Плач по одуванчикам

3 месяца назад Ксения Волянская

Иди и гляди, и не откладывай.

На что глядеть в наших каменных джунглях в конце мая месяца, накануне мелко нарезанного вперемешку с весной и осенью уральского лета? Иди смотреть на золото в зеленом, чтоб насытить глаза твои. Ибо придут завтра и погубят его, перемелют с травой.

Будучи трезвенником, не соглашусь с псалмопевцем, сказавшим, что вино веселит сердце человека. Пусть кого-то веселит вино, но разве только оно? И пение птиц, и белизна яблонь в цвету, и первые стрижи, и золото одуванчиков в зеленой траве – все это веселит сердце горожанина после долгой тревожной зимы. Но радость наша кратковременна, как жизнь бабочки.

Наступает утро, когда мы просыпаемся от визга и треска электрокосилки. И идя на работу, наблюдаем уныло, как усердные гастарбайтеры в оранжевых жилетах выполняют приказ начальства — косить траву везде, кроме клумб, под корень. И вот пустеют веселые лужайки под окнами хрущевок, во дворах, под заборами. Старушка, не выходящая по дряхлости из дому, не утешится больше, глядя в окно на радостные вспышки желтого, девочки не сплетут венки (вы еще помните, как мы плели венки, а как делали «принцесс» из стебельков?), а чистые душой инстаграмерши не выложат фотку #одуванчикивезде, #одуваничикиповсюду, #одуванчикивцвету и #одуванчикиии.

«Да что вы за человек, что за пургу вы несете про какие-то одуванчики, когда обыск у Серебренникова, когда в Чечне убивают геев, когда реновация в Москве, когда в полицию увезли мальчика, читающего вслух Шекспира, а в Челябинске детям хотят запретить праздник Холи?! До ваших ли тут дурацких одуванчиков, которые сегодня есть, а завтра посохнут и сдохнут, забот нет других? Постыдились бы!»

А знаете что? Не постыжусь. И даже, если бы умела, написала бы петицию – руки прочь от одуванчиков! Потому что все это одна история, и это одни и те же люди, которые оккупировали наши города, уничтожают одуванчики, пилят березы, сосны и липы, лишая нас кислорода, разрушают памятники архитектуры для строительства элитных жилых коробок, строят, где им вздумается, аляповатые новоделы, отбирают у детей игровые площадки, запрещают нам смотреть и слушать то, что нам нравится, и ходить, куда душа зовет.

Ненавистны им лопухи, ромашки и одуванчики, растущие в неположенных местах, дерзко и нелегитимно, без разрешения и санкций, вне специально созданных площадок и клумб, нечто либеральное и чересчур вольнолюбивое видится им в этом а вольнолюбие даже в мире растений нежелательно.

Вот только не надо про клещей. Клещи – это предлог. Как предлог «синие киты» для того, чтобы запретить детям интернет, а злые террористы – чтобы прослушивать мобильные телефоны и взламывать мессенджеры, а мерзкие кощунники – предлог, чтобы запретить рассуждать о православии вне строго ограниченных рамок, разрешенных начальством.

Сызмальства приучаем мы детей – начальству виднее, когда и какая красота нам нужна или не нужна. Тот, кто привыкает каждый год смотреть на уничтожение красоты – пусть и всего лишь сорняков, не стоящих внимания серьезных людей, — спустя годы будет равнодушен к разрушению старинных особняков.

Несколько лет назад Владислав Крапивин написал очередную повесть для подростков «Переулок Лихоманова».

Финал в этой книжке такой. Одного четвероклассника исключили из участия в военной игре — он не захотел стрелять из пневматической винтовки по мишеням в виде людей. Мальчик думал, что выстрел по нарисованному человеку может где-то вызвать чью-то реальную смерть.

С него сорвали бумажные погоны, и он ушел к друзьям, которые любили играть в переулке, заросшем одуванчиками. А там пацаны встали шеренгой против косарей, которые пришли изничтожить под корень всю траву. Появилась полиция. Это с одной стороны. А с другой — учителя ближней школы, которые решили не давать в обиду ни своих детей, ни одуванчики.

Разгонять детей или увозить в участок не решились. Только лейтенант, который когда-то учился у старой учительницы, сказал ей с ухмылкой:

«— Там, на стадионе, одноклассники вашего Ромочки учатся быть защитниками страны, а он отсиживается за подолом любимой учительницы. Извините за прямоту.

(…)— Он поступает, как надо, Марочкин, — сказала Ольга Петровна. — Дети на стадионе еще только учатся защищать родину. А этот мальчик защищает ее уже сейчас. Когда не дает косить одуванчики».

Читайте также:

Баобаб и зубастая овечка

Триста шекелей за чудо