Поезд

2 недели назад священник Федор Людоговский

Часто мне кажется, что я и многие мои церковные знакомые едем в поезде. Сидим в купе, выпиваем, закусываем, ведем вагонные споры. И вдруг — остановка. Глядишь в окно, а там на станционном павильоне написано: «Богослужение на русском языке». И тут кто-то из твоих собеседников спохватывается: да ведь мне же здесь выходить. И выходит. Вот он уже на платформе. Подходит к окну нашего купе, машет нам, мы в ответ машем ему. Но паровоз дает свисток, начинает набирать скорость, покинувший нас друг остается за спиной — там, в прошлом. «Мы еще встретимся! Мы обязательно встретимся!» Да, всё может случиться…

И вот мы едем дальше. Народу в купе меньше не становится. Разговоры продолжаются. Но через некоторое мы время чувствуем: наш состав вновь тормозит. Станция называется «Каноничность». И тут народ начинает суетиться, заворачивает недоеденную воблу, закручивает бутылку с недопитой водкой, прощается довольно сухо — и идет на выход. Оставшиеся смотрят вслед ушедшим. «Мы еще встретимся». Да, чего на свете не бывает…

А народ всё прибывает, и в купе уже невозможно разместиться. И приходится перейти в вагон-ресторан. Наша компания разбивается на группки — прямо как в салоне Анны Павловны Шерер. Но разговоры тут гораздо живее и горячее. И снова поезд останавливается. Уже темнеет, но можно различить надпись: «Единственно истинная конфессия». Внезапно оказывается, что значительной части собеседников уже нет — они где-то там, расходятся по домам этого городка. У каждой конфессии своя штаб-квартира, и каждая конфессия, разумеется, самая истинная. «Мы еще встретимся?» Бог весть…

И вот наступает ночь. Людей еще больше. Но постепенно разговоры за столиками и в тамбурах стихают, ближе в двум-трем часам народ начинает тихо расползаться по койкам. Ты сидишь в задумчивости в опустевшем вагоне-ресторане. Постепенно тобой овладевает дремота, ты погружаешься в сон…

И тут ты вздрагиваешь. — Что случилось?

Никакого поезда нет. Ты один посреди огромного поля. Ранее утро. Краешек солнца появляется над горизонтом, обещая новый день и новую жизнь. На западе угадывается лес, на юге рельеф ощутимо понижается — возможно, там река. Куда идти? Это не имеет значения. Можно остаться на месте, можно идти в любом направлении, с любой скоростью. Бог — над тобой и под тобой, на севере и на юге, на западе и на востоке, внутри тебя и снаружи всех возможных вселенных. Он знает каждую твою мысль, видит каждый твой шаг — но предоставляет тебе полную свободу. И, что важнее всего, Он тебя любит и в тебя верит.

Железной дороги нигде не видно. «Мы встретимся! Мы обязательно встретимся!» Да, друзья, конечно. Непременно. Да и как может быть по-другому?

Источник

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: