«Розовый Кролик как угроза национальной безопасности России»

4 недели назад Ахилла

Скандальное судебное дело по тяжбе магазина интим-товаров «Розовый Кролик» с Общественным Уполномоченным по защите семьи из Санкт-Петербурга, неожиданное превратившееся в дискуссию о духовности и традиционных ценностях, на условиях анонимности специально для «Ахиллы» комментирует управляющий партнёр российской юридической компании (специализация: арбитражные споры; компания неоднократно отмечалась национальным юридическим рейтингом ПРАВО.РУ-300)

***

Периодически до России доходят тексты судебных решений западных правопорядков, в частности, из Великобритании и США, в которых судьи приводят пространные, на «много букфф» рассуждения о том, почему они считают выносимые ими решения нужными и полезными для общества и почему нельзя рассмотреть соответствующее дело иначе с точки зрения общественного блага и развития. Для российского права, которое следует традициям обоснования судебного акта только установленными обстоятельствами дела, принятыми судом доказательствами и ссылками на законы и прочие нормативные правовые акты, такие рассуждения судей выглядят диковинно. Вернее, выглядели до 8 марта, когда в Картотеке арбитражных дел Федеральных арбитражных судов Российской Федерации появился полный текст решения от 07.03.2018 по делу №А56-68012/2017. Дело рассмотрено Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В ней отечественный судья Андрей Евдошенко если не достиг уровня риторики своих зарубежных коллег, то, во всяком случае, к ней приблизился. А происшествие, тем временем, случилось нешуточное: магазин каких-то интимтоваров посягнул ни больше ни меньше, как на (цитаты): «основы цивилизационной самобытности российского государства», «нормы общественной морали и нравственности, традиционные, духовные и семейные ценности, исторически сложившиеся в российском обществе». Это по мнению судьи.

Итак, главные герои очередной «скрепной» истории.

Сеть магазинов «Розовый Кролик» — мультибрендовый магазин укрепления семьи, как сами бизнесмены позиционируют себя на сайте. Или, проще говоря, магазин секс-товаров. В целом ясно, подробности, кому интересно, здесь. От имени магазинов в суде выступал Максимилиан Лапин, владелец бренда, ведущий бизнес в качестве индивидуального предпринимателя. Отличием именно Розового Кролика от иных подобных заведений с некоторых пор стало то, что Максимилиан Лапин решил придать своей деятельности идейную направленность. Само позиционирование бренда как магазина для укрепления семьи стало некой идейной точкой, с которой Лапин смотрит на свой бизнес. Также Розовый Кролик поддерживает тренинг-центр «Академия Любви» (как об этом анонсировано на сайте самого Кролика — уникальный проект, нацеленный на развитие психологической и сексуальной зрелости и культуры семьи, тренинг-центр психологического и сексуального образования) и Санкт-Петербургский Музей Любви «МузЭрос» (заявляется как один из крупнейших исторических музеев в мире, поистине уникальное культурное учреждение). В целом идеология бизнеса сформулирована самим Лапиным фразой (информация с сайта LapinGroup): «Мы способствуем любви, семейному счастью и удовлетворенности в браке; поскольку семья — это единица общества, мы стараемся ради благополучия и взаимопонимания в обществе в целом и в гендерных отношениях в частности».

Хорошо это или не очень — каждый пусть составит мнение сам; мы просто констатируем факт, что человек вот так ведёт свой бизнес. И всё могло быть спокойно у господина Лапина, не реши он дополнить ассортимент своих магазинов товарами для детей. Неожиданное на первый взгляд бизнес-решение имеет под собой прагматичный расчёт: большая часть покупателей Розового Кролика — люди семейные, и как таковым, им характерно иметь детей. Формула «один раз зашёл и всё купил» свойственна для маркетинга любых товаров. Так в магазинах Розового Кролика появились разделы «Товары для мам и малышей» и «Детские игрушки и игры».

Вот в этот-то момент в нашей истории и появляется второй персонаж — Общественный уполномоченный по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Ольга Баранец. Кого заинтересовала деятельность этого интереснейшего общественного института, может обратиться на официальный сайт Общественного Уполномоченного.

Главной своей задачей Ольга Баранец ставит «защиту института традиционной семьи и права ребенка на воспитание в родной семье», а также задачи, «касающиеся сохранения и укрепления института традиционной семьи как одной из основ русской цивилизации и нашего государства» (взято с главной страницы сайта). Логотип Уполномоченного, кроме вполне понятных при его деятельности силуэтов семьи из отца, матери и ребёнка, содержит ещё стилизованный крест. Последнее, надо понимать, символизирует приверженность Уполномоченного христианским ценностям. Также у Уполномоченного есть круглая печать, оттиск которой ставится на многочисленные обращения и жалобы.

В активе Ольги Баранец, в частности, защита детей от навязчивой продажи контрацептивов вместе с киндер-сюрпризами и жвачками, ультиматум министерству образования, разоблачение «страшной лжи» министерств образования и здравоохранения, декларирование борьбы с ювенальной юстицией и подобные вещи.

Досталось в своё время от Общественного Уполномоченного даже известному Правмиру, который заклеймён как «псевдоправославный ресурс», который, «стараясь изо всех сил», «агрессивно продвигал акцию»… нет, не о том страшном, о чём можно подумать, а всего лишь по отказу от излишних цветов на 1-е сентября и перечислении освободившихся денег на благотворительность. Напомним, смысл акции — не дарить цветы 1-го сентября учителям «тоннами» (ибо их физически действительно некуда девать — учеников в среднем в 25-30 раз больше, чем учителей), а подарить один-два букета, а сэкономленные на остальных цветах деньги централизованно собрать и общим решением отправить на какое-нибудь благое дело. Чем тоже поздравить учителей. Причём риторика Общественного Уполномоченного сродни выражениям бульварной агитации большевиков времён раннего СССР: глава фонда «Вера» Нюта Федермессер (именно она является одним из инициаторов замены цветов деньгами на добрые дела) «пытается подкупить наивных», упоминается любимый всеми разоблачителями козней метод «окна Овертона», и шедеврально заканчивается лозунгом «это пусть на Западе экономят на уважении к старшим!». Если что, то все эти удивительные слова написаны здесь. Вообще на сайте Общественного Уполномоченного много материала, заслуживающего внимания исследователей «параллельных психологических миров». Здесь мы упомянули подробно об одной инициативе Ольги Баранец про цветы, фонд «Вера» и Правмир, которая в принципе не относится к сексу и секс-товарам, чтобы было понятнее, что дальше случилось с бизнесменом Лапиным и его Розовым Кроликом.

А случилось вот что: «Одуревшие от безнаказанности торговцы приспособлениями для проституток и педерастов из сети Розовый кролик решили влезть на рынок детских игрушек, пеленок, сосок и подгузников». «Торговцы фаллоимитаторами, резиновыми куклами и прочей дрянью». «Аудитория педерастов и проституток на которые в первую очередь рассчитаны все «сексшопы», уже не устраивает владельца «кролика» по фамилии Лапин — гражданин желает новых барышей, пусть и за счет провокации нездорового интереса у подростков и молодых родителей». Тем, кого смущают употребляемые выражения, объясняем: это цитата из пресс-релиза с сайта Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленинградской области Ольги Баранец, миссия которой, напомним, — «создание в Санкт-Петербурге эффективной системы общественного и родительского контроля в сфере обеспечения и защиты прав семьи и детей» (опять цитата). Полный текст официальной реакции (а какой ещё может быть реакция на официальном сайте?) указанного официального лица вот тут. Справедливости ради, нужно отметить, что досталось не только бизнесмену Лапину. «Любители «морковки», которые до сих пор занимают место госслужащих» — это уже в адрес чиновников, которые не захотели принимать репрессивные меры против Розового Кролика. В ряды «любителей морковки» записаны сотрудники прокуратуры (без уточнения подразделений), Федеральной антимонопольной службы, Комитета по рекламе и СМИ Правительства Санкт-Петербурга и Роскомнадзора. От последнего — персонально Ирина Парсон, заместитель руководителя Управления Роскомнадзора по Северо-Западному федеральному округу, которая, кстати, замужем и воспитывает дочь (данные с официального сайта Роскомнадзора). Письмо за подписью Ирины Парсон вывешено на сайте для всеобщего порицания как образец бездействия государственных структур в борьбе Уполномоченного «с навязчивой рекламой порока от Розового Кролика».

