Про игуменью Иннокентию Келпинскую

2 месяца назад Анна Мастеркова

15 июля 1746 года в возрасте 88 лет скончалась игуменья Новодевичьего монастыря Анастасия. Новую игуменью сначала предполагали выбрать из монахинь Московского Вознесенского монастыря, однако затем, «следуя традиции» и «во исполнение устного приказания императрицы Елизаветы Петровны», Синод предписал «избрать оную епископу Смоленскому» и прислать ее в Санкт-Петербург. Преосвященный Гедеон выбрал монахиню Смоленского Вознесенского монастыря из шляхетства Иннокентию Келпинскую, которая по приезде в столицу была представлена государыне, изволившей ее «апробовать». После чего монахиня Иннокентия была произведена во игуменьи епископом Санкт-Петербургским, приведена к присяге и 11 июля 1747 года отправлена в Москву.

Она прибыла, поразив Москву роскошью своего экипажа. Для найма подвод игуменье было выдано 100 рублей «в счет Новодевичьего монастыря». На посту она показала себя весьма деятельной и предприимчивой, но документы говорят также о ее крутом нраве, который часто способствовал возникновению конфликтов вокруг обители. Свой нрав она показала, отправившись в 1755 году самолично улаживать претензии местных шляхтичей на земли и леса монастырского вотчинного села Баскаково в Смоленской губернии. Вообще-то игуменьям были запрещены подобные поездки. Но Иннокентия добыла разрешение Консистории, указав целью поездки г. Смоленск и поклонение Смоленским чудотворцам. Вмешательство в вотчинное управление сошло игуменье с рук.

Впрочем, Иннокентия по расследовании дел почти никогда не оказывалась виновной, хотя подозрения против нее были весьма вескими. Так, в 1749 году в Синоде разбирали дело по обвинению игуменьи Иннокентии монастырским подканцеляристом Федором Евдокимовым. Он выявил умышленное утаение сборов по неокладным монастырским доходам. Иннокентии было выдвинуто обвинение по 10 пунктам, но по всем игуменья сумела дать удовлетворительный ответ, в свою очередь, выдвинув ответное обвинение Федору Евдокимову в растрате рекрутских денег. По определению Синода от 12 декабря 1749 года дело было препровождено Московскому архиепископу Платону Малиновскому на заключение и по неизвестным причинам осталось неоконченным.

По другому делу, имевшему место быть в 1754 году, игуменья Иннокентия была обвинена в вымогательстве взятки в 10 рублей у диакона Новодевичьего монастыря Ивана Михайлова, в связи с постройкой на его земле купцом Степаном Буториным поварни. Диакон отказался дать взятку, и был взят по ложному доносу игуменьи в Консисторию под караул. Это дело также не было закончено. Его отослали в Синод к архиепископу Платону Малиновскому на доследование, где оно, как и предыдущие дела игуменьи, не было закончено.

Умерла игуменья от чумы 17 октября 1771 года. Была похоронена послушницей Акилиной Комаровой у стен монастыря.

Как и почему архиепископ Платон покрывал злоупотребления игуменьи, мы не знаем. Он оставил по себе в Москве добрую память, был ревнителем духовного образования, при нем были устроены церковные дома для причетников и отменены для них телесные наказания. Он был известен гуманным обращением с вверенными ему людьми. По смерти у архиепископа Платона осталось 20 рублей, которые он завещал раздать бедным.