле.

До меня доходит, что мы проведем на этом базаре весь день, и надо куда-то сматываться. Я не верю в благодатный огонь и не собираюсь ради него нарываться на проблемы с законом. Пусть остальные лезут куда хотят, переодевшись ассирийцами или покрасившись в негров, а я с удовольствием позволила полиции выкинуть меня за ограждение и ушла гулять вокруг Стены.

Как выяснилось позже, Восточная Девушка в это время прорвалась дальше с группой. Гид другой группы принял ее за свою, пытался удержать, она вырывалась, во время драки он толкнул ее на заградительную арматуру, она упала и сильно ушиблась. Батя Атеист и гид стояли невдалеке, на следующем кордоне, смотрели и ничем не пытались помочь. Позже они сказали: «Ну а что? Если бы мы вернулись, нас бы дальше не пропустили». И правда, что важнее для православной души — благодатный огонь или какая-то там тетка в беде? Что нужнее для спасения — обожженные свечки или помощь ближнему?

Я хорошо провожу время на Стене, но пришел час сбора группы. Фрекен назначила местом сбора улицу рядом с храмом, в эпицентре людского водоворота. Как туда дойти? «Ну, разумеется, кордоны снимут». Разумеется, их не сняли. Со слезами отрываюсь от Стены Плача, бросаюсь в базарный омут, увязаю, как муха в варенье. Периодически меня и других из группы кидало друг к другу волнами и так же раскидывало. Каждый вопил другому «если долезете, скажите, чтобы меня дождались». Толпа движется со скоростью 200 м в час. До цели 300 м, не дойти. Набираем отца Атеиста. Не берет трубку.

Подсчитала, что половину великой субботы провела, барахтаясь на восточном базаре. Зашибись паломничество. Встретились мы с гидами чисто случайно. Мы пробивались от тех же ворот, куда они уже шли на выход. Разумеется, они ушли с места встречи в назначенный час. С места, куда никто физически не мог дойти.

Батя Атеист возмущенно созванивается с «опоздавшими», намертво застрявшими в толпе, в которую они сами послали людей и из которой невозможно выйти. Долго рассказывает, что они сами во всем виноваты. Говорит, что после пасхальной службы не собирается бегать и искать всех разгильдяев, которые не придут вовремя. Пусть себе остаются ночью в Иерусалиме. Их проблемы. Разве так уж трудно выбраться из толпы? Перелететь там, или телепортироваться.

Неожиданно нашлась Раболепная Бабуся. Оказалось, что она осталась в храме Гроба Господня на всю ночь, так как ангел отводил охранникам глаза и они ее не видели (прим. автора: за что купила, за то продаю). В реале, конечно, она спряталась за какой-то святыней. Надеюсь, хоть не камнем помазания накрылась. Для Бабуси это было великое счастье, исполнение мечты и гарантированное присутствие во время схождения благодатного огня. Действительно, неплохой ход.

В автобусе Восточная Девушка верещит, что заберёт свои деньги за тур, потому что гид бросил ее в опасной ситуации. Ей говорят, чтобы она успокоила свои нездоровые эмоции. В ней сидит гордынька. Ее искушает лукавый. На святой земле нас ждут самые большие искушения, ибо чем ближе к свету, тем гуще тьма. Как сказал Иоанн Лествичник… Восточная Девушка не ведется на это православное бульканье и не унимается. Ей вторит Скандальная Дама. Гиды лучатся спокойствием, непогрешимостью и уверенностью, что им все сойдет с рук.

***

Пасха. Все хорошо. Никто не утонул в Иордане, не забыт в ночном Иерусалиме, не раздавлен толпой и даже не остался голодным. Это далеко за гранью любых разумных вероятностей. Чудо. Если кому-то нужно доказательство, что Бог есть, то вот оно.

***

Светлый понедельник. Обиженные за наезды, гид и отец Атеист задумали мстюльку. Сказали группе встать в 5 утра и идти на службу в храм Рождества. Сами они и приближенные к ним особы остались спать, нас повел кроткий отец Простак. В храме никого нет, на Звезде можно хоть валяться, что некоторые и делали. Где же служба? Оказывается, только в 8 часов. Получается, что для службы мы пришли слишком рано, а на Причастие все равно не попадем, потому что в 9 уже надо выезжать на аудиенцию к иерусалимскому патриарху.