Максимилиан Лапин почему-то (сарказм) не согласился с подобной оценкой своей деятельности Общественным Уполномоченным и вчинил последнему иск, попросив арбитражный суд признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию соответствующие высказывания (которые к тому времени расползлись по сети интернет). Вторым ответчиком был выбран учредитель Российского информационного агентства «Катюша», которое само позиционирует себя как «патриотическое интернет-СМИ» (именно там была продублирована статья Уполномоченного). А заодно взыскать с ответчиков 1 миллион рублей компенсации морального вреда.

Теперь вы представляете клубок страстей, который в процессуальной форме искового заявления с толстой пачкой письменных приложений-доказательств лег на стол судьи 3-го судебного состава Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области Андрея Евдошенко — следующего героя этой занимательной истории. Судьи — категория наших сограждан весьма закрытая, поэтому в отношении Евдошенко достоверно известно только то, что как судья он достаточно молодой, назначен в декабре 2016 года. То есть к моменту поступления иска Розового Кролика он не проработал в этом почётном статусе и года.

Сразу скажем, чем закончилось рассмотрение дела в первой инстанции: Розовому Кролику в лице Максимилиана Лапина в удовлетворении иска суд полностью отказал. Общественный Уполномоченный Ольга Баранец и ООО «Реалист» (учредитель РИА «Катюша») формально вышли победителями.

Поскольку обсуждаемая тема стала объектом многочисленных обсуждений в СМИ и соцсетях, подчас на любительском уровне, тут же уточним: главным основанием для отказа в иске суд указал то, что «оснований считать, что спорные высказывания размещены именно ответчиками, и, что они непосредственно являются авторами (распространителями) спорных высказываний, не имеется». Весьма сомнительный вывод, особенно учитывая то, что обсуждаемая статья до сих пор висит на официальном сайте Общественного Уполномоченного. Тогда кто же, как не сам Уполномоченный, размещает там информацию? При этом Регистратор доменных имен «REG.RU» сведений о владельце доменов http://katyusha.org (сайт РИА «Катюша») и https://дети-петербург.рф (сайт Общественного Уполномоченного) не предоставил. Запрос арбитражного суда (а без судебного запроса получить сведения о владельцах доменов невозможно, это конфиденциальная информация) был проигнорирован. Данное обстоятельство, тем не менее, не помешало рассмотреть иск по существу, попеняв в итоговом решении истцу Лапину, что это он не доказал взаимосвязь сайтов и ответчиков.

Обсуждаемая тяжба вообще является кладезем тем для профессионального обсуждения юристов, которое мы по понятным причинам сводим к минимуму. Кто интересуется правовыми нюансами — в сети появились разборы этого дела, например, здесь. Единственно, к чему хочется призвать, так это при прочтении судебного решения отделять часть с изложением установленных судом обстоятельств и их оценку именно судом от той части, где пересказаны субъективные мнения истца и ответчиков. Последние, согласно процессуальному закону, тоже указываются в судебном акте. Данный нюанс (особенно учитывая 18 страниц текста в решении!) уже вызвал немалую путаницу у многих журналистов.

Оценивая вынесенное решение, на страницах «Ахиллы» ограничимся упоминанием такого очевидного для специалиста (да и не для специалиста тоже) момента, как деловая репутация и её защита. Так, судья Евдошенко, видимо, считает, что столь нелестные высказывания в адрес бизнесмена Лапина не подрывают его деловую репутацию, потому что она (репутация) и так порочна. Читаем лист 14, абзац 2 сверху судебного решения:

«…Закон не создает репутацию, а охраняет право на нее в позитивном смысле этого слова, поэтому создание репутации, основанной на деятельности, противоречащей нормам общественной морали и нравственности, традиционным, духовным и семейным ценностям, исторически сложившимся в российском обществе, не может быть положено в основу защиты прав носителя данной репутации, тогда как правовая защита репутации как нематериального блага, осуществляется в случае нарушения или причинения вреда именно положительной репутации…»

То есть по Евдошенко есть положительная репутация, а есть некая отрицательная репутация, которая защите не подлежит. И определяется, так сказать, знак репутации характером деятельности — противоречит деятельность «нормам общественной морали и нравственности» и так далее или не противоречит. С уверенностью можно заявить, что разделение репутации на положительную и отрицательную с точки зрения права есть ересь великая. Пока не доказано иное, наличие деловой репутации презюмируется, и она всегда положительная.

Не меньшей ошибкой будет ставить репутацию в зависимость от соответствия характера предпринимательской деятельности нормам морали и нравственности. Иными словами, предпринимателю, законно осуществляющему предпринимательскую деятельность, нельзя отказать в защите репутации только потому, что сама его деятельность кому-то не нравится или не соответствует чьим-то критериям о морали и нравственности. Жаль, нельзя спросить автора судебного акта о том, что же теперь делать, например, с птицефабриками, зверобойнями, пушными аукционами, свинофермами (не забудем про мусульман и вечный пример со свининой!) и подобными предприятиями. Про Концерн «Рособоронэкспорт», торгующий оружием и самим существом своей деятельности нарушающий 6-ю заповедь «не убий», страшно даже вспоминать. В светском государстве, коим, согласно Конституции, является Россия, ведение какой-либо легальной предпринимательской деятельности само по себе не может лишить бизнесмена репутации. Пока торговля так называемыми товарами для взрослых в стране не запрещена, у предпринимателей, эту торговлю осуществляющих, репутация как таковая есть. И должно быть право на её защиту. А дальше уже нужно разбираться детально, кто кого обозвал земляным червяком (аллюзия на мультфильм из нашего детства, если что).

Для сравнения приведём примеры обратного: наркоторговцы (торговля наркотиками запрещена под угрозой уголовного наказания), проститутки (проституция запрещена под угрозой административного наказания), киллеры (наказание вплоть до пожизненного заключения) и подобные «профессии». Вот этим лицам — да, суд должен априори отказывать в защите деловой репутации (которой у них, собственно, в правовом значении и быть не может).

В принципе, за столь концептуальное непонимание основ права можно и судейской мантии лишиться. Или, по меньшей мере, не получать больше в своё производство иски о защите деловой репутации (нужно пояснить: у судей арбитражный судов существует своя специализация, укрупнено по направлениям права, например: корпоративные споры, банкротство и пр.).

Дело Розового Кролика, возможно, так бы и осталось частным делом некоего бизнесмена, которого как-то обозвали в медийном пространстве, и юристы которого подали определённый иск и что-то там в результате выиграли или не выиграли. Если бы не одно важное обстоятельство, проходящее, как любят выражаться деятели пера и бумаги, красной нитью через всю обсуждаемую историю. Это обоснование судебного решения (а с ним — и деятельности Общественного Уполномоченного) соответствием духовным ценностям и ссылки на сугубо религиозные документы. Именно это обстоятельство и явилось причиной появления настоящей статьи именно на «Ахилле», а не где-нибудь в закрытой юридической группе в недрах фейсбука.

Давайте посмотрим на судебный акт с новой точки зрения и перечитаем написанное, на этот раз пропуская некоторые вспомогательные слова:

«Создание репутации, основанной на деятельности, противоречащей нормам общественной морали и нравственности, традиционным, духовным и семейным ценностям, исторически сложившимся в российском обществе, не может быть положено в основу защиты прав носителя данной репутации».

Переведём с юридического на русский: если ты занимаешься тем, что недуховно (противоречит духовным и семейным ценностям, исторически сложившимся в российском обществе), то ты никто и звать тебя никак (не может быть положено в основу защиты прав носителя данной репутации).

Сразу закономерны вопросы: при чём тут светское государство и гражданское право, которое по определению аполитично и нерелигиозно? И более прикладной, если можно так выразиться, вопрос: а где написано, что кошерно (виноват, духовно), а что — нет?

Позвольте ещё процитировать решение судьи Евдошенко, лист 13:

«…Уполномоченный в своей деятельности придерживается и стремится реализовать на практике основные принципы и взгляды Русской Православной Церкви (Московский Патриархат) и иных традиционных конфессий Российской Федерации на вопросы семьи и детства…»

Если вас кто-то когда-то обзовёт одуревшим от безнаказанности торговцем, владельцем приспособлений для проституток и педерастов (в «Розовом Кролике» случайно ничего не покупали?), не спешите дать ему в табло в прямом или в переносном смысле. Сначала поинтересуйтесь, не придерживается ли ваш собеседник основных принципов и взглядов Русской Православной Церкви и не стремится ли реализовать их на практике. Так, на всякий пожарный. Ибо в последнем случае велика вероятность, что позже в мотивированном судебном акте вам подробно объяснят, что высказывание «одуревшие от безнаказанности торговцы», в части высказывания «одуревшие» имеет значение «перестали ясно мыслить» и представлено в форме мнения. Кстати, интересный вопрос: кто и за что должен был наказать бизнесмена Лапина и, судя из контекста, не сделал этого, раз тот одурел (простите, перестал ясно мыслить) от безнаказанности? А высказывание «торговцы фаллоимитаторами, резиновыми куклами и прочей дрянью» имеет значение «торгует тем, что является плохим, скверным» и представлено в форме оценочного суждения. Высказывания «обнаглел еще больше» имеет значение «стал крайне дерзким и бесстыдным» и тоже представлено в форме оценочного суждения. В данном случае нет никакого ёрничества — исключительно цитаты из судебного решения. Лист номер 14, кому интересно.

Кстати, в судебном решении даже указано, где, так сказать, можно изучить матчасть:

«К числу таковых относятся принципы и взгляды, изложенные, в том числе, в следующих документах: «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (принят юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года); «Позиция Русской Православной Церкви по реформе семейного права и проблемам ювенальной юстиции» (принят Архиерейским Собором Русской Православной Церкви от 04.02.2013 года); «Заявление Президиума Межрелигиозного Совета России по вопросам защиты прав семьи и ребенка от 22.04.2010 года»); «Заявление Межрелигиозного Совета России о срочных мерах по поддержке семьи и детства от 13.04.2011 года»; «Заявление Патриаршей Комиссии Русской Православной Церкви по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с публикацией официальной позиции ЮНИСЕФ, придерживающей законодательное признание однополых союзов, от 18.12.2014 года»».

Не знаю, читали ли указанные документы Общественный Уполномоченный Баранец и судья Евдошенко до конца, но там нет ничего про недопустимость торговли фаллоимитаторами и резиновыми куклами, а также про возможность (или невозможность) торговли детскими товарами в секс-шопах. Собственно, по понятным причинам и быть не может. Тем более, нет ничего про возможность называть кого-то «одуревшим от безнаказанности» и использовать прочие нелестные эпитеты. Скорее, наоборот, если что-то и есть по теме, то про любовь и терпение к ближнему.

Тем не менее судебное решение аргументировано именно несоответствием деятельности Лапина духовным и семейным ценностям, исторически сложившимся в российском обществе. А Общественный Уполномоченный, оказывается, действует исключительно в канве принципов и взглядов РПЦ и ни за что извиняться не должен.

Кстати, фигуре Общественного Уполномоченного следует уделить больше внимания.

Институт Общественного Уполномоченного учреждён в форме общественного объединения, не имеет статус юридического лица и в органах юстиции не зарегистрирован. Согласно протоколу Учредительной Конференции родительской, патриотической, православной, ветеранской и иной общественности Санкт-Петербурга, соответствующая общественная должность была учреждена сравнительно недавно — 15 января 2015 года, уполномоченный действует на общественных началах (на сайте даже висят реквизиты карточки Сбербанка Ольги Баранец для сбора финансовой помощи). Характерно, что РПЦ на этой конференции в 2015 году представлял иерей Алексий Мороз — священник РПЦ (МП), профессор богословия, председатель Собора православной интеллигенции, кандидат педагогических наук, и ещё ряд должностей и почётных званий. (В сентябре 2017 года священник Алексий Мороз с рядом других священнослужителей разорвал общение с РПЦ. — прим. ред.)

При чтении протокола прежде всего бросается в глаза гремучая смесь из видов общественности, которая в этой конференции участвовала. Особенно интригует, после перечисления, кажется, всех возможных видов общественности, указание «и иной общественности». (Нет, против никто ничего не имеет, просто любопытно знать, кто это.)

Настоящим откровением стало количество участников конференции — представителей всевозможной общественности второго по величине города России: 63 человека. Для сравнения: население Санкт-Петербурга, по данным Википедии, на 1-е января 2015 года (за 15 дней до конференции) составляла 5 191 690 человек. То есть одна восемьдесят две тысячи четыреста седьмая часть официального количества населения Санкт-Петербурга собралась и избрала всему городу некоего Общественного Уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге и Ленинградской области (первоначально этот общественный институт назывался «Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге»). Кстати, мы так и не смогли отследить тот момент, когда компетенция Уполномоченного стала распространяться не только на Санкт-Петербург, но и на Ленинградскую область (общественность которой, следует заметить, согласно тому же протоколу учредительной конференции, в учреждении общественной должности уполномоченного участия не принимала).

Примечательно, что в судебном решении, среди прочего, в отношении Общественного Уполномоченного суд установил:

«…Данный общественный институт, представляющий собой общность граждан (родительскую, патриотическую, православную, ветеранскую и иную общественность), не может рассматриваться в качестве субъекта гражданского права, обладающего процессуальной правоспособностью, и как следствие, — дееспособностью и деликтоспособностью, позволяющих не только использовать возможности гражданско-правовых способов защиты нарушенного права, но и нести гражданско-правовую ответственность, в том числе, за нарушение нематериальных благ…»

Проще говоря, юридически Общественный Уполномоченный — никто, процессуальной правоспособностью (способностью выступать стороной судебного дела) не обладает, дееспособности тоже нет (вот это, кстати, интересный вывод суда: недееспособный Общественный Уполномоченный, получается?), и с точки зрения права взять с такого Общественного Уполномоченного нечего. Одним словом, полный фейк выходит…

Кстати, Родион Юрьев (адвокат, представлявший интересы Общественного Уполномоченного в этом судебном деле) даже был вынужден дать некоторые пояснения на своей странице в фейсбуке в связи с этим нашумевшим, как он справедливо заметил, решением. Так вот, сама сторона защиты признаёт, что Общественный Уполномоченный — не субъект гражданских и процессуальных отношений. Уместно процитировать адвоката Юрьева: «Судиться с тем, чего нет, — невозможно».

И вот этот, как выразился суд, «общественный институт», которого, как выразился его адвокат, юридически «нет», начинает обзываться публично, используя свой официальный статус. То есть, простите, выражать своё оценочное суждение, как нам всем недавно разъяснил суд. При этом всё «исключительно в интересах сохранения и защиты общественной нравственности» (опять цитата из судебного решения).

Печальнее, что весь вышеописанный балаган нашёл полную поддержку и судебную защиту. Подобные вещи, как известно, добром не заканчиваются. Снова обратимся к тексту судебного решения:

«…Распространение негативных сведений об интимной продукции сети магазинов «Розовый кролик», для индивидуализации которой истцом был зарегистрирован товарный знак, само по себе не влечет нарушение прав истца на защиту его нематериальных благ, поскольку касается репутации, созданной в иной культурологической среде, не принимающей систему ценностей, несвойственных культурно-духовным традициям России, имеющие глубокие исторические корни и передающиеся из поколения в поколение, составляющие основы цивилизационной самобытности российского государства, к которым, в частности, относится: приоритет духовного над материальным, семья, нормы морали и нравственности…»

Ещё раз: судья нам всем говорит о том, что репутация бизнесмена Лапина создана «в иной культурологической среде» (хотелось бы сразу узнать, в какой? Лапин что — инопланетянин?), и что эта система чужда культурным и духовным традициям России. Вот мы незаметно уже почти получили поиски иных, чужих, «не принимающих» наши светлые идеалы. С закономерным разделением на своих, правильных, и этих самых «иных». А от поиска и разделения до сами знаете чего — иногда один шаг, как показывает история.

Разве что остаётся с горькой иронией заметить, что при составлении сего эпохального текста автор запутался в отрицательных частицах, и вышло с точностью до наоборот от того, что хотелось сказать: «созданной в иной культурологической среде, НЕ принимающей систему ценностей, НЕсвойственных культурно-духовным традициям России» (иными словами, среда, в которой господин Лапин создавал себе репутацию, не принимает «неправильную» систему ценностей, что теоретически должно расцениваться положительно).

Однако апофеозом судебной риторики следует считать вот это место:

«…Указанные традиционные духовно-нравственные ценности, составляющие основу российского общества, провозглашены в качестве стратегических целей обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, угрозами же которой, в частности, являются размывание традиционных семейных ценностей и ослабление единства народов Российской Федерации путем внешней культурной и информационной экспансии, включая пропаганду вседозволенности и распространение низкокачественной продукции массовой культуры, несущей нетипичные для российской ментальности принципы, внедряющиеся в общественное сознание с помощью современных информационных технологий, в том числе, посредством сети Интернет, что находит свое отражение в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2015 No683, Основах государственной культурной политики, утвержденных Указом Президента Российской Федерации от 24.12.2014 №808…»

То есть, деятельность Розового Кролика фактически признаётся угрозой национальной безопасности Российской Федерации, поскольку она размывает традиционные семейные ценности, и прочее, и прочее, и прочее…

На этом фоне то, что Общественный Уполномоченный госпожа Баранец публично обозвала всех покупателей магазина Розовый Кролик «проститутками и педерастами», а суд с ней в этом фактически согласился, как-то даже и вспоминать неудобно — не того масштаба вопрос, по сравнению с угрозой национальной безопасности то!

Вместо послесловия

Похоже, история о том, как Розовый Кролик против скреп биться ходил, получила неожиданное продолжение. 26 марта в арбитражный суд наконец поступил ответ регистратора REG.ru о том, кому принадлежат домены Общественного Уполномоченного и РИА «Катюша». Содержание ответа неизвестно, но предполагается, там указаны конкретные имена. (Напомним, что именно из-за недоказанности связи Общественного Уполномоченного Ольги Баранец с сайтом её же имени Розовому Кролику, главным образом, и отказали в иске). Правда, суд не дождался ответа регистратора и ещё 7 марта рассмотрел дело по существу. Так что теперь ложечки, как говорится, нашлись, но осадок остался. Во вполне конкретной форме судебного решения именем Российской Федерации. Зато Кролик-Лапин (как его полюбили называть с лёгкой руки Уполномоченного) получил дополнительные аргументы в апелляционной инстанции. Для подачи жалобы в которую остаётся времени совсем немного — до 8 апреля.

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: