С земли к Небу

6 месяцев назад Ахилла

Автор предпочел остаться под псевдонимом «Мирянин».

***

В Ленинграде с 1960 года развивается история жизни совершенно обычного человека — Мирянина.

Мирянин живет с родителями. И с бабушкой. Дедушка тоже есть, но он в другом городе – Кологриве, потому что у него другая семья. Мирянин дедушку в своей жизни не видел никогда, только потом, много позже, фотографию в некрологе в местной газете (она сейчас бережно хранится). И слова о нем прочитал, хорошие (пусть про каждого так пишут!). А теперь вот осознает перед ним свою вину – мог же при большом желании съездить к нему и познакомиться. Нет, не ругаться, не скандалить, просто съездить и представиться, просто поговорить, раз уж так случилось, что бабушка вычеркнула его из своей жизни. Но нет, не было этого, даже желания не возникло ни разу. Ну а теперь только и остается, что подавать за дедушку записки о упокоении на проскомидию, да заказывать литии и парастасы в положенные по церковному уставу дни.

Другая бабушка тоже есть, но она в Порхове. Другой дедушка, что из Порхова, Мирянину не известен, как и первый. Однако, его-то он хотя бы видел живым дважды в своей жизни. Первый раз — в возрасте четырех месяцев, а потом в два года. Дальше дедушка умер, и бабушка осталась одна. И потом, позже, в 1995 году внук в третий раз оказался возле дедушки, уже на его могиле.

Сейчас уже никого не осталось из предков, все ушли из жизни. Сначала бабушки, потом родители.

Родные мои, да помянет вас Господь во Царствие Своем!

Мирянин обладает хорошей памятью и это ему всегда здорово помогает. Помогало всегда: сначала еще до школы, при изучении английского языка, потом в школе, институте и позже. В институте особенно. Достаточно было элементарно посетить занятие и записать на нем то, что говорилось преподавателем, этого было достаточно, чтобы фотографически запомнить записанное. Потом, перед экзаменом, зачетом нужно было только лишь пролистать записанное в тетрадях методом «вентилятора» и все всплывало в памяти как фотографическая картинка — разглядывай ее, верти, как хочешь, переписывай. А в результате «зачет» или «отлично» по сдаваемому предмету.

Первое общение с Господом произошло у Мирянина в возрасте 4,5 месяцев, когда он вместе с родным дядей был отправлен родителями в Порхов к бабушке и дедушке впервые. Именно тогда Мирянин был крещен.

Чин Крещения состоялся в Порховской церкви при кладбище по дороге на Псков. Была глубокая ночь, около двух часов. В церкви в глубочайшей от потенциальных свидетелей тайне состоялось крещение трех или четырех младенцев. Присутствовали, помимо клириков, только ближайшие родственники детишек. Почему ночью и в тайне? Да потому, что запрещено было в то время крестить детей и в церковь заходить было нельзя.

Это сейчас, пожалуйста, ходи – не хочу, никого не затащишь. Правда, тащить, конечно, ни в коем случае нельзя – только добровольное решение на посещение церкви как проявление свободной воли. А в те времена – зашел, так сразу «на цугундер».

Мирянин прекрасно помнит общую службу, которая проводится при Крещении. Лучше всего запомнилась та бочка с талой водой (между прочим, май месяц), в которую были окунаемы батюшкой все крещаемые. Ох, и рев стоял тогда в церкви, каждый крещаемый изо всех сил старался выразить свое отношение ко всему священнодействию, к холодной воде, к покушению на личную свободу и неприкосновенность личности. И крестик, маленький, алюминиевый, надеваемый на шею, тоже запомнился, а вот внесение в алтарь – Царство Божие – не запомнилось. Жаль. Может быть, именно поэтому в течение последующих пятидесяти четырех лет Мирянин был потерян для Господа.

Мирянин жил своей жизнью. В детский сад не ходил, потому что бабушка нянчилась с ним дома, переехав из Кологрива к внуку в Ленинград. Родителей рядом не было, они были геологи и свою жизнь провели вдали от сына, не видя его годами. Что ж, так было угодно Господу. Не знаю почему, но про детские сады бабушка, в прошлом завуч старших классов в школе, была, мягко говоря, очень невысокого мнения. Зато много сама занималась с Мирянином. Читать научила в три года, счету и арифметике научила в четыре. На «плавание» Мирянин попал в пять лет. Чуть позже, но тоже в пять, был приведен в группу по изучению английского языка.

В том же году Мирянин впервые узнал о существовании религий. В группе английского языка была девочка, еврейка. Ее бабушка открыто и прилюдно произнесла вслух, что вся их семья – иудеи, вероятно, как сейчас это понимает Мирянин, имея в виду религиозную принадлежность. Именно тогда, по дороге домой, Мирянин впервые задал вопрос своей бабушке о том, что такое иудеи. И получил ответ, что это не интересно, а также, что он-то православный, крещеный другой своей бабушкой в Порхове (ведь все же думали, что Мирянин этого не знает и не помнит). По тону бабушки Мирянин понял, что дальше разворачивать тему иудеев и православных не стоит.

В следующий раз Мирянин услышал про религию через три или четыре года, когда летом уехал отдыхать к своей двоюродной бабушке в Голую Пристань (небольшой украинский городок в дельте Днепра). Здесь втихаря друзья-ровесники рассказали Мирянину, что эта его бабушка зимой выиграла в лотерею легковой автомобиль «Запорожец». Она его получила и тут же продала. А деньги, все – до копеечки, отдала каким-то баптистам, потому что те обещали ей за эти деньги исцеление от онкологического заболевания, хотя, по мнению рассказчиков, уж если все равно умирать, то деньги надо было отдать детям, своим родным детям, а не чужим шарлатанам. Мирянин тогда сразу пришел к следующим выводам: онкология – это плохо, баптисты — это плохо, деньги — это плохо. Ничего из перечисленного не способно продлить жизнь, в том числе и Мирянину, и поэтому следует всего этого сторониться.

Тем же летом, когда Мирянин находился уже у другой бабушки, в Порхове, выяснилось, что бабушка – верующая женщина и верит она в какую-то особую веру – старую. Да, вот так, бабушка оказалась староверкой. Более того, папа Мирянина тоже оказался старовером. Ну и что? Да ничего. Это самому Мирянину было абсолютно безразлично. Тем более что одна вера, другая вера, еще другая вера… Мирянин уяснил для себя только одно, что староверы и никониане крестятся по-разному. Бабушка делала попытки завести беседы с внуком про религию, Православие, Церковь. Но Мирянин был человек-кремень! Ни на какие разговоры не поддавался, а проходящих мимо дома священнослужителей называл попами и хватался при их появлении за пуговицу, чтобы отвести от себя порчу, которую они якобы наводили.

Дальше у Мирянина была уже взрослая жизнь: институт, потом работа, служба. И нигде не было ничего такого, чтобы это можно было назвать каким-то особым проблеском в отношении Веры. Наоборот, Мирянин сторонился всего подобного.

В институте, когда Мирянин учился, давно-давно много-много раньше, в свое время, была собственная приходская церковь (сейчас она восстановлена и, любимая преподавателями и старшим поколением, уверенно функционирует). Так Мирянин даже старался не думать о ней. В те времена в ее помещениях располагалась одна из учебных кафедр с лабораториями. И тогда, когда по учебе было необходимо проходить по месту бывшего алтаря (а это случалось не так уж и редко), Мирянин всегда испытывал дрожь, его начинало трясти. С этой тряской справиться было невозможно, но Мирянин сделал свои выводы и перестал заходить на место бывшего алтаря. Конечно, можно сказать, что это сплошная мистика, но что было — то было. И вообще, подобных мистических историй у Мирянина за всю его жизнь было полно (память-то хорошая). А так, во всем остальном — сплошной атеизм, мистика и атеизм.

Но случались и моменты проявления Веры, даже, если так можно сказать, моменты проявления твердости в Вере, хотя они и не воспринимались в качестве таковых.

Однажды утром Мирянин шел на «пару» в институт. А там его ждала совершенно «крутая» контрольная работа по «вышке» (он учился на прикладного математика – программиста). Так вот, по дороге вдруг прямо в ухо, влетели слова: «Ничего не бойся, все будет замечательно. Сейчас скажи – отдаю себя дьяволу». Все. Больше ничего не говорилось. Но Мирянин насторожился и сам себе сказал, нет-нет, не как-то особо, а вот именно так, дословно: «Что за глупости? Анахронизм какой-то. Сам справлюсь и все напишу». А еще совершенно отчетливо произнес, тихо, но вслух: «Искушает нечистый». Прямо как папа Мирянина, который периодически произносил именно эту фразу.

В следующий раз подобное случилось лет через двадцать. Мирянин тогда уже служил в силовых структурах, был крупным начальником. И вот, накануне встречи с одним из министерских руководителей в Москве опять в правое ухо влетели слова: «отдай себя дьяволу и станешь завтра же очень важным человеком. Только немногие будут говорить тебе знаменитые слова – я начальник, ты дурак». Вот теперь возникли сомнения в душе – может, действительно стоит? Но нет, усилие воли и ответная мысль – «не продам душу».

Стоит заметить, что каждый раз ничего особенного впоследствии не происходило: контрольная была худо-бедно написана и засчитана, а московский руководитель тоже ничем плохим не наградил, хотя вполне можно было выйти из его кабинета с понижением сразу на два специальных звания.

Был раньше такой предмет «Научный коммунизм», считавшийся столь важным, что читали его очень долго — целый учебный год. Однажды к предстоящему семинару преподаватель решил поручить Мирянину подготовку реферата и доклада на тему в стиле «Религия – опиум для народа». И когда Мирянин хотел уже открыть рот и спросить, каким должен быть объем реферата и продолжительность выступления, почему то вместо этих слов было произнесено, что он не сможет этого сделать. Все дело в том, что на следующей неделе его в институте не будет в виду предстоящего возвращения родителей из двухлетней командировки и он сейчас должен будет направить все свои усилия на подготовку к их встрече.

Как так получилось, кто за Мирянина сказал про невозможность? Приезд родителей был чистейшей воды обман. Но озвучен это обман был именно в указанном виде – приезде родителей. В итоге пришлось прогуливать сразу два занятия по дисциплине, чтобы не вызывать к себе более пристального интереса и подозрительности. Между прочим, не такой уж и обман получился, – родители действительно неожиданно приехали, но только за два дня до семинара, а не после него, как это анонсировал Мирянин.

Именно так протекало практически все время бытия Мирянина до возраста пятидесяти четырех лет. Ни активного и воинствующего атеизма, ни Веры. В общем, между небом и землей. А если уж совсем точно – на земле без Неба.

Но были события, позволявшие Мирянину даже размышлять о вреде Веры.

Пару десятков раз за все время бытия Мирянин заходил в ближайшую к тому месту, где находился, церковь и по примеру друзей или старших товарищей ставил свечки к иконам. Это сопровождалось продумыванием в голове некоего обращения к Господу с просьбой о помощи за тех или иных знакомых, живых или уже усопших. За этим со стороны, вероятно, было странно наблюдать. Мирянин подходил к какой-то лавке (сейчас Мирянин знает, что эта лавка называется свечным ящиком), просматривал набор предлагаемых к покупке свечей и покупал самую дорогую или несколько самых дорогих. Какие мысли пробегали в этот момент в голове? Да, вероятно, те же самые, что и у всех остальных невоцерковленных людей. Куплю свечу самую толстую да самую дорогую — это покажет Богу силу и глубину моего религиозного усердия. Вот Он и откликнется, сердце Его растеплится и пойдет Господь мне на встречу в исполнении моей просьбы (словно не Бог, а какой-то Дедушка Мороз). Теперь-то Мирянин понимает, как наивно и смешно он выглядел в глазах храмовых сестер.

Должен признаться, что сейчас Мирянин иногда именно так же смотрит на подобных ему в то время людей, пришедших в храм. Потом приходится об этом исповедоваться своему духовному отцу.