Группа бежит в отель разбираться с отцом Атеистом, тот не берет трубку и затаился в номере. Тут взорвалась даже та часть группы, которая всегда вела себя тихо. Отца Простака прижали к стене с воплями: «Вы понимаете, что важнее Причастия для христианина ничего нет? Вы за наших или за белых?» Несчастный батюшка хочет провалиться, раствориться и исчезнуть, но до таких скиллов Амвросия Оптинского он пока не дорос.

Скандалисты гоняются за гидами, дозваниваются я уж не знаю куда и дожимают вопрос. Мы идем на Причастие. Некоторые, впрочем, уже успели что-то съесть, по поводу чего опять стоит ор про измену и предательство. Отец Простак пытается миротворить. Предполагает, что Господь послал испытание и на Причастие попали только самые стойкие. Натолкнувшись на взгляд этих стойких, замолкает и сворачивает тему.

Греческая служба в пещере Рождества прекрасна, все причастились и летят в отель на крыльях. Всем велено позавтракать в темпе вальса и бежать. Как назло, Православного Мужа после службы вштырило очередной порцией высоких идей. Намазал нутеллой тост и вещает, вещает. Женушка вожделенно смотрит на йогурт и пытается найти в потоке мыслей щелочку, куда можно вставить намёк про еду, но тщетно. Мысли одна другой сакральнее, перебивать кощунственно.

С таким темпом сборов, опаздываем с выездом на 2 часа. Патриарх уходит. А он, ни много ни мало, должен был дать каждому по благословленному яйцу. Ну, фиг с ними, яйцами, их и так в каждом монастыре дают, всю сумку изнутри уже покрасили. А за благословение обидно. Впрочем, потом патриарх все равно к нам вышел и всех благословил, пусть и оптом. Греческие батюшки зе бест!

Отец Атеист врет, что вся эта неразбериха с утренней службой была Божьим Промыслом и мы сами, без разрешения гидов, могли бы принять решение остаться на Причастие, не дети же. Представляю, как бы он на это отреагировал в реале… Интересно, он хоть когда-нибудь говорит правду или навык атрофировался окончательно? Надо как-то спровоцировать его, чтоб высунул язык. Думаю, он раздвоенный.

Красивая фаворитка отца Атеиста затевает контрреволюцию. Заручившись поддержкой двух своих пажей, Быдлоалкаша и Неудачника В Отчаянии, она орет на всех, доказывая, что группа всем довольна. Люди отодвигаются от нее и неопределенно кивают. Я отвечаю ей, что не нанималась быть тут с кем-то общиной, не собираюсь сообщать ей свое мнение и буду решать вопрос с паломническим центром, с которым я заключала денежный договор. Судя по выражению лица фаворитки, такой ход мысли вне понимания ее мозга. Видимо, для нее любой, кто стал с ней рядом — уже член общины.

Быдлоалкаш произносит от имени группы покаянную речь, свита извивается со сладострастием бывалых бдсмщиков, обвиняя правых и оправдывая виновных. Бдсм-коммуникации в церкви обычны, это как бы входит в пакет услуг, предоставляемых РПЦ. Если смотреть на альтернативные предложения по рынку, получается даже дешево. Я толерантно отношусь к любым извращениям, совершеннолетние могут решать за себя, но, когда в их игрища втягивают меня… Тут я в большом возраже.

Оппозиционная часть группы продолжает скандалить. Похоже, гиды не готовы общаться с людьми, которые считают, что священник — это работа, которую человек обязан выполнять, а не талончик на получение власти над людьми. Фрекен жалуется фаворитке со свитой: ну почему ЭТИ не могут, как НОРМАЛЬНЫЕ люди, просто молчать? Им же всего лишь хамят, их всего лишь кидают, в чем проблема-то? Почему они не кивают в ответ на псевдодуховную ахинею, которой гиды покрывают свои косяки? Почему им не вышибает мозги при словосочетании «батюшка благословил»? То ли дураки, то ли сумасшедшие. Свита приходит к выводу, что дело в нашей национальности.

***

Переезжаем через границу палестинской автономии. Фрекен снова научает нас врать полиции. «Не упоминайте, что вы жили на палестинской территории. Говорите, что в Иерусалиме». Что отвечать, если вдруг зададут вопрос «где именно?», она не уточняет. Похоже, эта мадам Подстава не заснет спокойно, пока мы не окажемся в кутузке.

Греческий монастырь св. Мелании. На приветствие «Христос анести» отвечаю: «Воистину анести». Ох. Надо выучить, как правильно. А то в прошлый раз ответила мусульманке на «Happy Easter» — «И вам Happy Easter». Надо что-то делать со своей космополитической безграмотностью. Фрекен на английском типа незаметно жалуется настоятельнице на неблагодарность группы. Она, мол, к нам со всей душой, а от нас и спасибо не дождешься. Ну, если не учитывать гадости, она и правда неплоха. Рассказывает интересно, артистично. Может, я и правда нагнетаю?..

Спускаемся в подземную келью. Гид со смехом рассказывает историю, как когда-то одна женщина осталась в келье помолиться, ее заперли и забыли. А потом, когда уже далеко ушли, спохватились. Хорошо, что не через год. Всех потерявшихся по умолчанию считают убежавшими на нелегальную работу в Израиле. Куда они делись, заблудились или попали в беду, никто выяснять не собирается. Хорошо, если вспомнят хотя бы приблизительно, где человек исчез. То есть, если кого-то запрут в келье, а следующие туристы, так сложится, придут только через неделю, то… Такой запредельный уровень безответственности превосходит мое воображение. Жалость к гиду испаряется.

***

Капернаум. Храм 12 апостолов. Атмосфера такая, что даже батя Атеист стал подавать признаки веры. В его манерном пении появились настоящие эмоции. Атеистам в этом храме надо держать ухо востро, чуть зазеваешься — и уже веру обрел. Отец Простак загоняет на дерево павлина. Группа с разбегу влетает в море. Благодать.

***

Светлый вторник. Храм Благовещения. Отец Простак решил завести со мной просветительскую беседу про Иоанна Шанхайского. Говорит с придыханием: «После его смерти с ним 6 дней прощались и все это время от него шло только благоухание». Я нет бы сказать «оооо» и закатить глаза, так нет, сдуру залопотала что-то про Иоанна Максимовича, который мне действительно интересен. Услышав экскурс в историю, батюшка испугался и убежал.

Вот зачем я так с ним? Стыдно. Никак не могу привыкнуть к реакции батюшек на то, что я не только прикладываюсь к изображениям святых, но и читаю их сочинения. Отец Простак хороший, я все паломничество за ним бегала. Мне категорически не хотелось, чтобы, к примеру, в Иордан меня окунал атеист. Это трешово даже для меня, ко всему привыкшей.

Фото автора

***

По дороге в аэропорт отец Атеист вальяжно хвастается, как отдыхает со своими 6 детьми в Нетании. Сравнивает с другими курортами. Кипр, Греция… Он ездит по святым землям каждый месяц. Всем понятно, что он устроился в жизни лучше некуда. Еще бы. У него свой паломнический центр. Вот и сидел бы в нем, какого он лезет к нашему? У него 5 тысяч френдов в фейсбуке, неужели не смог группу набрать? Несмотря на приторные отзывы на его сайте?

Отлет на родину. Фрекен учит врать израильским пограничникам, что мы летим поодиночке. Раболепная Бабуся тащит через таможню какую-то пальму. Супруги Скандалисты путаются в 20 сумках со святынями и ищут компанию, с кем прямо тут распить вино, которое не влезло в багаж. Отец Простак молится за благополучный перелет. Видавшая Виды Тетя важно поучает молодняк, что чудесный результат паломничества будет не сразу, а месяца через три, уж она-то Божьи Промыслы вдоль и поперек изучила. Я к ним всем так привыкла, что расставаться не хочется.

В общем и целом паломничество удалось. Очень не советовала бы ехать в такой тур неверующим. Без Божьего заступничества там не выжить.

З.Ы. На самом деле, не все так плохо. Паломническая программа выполнена, а присутствие хоть одного верующего батюшки считаю удачей. Когда я приехала на родину и пошла разбираться с организаторами тура, там пришли в ужас от моего рассказа. Сказали, что заменили бы гида в первый же день и пообещали, что больше этих артистов-аферистов никогда приглашать не будут.

Иллюстрация: Капернаум, храм 12 апостолов

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: