Православие цемента и бремя непрощения

5 месяцев назад Ахилла

«Ахиллу» попросили прокомментировать статью Даниэля Орлова «Апология молчащих о храме», опубликованную на сайте «Хазин.Ру». Автор, как он пишет о себе, «прозаик, член Исполкома Русского ПЕН-Центра, член Союза писателей Санкт-Петербурга». Также напоминает, что родился не просто в «Ленинграде», но и в «СССР».

Статья Даниэля Орлова, на взгляд редакции «Ахиллы», отражает довольно распространенную точку зрения среди православных «охранителей», поэтому мы сочли возможным дать два комментария к статье.

Алексей Плужников, главный редактор «Ахиллы»:

Итак, если я правильно вычленил основные мысли автора из риторических конструкций, которые выстроил «прозаик», то они таковы: есть некие «индивиды», которых  автор брезгливо характеризует «городской интеллигенцией». Эти индивиды, под прикрытием борьбы за правду, на самом деле объединились в секту, которая занимается разрушением русской государственности и «цементирующей силы православия».

Православные, согласно Орлову, всегда правы, потому что когда «человек принимает на себя подвиг православной веры, у него не возникает вопроса правильности или неправильности, законности или незаконности аргументов. Православное сознание естественным образом вбирает в себя противоречия, признавая их, ощущая за этой очередной трещиной мироздания свет Господнего откровения, которое единственное склеивает части разваливающегося мира». Проще говоря, у православных вопросов не возникает, а только возникают вбирания, признания и ощущения.

Когда интеллигенция смеет критиковать РПЦ, патриарха да и вообще задаваться вопросами истины, то это потому, что в ее, интеллигенции, сознание внедрилось нечто «темное, витальное, почти хтоническое», что заставляет их видеть православных государственников в образе вертухаев на вышке, по мнению автора.

Православные, считает Даниэль Орлов, не могут аргументированно противостоять индивидам из городской интеллигенции, ибо у православных «есть только экстатическое переживание правильности, которое не требует аргументации». Поэтому православное большинство в основном помалкивает, в силу своей богословско-экстатичной мудрости, но всё же порой «выделяет из своей среды тех, кого обязывает выступить защитниками Церкви».

Эти «выделенные» защитники веры, уверяет прозаик из СССР, подвергаются насмешкам и оскорблениям со стороны интеллигенции, подвиг их тяжел и требует благословения. Автор явно имеет в виду тяжелые подвиги господина Милонова, протоиерея Пелина и прочих героев цементного православия, в качестве аргументов использующих «парашу».

Православное общество терпеливо молчит и молчаливо прощает, но до поры до времени: «в случае опасности, прямой опасности существованию православия, соборность рекрутирует очередных защитников из своей среды, наделённых тяжёлым бременем непрощения. И сколь темны будут их лица, зависит уже не от них. Так бывало в русской истории и так будет снова».

Краткий итог, который можно сделать из статьи «члена Исполкома»: вы, интеллигенция, вякайте, пока можете, но совсем скоро наши лица потемнеют «тяжелым бременем непрощения» — параши готовы, и «Черная сотня» (или лучше «Красно-черное православное СС») уже собирается для цементирования сектантов.

Спасибо за разъяснения. «Просто, коротко, легко запомнить». ©

Диакон Андрей Белоус:

Статья на «Хазин.Ру» сама по себе не интересна вообще. Даниэль Орлов совершенно не спускается с Олимпа своей «правоты» до уровня спора по существу дела. В самом деле, о чем спорить с «этими», которые не правы по определению, «НАМ», которые по определению же правы во всем. Но именно этим она и интересна. Она показывает «на пальцах», почему возникает это «разделение».

Начинает он с того, что соцопросы «якобы» показывают не слишком приятную для него картину — большинство питерцев против передачи Исаакиевского собора РПЦ. Поэтому опрос неправильный, верить ему нельзя, а нужно признать тот «факт», что все православные хотят, поэтому хотят вообще все. Ну, по меньшей мере, 88% населения. А остальные просто предатели, враги и сектанты, слушать их не нужно и переубеждать бесполезно. Я бы спросил, что с ними делать, но иногда «не так страшен вопрос, как ответ на него». Допустим, Даниэль предлагает просто не обращать внимания. Вот он пишет, что Церковь — это «консолидирующая сила» в статье, которая вся о разделении общества из-за действий Церкви. То есть, первая черта — не замечать реальность. Если она не такая, какой должна быть, то тем хуже для нее.

Дальше начинается про мораль и разделение. Что сторона противников непримирима, что они свято верят в свою правду, что они не будут слушать никаких аргументов, что это «разлом» и «сектантство». Вполне соглашусь про разлом. Но разве не те «разламывают» общество, кто сразу записывают всех несогласных во враги и сектанты? Вот он пишет про «них»: «естественное стремление граждан к честности и требования зеркальной честности от светской власти превращается в создание партии свидетелей единственной истины и единственной правды». А вот о самом православии: «Ответ кроется в самой христианской вере, в невыразимых переживаниях, которым не следует облекаться в слова, а достойно оставаться в молчании. Нет возможности у христианина трактовать Божий промысел. Есть только экстатическое переживание правильности, которое не требует аргументации». Он снова просто не замечает, что «мы» и «они» у него совершенно одинаковые. Просто верят в разное. А раз он сам верит, не рассуждая, то и «они» должны быть такими же. Это просто «перенос» своего образа мысли на всех людей. Это вторая черта.

Есть и третья. «Не тот народ». Обычно в этом обвиняют как раз «либералов» и «демшизу», но тут автор не поленился, написал целых два абзаца. Понятно, тот же Ильин никак не мог принять, что русский народ раз за разом выбирал не тех, кого выбирал он. Вот не нравились ему ни Врангель, ни Гитлер. «Не тот народ». Почему? Вот пишет сам Орлов: «Это детское суеверие, что речённое нам снаружи всегда является правдой, что за транслируемыми нам прекрасными образами справедливого мироустройства скрываются прекрасные помыслы и праведные дела». Красиво? Но это пример обратный второй черте.

Автор не замечает, что он сам думает точно так же. В самом деле, а почему он так убежден, что это не РПЦ ошибается в сути спора или методах? Разве не потому, что он «экстатически» принял красивые слова про Бога и веру, «идеал Святой Руси», «Москва — Третий Рим», скрепы, консолидацию или что-то еще? Разве РПЦ не предлагает прекрасные слова, за которыми может быть и политиканство? «Ты прочитал Евангелие и поверил в Христа, ты русский и православный? Прекрасно! Православный должен любить империю и поддерживать власть, это идеал симфонии».

Вот именно на это РПЦ и разменяла «консолидацию» и «общественный консенсус». Потому что если привязывать себя к партии или режиму, то и «рейтинг доверия» будет привязан к доверию к ним. И даже ниже. Потому как не только православные голосуют «за». И далеко не все. Да. Этот союз дает деньги, время на ТВ, влияние, ОПК, но за него приходится платить. И цена этого именно разделение в обществе по отношению к РПЦ. В том и дело, что она сама создала «разлом» и лишь усиливает его.