Мирянин ставил свечу, что-то говорил и уходил. А на следующий день все становилось плохо. Ну так плохо, что сейчас и не расскажешь. На работу или службу опаздывал, начальники «спускали собаку», необходимые немедленно вещи пропадали, встречи срывались, выполняемая работа не выполнялась, машина заводиться отказывалась, общественный транспорт исчезал совсем, дома что-нибудь разбивалось или разливалось, протечки случались и проч. И все это происходило одновременно. Просто жуть! И начинала вертеться в голове предательская мысль – ну зачем было заходить в церковь, какие-то свечи ставить? Только хуже себе делать.

Но постепенно все эти хлопоты заканчивались, неприятности завершались, жизнь исправлялась. Что это было? Опять же теперь все понятно: когда неверующий человек обращается к Богу, начинает молиться, Господь начинает что-то в его жизни менять. Но для этого следует объяснить человеку на совершенно доступных и понятных примерах, что этот негатив с ним может происходить и в дальнейшем. Вот и получается, что все благополучие жизни человека начинает рушиться.

В середине 2000-х годов в жизни Мирянина произошло событие, которое встряхнуло его, заставило впервые подумать о Боге именно как о Боге.

В Исаакиевском соборе должен был состояться вечер исполнения церковной музыки известных композиторов. Жена Мирянина, проходя однажды возле Исаакия, увидела мелкую рекламную афишку о вечере и купила на него билеты всей семье. В положенное время все без исключения были в соборе, даже Мирянин вырвался со службы. Концерт начался. Под сводами собора зазвучали чарующие звуки: Рахманинов, Чайковский…

И вскоре у Мирянина совершенно неожиданно возникло абсолютно неизвестное ощущение – ощущение оторванности Исаакия от окружающего его мира и его, этого мира, отсутствия, ощущение парения в воздухе в абсолютной пустоте. Очень остро стало понятно, что если сейчас подойти к выходу и открыть дверь, то за ней не будет ничего, совершенно ничего, будет абсолютная пустота с какими-то клубами дыма. И в голове вдруг словно проявилось, материализовалось – здесь, с нами, в Исаакиевском соборе сейчас находится Сам Бог! Он тут! Он с нами! А собор действительно парит в воздухе и это парение есть ВЕЧНОСТЬ. Ощущение вечности было невероятно пронзительным.

После концерта выяснилось, что жена тоже почувствовала присутствие Господа на концерте. Она ощутила Его присутствие — молодого Человека, с бородкой. С ее слов, от Него исходило сильнейшее чувство абсолютной умиротворенности и защищенности.

Но к вере Мирянин тогда еще не пришел. Это случилось позже, лет через десять.

В 2014 году Мирянин внезапно тяжело заболел и оказался на рубеже жизни и смерти. Состояние его в тот момент было совершенно ужасным. И вот, когда его везли на машине «скорой помощи» в Мечниковскую больницу (жители Петербурга ее знают), а сам он лежал на каталке, в голове зазвучало словосочетание: «ТЫ УМИРАЕШЬ!», а прямо перед глазами возникла эта же фраза, но уже как огненная картинка. А Мирянину было так плохо, что он, абсолютно не сомневаясь, сразу поверил, что это к нему обратился сам Господь Бог. Мирянин немного, совсем немного, подумал… и произнес, также мысленно: «Можно ли оставить меня в живых? А я тогда приду к Вере и воцерковлюсь. Не зря же меня заранее предупреждают? Вероятно, за мной еще остается что-то неисполненным и недоделанным в этом мире? Я это исполню». И тут, после некоторой паузы, опять в голове оказалось одно единственное слово: «ХОРОШО».

В результате, когда Мирянин оказался в больнице и вокруг него забегали, засуетились врачи, а дежурный доктор (глубокой ночью), позже ставший лечащим (спасибо вам, доктора, спасибо огромное!), пришел и сказал, что самое время успеть перед смертью сделать (по телефону или письменно на бумаге) последние распоряжения, потому что жить осталось не более двенадцати часов, Мирянин знал, что он останется жив! Что Сам Господь Бог сказал ему об этом, и что теперь Мирянин должен, во-первых, прийти в Церковь, во-вторых, понять ту задумку, которая возникла у Господа по его поводу, в-третьих – исполнить ее.

А дальше что? Да ничего. Мирянин выписался из больницы и никуда не пошел. Ни в какую церковь. Однако сумел совершить двухнедельное путешествие в Израиль, которое во многом определило вскоре последовавший приход к Вере.

Поездка была познавательной, эмоциональной, удалось побывать в разных местах, пообщаться с людьми многих социальных слоев, познакомиться с бытом, культурой и профессиональной деятельностью жителей страны. Святая Земля потрясла своей историчностью и истинностью.

Масада на берегу Мертвого моря — место и пример величайшей гордости и стойкости духа каждого еврея. Неприметная арка на берегу Средиземного моря в городе Ашкелон четырех с половиной тысяч лет возрастом – живой пример Ветхого Завета. Бахайские сады в Хайфе – современный пример пытливости пера и изощренности ума. И многое другое.

Иерусалим! Он стоит совершенно отдельно от всего остального. Путь на Голгофу, остановки Христа, Храм Гроба Господня, расколотая колонна, из которой вышел Благодатный Огонь, глава Адама, собственно Голгофа, Камень Миропомазания… Мирянин физически ощутил правдивость происходивших здесь событий, прожил свидетелем всего случившегося две тысячи лет тому назад. До того прожил, что сопровождающие люди спросили: «Это что такое было? Не ожидали от тебя подобного. Все в порядке?»

Это собственная правда Мирянина, создавшая непоколебимую убежденность в истинности Святой Библии, прочный и мощный фундамент для последующего воцерковления. Это было не простое созерцание исторических артефактов, это было какое-то мистическое ощущение полноценного физического бытия в 33-м году нашей эры. Вот лавки торговцев, здесь стоят люди, кто-то ругается и плюется на Него, кто-то равнодушен, это римляне – разыгрывают хитон, вот здесь стоит Сам Иисус Христос, и здесь, и вот здесь тоже, Он несет Свой Крест. За него несет, за Мирянина. А Мирянин стоит скованный и не может ничего сделать, пошевелиться не может, только что губы скороговоркой произносят: «Господи, прости, Господи, прости, Господи, прости!»

После возвращения из Израиля прошли еще три месяца, когда Мирянин однажды ввиду предстоящего праздника 9 мая возвращался домой пешком раньше положенного срока. Он шел по парку Сосновка вдоль Тихорецкого проспекта, плавно переходящего в проспект Культуры, напротив трамвайной остановки «Улица Академика Байкова». Шел и говорил сам себе, что он вынужден был уйти с работы раньше, отказавшись по состоянию здоровья от участия вместе со всеми в праздничном сабантуйчике, что все там, а он тут. И хотя он тут совершенно один, но с ним Бог! И он внезапно понял, что Бог действительно здесь сейчас вместе с ним, и не ради кого-то другого, а исключительно ради него, Мирянина! И что он должен Его непременно увидеть и объясниться, что он должен Господу, много-много чего должен! Мирянин начал стремительно вертеться вокруг своей оси, внимательно рассматривать все окружающее, стараясь увидеть Самого Господа. И хотя Его не было нигде видно, однако Он все равно был здесь. И Мирянин понял, что Господь везде, что все пространство это и есть Бог, что Бог прямо в нем самом, что Мирянин растворился в Господе, просто Мирянин в Нем, а Он в Мирянине…

Это была самая невероятная минута во всей жизни Мирянина. А потом у Мирянина получалось в его жизни все-все, что только ни хотелось! В течение целой недели все получалось именно так, как это задумывал Мирянин.

И под конец той недели, сознательно подготовившись, Мирянин пришел в свой приходской храм на свою первую в жизни Божественную Литургию. А на следующий день опять была Божественная Литургия, а еще через день — третья. Вот эти три Литургии и были моментом воцерковления Мирянина. Нет-нет, речь не идет о том, что Мирянин вошел в Дом Господа после встречи с Ним лично самоуверенным старожилом с высоко задранным от собственной значимости носом. Мирянин был чрезвычайно стеснителен, осознавал свое полное незнание и непонимание происходящего, почти случайность появления, боялся всего, особенно своей первой исповеди (хотя и готовился к ней по всем правилам Веры), произносимых слов не разбирал, ничьих, делал многое абсолютно невпопад, крестился правильно, но не в моменты, как это положено по чину Литургии.

Себе Мирянин говорил только, что пусть, ничего страшного, что главное – он здесь, у Господа, что пришло время отдавать долги, что он пройдет тот Путь, которым, вероятно, идут все здесь присутствующие, что теперь это и его Путь тоже, что он не одинок, что ему помогут. И действительно помощь пришла. От кого? Да от всех, почти от всех, потому что, как и в обычной гражданской жизни, нашлись те, кто считали себя выше него, достойнее, потребнее для Господа, и начали делать Мирянину замечания, указывать на ошибки, почти шипеть. Это безмерно расстроило Мирянина. Да еще так, что он чуть не принял решение больше не возвращаться в Церковь. Но тут вспомнилось ощущение присутствия Господа и растворенности в Нем. И Мирянин, сделав над собой усилие, решил не торопиться с уходом и… остался.

В какой-то момент времени Мирянин зашел в церковную лавку и приобрел свою первую книгу религиозного содержания о Всенощном бдении и Божественной Литургии. И начал читать, впитывать, ощущать кожей, душой и сердцем все происходящее на этих службах – сначала на Литургии, а потом и на Всенощной. И появились новые брошюры, книги, книжищи.

А дальше был очень важный этап на Пути к Небу – выбор духовника. Это чрезвычайно ответственный момент. Человек же должен полностью довериться своему духовнику. Но есть и обратная сторона — духовник тоже должен быть уверен в человеке, уверен в том, что человек не струсит, не сдастся и не сбежит на половине своего Пути, не будет рассматривать свою Веру как «ритуал». Только при таких условиях духовник сможет провести своего паствуемого по «тропинке» истинной Веры.

В итоге Мирянин побывал на исповеди практически у всех священнослужителей своего приходского Храма, и в других храмах тоже, но к душе ему пришелся тот самый священник, который принимал его самую первую исповедь.

И вот теперь, после получения некоторого собственного опыта обычной, светской жизни в качестве воцерковленного человека (человека, принявшего решение о продолжении своего бытия со Христом в сердце), Мирянин понял, что Господь Бог всю жизнь терпеливо вел его к подобному добровольному и сознательному выбору. Мирянин понял, что ничего из происходившего в его жизни нельзя изменить или вычеркнуть без того, чтобы не изменить окончательный результат. Изменишь что-то и окажешься среди заскорузлых атеистов («заскорузлых» — это не осуждение, это ощущение). Или того хуже – среди отступников от Веры.

Необходимое послесловие

Читать заметки на сайте «Ахилла» сначала было любопытно и местами откровенно смешно. Например, мысль о сравнении митры, украшенной бриллиантами, с терновым венцом Христа. Много иных каких-то подобных сравнений. Но потом вдруг Мирянин совершенно ясно понял, что у значительной массы авторов сайта нет в сердце любви ни к Богу, ни к ближнему, точнее, что самое удивительное для людей, называющих себя верующими и воцерковленными, эти авторы полны любви исключительно к самим себе. Примеры? Пожалуйста.

Мирянин ну никак не может понять обзывание своих собственных сокурсников в семинарии овощами. Или чего стоят жалобы на правящих архиереев. Вы, жалующиеся, пробовали организовать свою работу и службу в условиях пребывания в силовых структурах? Пробовали? Молодцы. А не пробовали, так идите и попробуйте сначала, а потом уже жалуйтесь. А служба в них априори, помимо наличия ваших «правящих архиереев», предполагает не только то, что называется тяготами службы, так еще и постоянную и непрерывную угрозу смерти от злой руки негодяя.

А у вас, жалующиеся, что такого особенного в жизни происходит? Зарплаты не хватает? Так идите и заработайте дополнительно в другом месте. Ничего страшного в этом нет, половина страны занята одновременно на нескольких работах. Мирянин, нося погоны на плечах, считал для себя обязательным (иначе не прожить в достатке) иметь вторую, третью, а даже и четвертую работу, из числа разрешенных законом. Зачем? Да чтобы семье было лучше! Это плохо, быть занятым сразу на нескольких работах? Да, плохо. Но если без этого ваше существование невозможно, если без этого вы не сможете заниматься своим любимым делом? Что тогда? Отказаться от этого дела, а в вашем случае предать Бога?

И, между прочим, в прошлые времена, совсем недавние, в силовых структурах была большая текучесть кадров. Многие приходили, убеждались, что здесь совсем даже не по принципу «получил пистолет и крутись, как знаешь», или не нравился безостановочный труд («я начальник, ты дурак»), увольнялись и прекрасно находили себя в гражданской жизни. Ваши страдания абсолютно идентичны тому же, что сопровождало наш народ всю жизнь. И были времена, когда люди, которых тогда именовали термином «творческая молодежь», не согласные с реалиями жизни, уходили на работу в кочегарки, и вся страна следила за их творчеством. Попробуйте поступить также, может быть нам всем как раз и не хватает именно того, что родится у вас в вашей «кочегарке».

Или вот совсем «свежая» мысль: «все это ритуальное хозяйство… в действительности уводит меня от Христа». Мирянин надеется, что подобные православные христиане живут во вполне благополучных условиях и уверенно поддерживают сложившееся «ритуальное» хозяйство привычного быта. Проснулся, почистил зубы, вскипятил чайник, сварил кашку, позавтракал, пошел в присутствие, поработал, вернулся домой, оправился после трудового дня, припал к «источнику силы и знаний в форме голубого глаза» или, как в нашем сейчас случае, интернету, лег спать. Может быть, в течение дня помолился, мысленно, Иисусовой молитвой, потому что все-таки православный христианин. И так до бесконечности. Попробуйте нарушить этот «ритуал», переедьте жить на пару лет в Сибирь, в тайгу, поживите в палатке, землянке со всеми прелестями общения с дикой природой. Долго ли вы продержитесь? И вы поймете, что не в «ритуале» дело. Не «ритуал» уводит, в первом случае – от Христа, во втором – из самой жизни. Не «ритуал», а ваше отношение к этому «ритуалу».

Ваша «свежая» мысль прямиком проистекает, простите Мирянина за кажущийся осуждающий характер выводов, из лености души и сердца – это не осуждение, это констатация. Но эта леность — это ничего, это нормально, не страшно. Вы же должны знать, что Господь для каждого имеет свои испытания для проверки крепости духа Веры. И проходить эти испытания можно вплоть до момента ухода из жизни. Главное не наделать непоправимых ошибок. А пока, честно говоря, ваши нынешние заметки на сайте, к изумлению Мирянина, больше похожи на злобные пасквили вперемешку с анонимными доносами все из того же нашего коммунистического прошлого. Вы как те самые иудеи, что искали Царства Божия здесь и сейчас, сразу и непременно. Ну а не захотите что-то менять в своей жизни, тогда смиритесь и не ропщите.

И позволю себе напомнить вам об одном удивительном лекарстве от всех подобных жалоб, желаний, взглядов, устремлений, зависти, наконец. Вы его знаете, только, похоже, подзабыли немного о его существовании. Попробуйте просто без всяких выспренных слов, без затаенного чувства собственного превосходства и как бы наилучшего понимания реалий жизни, христианства и Веры, жить и работать по принципу «делай, что положено, и пусть будет, что будет». Попробуйте. И вы сами удивитесь, что обязательно наступит момент, и он не заставит себя ждать, когда Господь Бог внесет такие изменения в вашу жизнь, что вам останется только удивляться Его знанию и пониманию именно вас и возможностям, открываемым Им именно перед вами.

Что нужно для этого? Точно! Христа иметь в сердце!

Читайте также: