Скандал в Валуйской епархии как… проза епархиальной жизни

1 месяц назад Алексей Плужников

Некоторое время назад в сети появилась аудиозапись разговора между секретарем Валуйской и Алексеевской епархии священником Вадимом Лебедевым и протоиереем Игорем Рыбалкиным.

На этой записи секретарь правящего архиерея, епископа Саввы, в резкой и даже оскорбительной форме упрекает настоятеля прихода, протоиерея Игоря, за то, что тот «недодал» причитающуюся сумму «благодарности», скостив шесть тысяч рублей, чем «оскорбил» якобы и иподьяконов, и самого секретаря, который «никогда такого не видел», а владыку поступок настоятеля довел до «гнева». На резонный вопрос отца Игоря, как ему жить, если денег нет, секретарь ответил, что это его проблемы и если он их не решит и не «загладит вину», то может тогда «писать прошение». «Все находят, вы сэкономили — скупой платит дважды, значит, будем приезжать чаще», — пригрозил секретарь.

После того, как запись оказалась в сети и стала широко известной, все стали ждать, какая реакция последует из епархии.

Протодьякон Андрей Кураев позавчера, 17 апреля, сообщил, что секретаря, священника Вадима Лебедева, все-таки сняли с должности.

А вчера, 18 апреля, в фейсбуке известного священника-миссионера Георгия Максимова появилась информация с «решением вопроса» по поводу самого злосчастного настоятеля, который посмел обнародовать запись рэкета:

«Говорил сейчас с отцом Игорем Рыбалкиным, тем сельским священником, с которым столь примечательно разговаривал епархиальный секретарь по поводу «конвертов». Сегодня отца Игоря вызывали на епархиальный совет для разбирательства из-за того, что он посмел сделать ту аудиозапись. Наказали. Епископ Савва приказал отцу Игорю служить в кафедральном соборе г. Валуйки каждый будний день утром и вечером. А в субботу-воскресенье у себя в селе. Вроде бы как не выглядит плохо. Но что это означает на практике? То, что отцу Игорю каждый будний день утром надо ехать из своего дома за 75 километров в город, где весь день быть в соборе (служить утром и вечером, а днем требы), а поздно вечером ехать обратно по плохим дорогам 75 км. При этом матушка о. Игоря сейчас в больнице. А у него трое детей. С детьми кроме него реально некому сидеть. О. Игорь просил владыку не накладывать на него сейчас такого послушания, ради детей. Редкий случай — все отцы из епархиального совета были на стороне о. Игоря, высказывались за него, но вл. Савва это все отмел, сказал: «что поделать, у всех дети» и оставил свой приказ в силе».

В комментариях под этой записью протоиерей Дмитрий Готовкин, пресс-секретарь Валуйской епархии, внес коррективы:

«1) Прот. Игоря Рыбалкина никто не наказывал, тем более, посредством назначения его клириком в собор. В соборе действительно нехватка клириков, да и вообще в епархии, потому владыка, учитывая финансовое положение о. Игоря, взял его к себе клириком из реально благих побуждений. О. Игорь Рыбалкин сам неверно истолковал этот шаг, и преподносит информацию в таком виде.

2) Насчет километража. Рыбалкин и так не живет на своем приходе, и на богослужения ездит каждый раз, и его это не смущает. Ездить же в собор каждый день по 75 км нет нужды, при соборе есть жилье со всеми условиями, и он там будет проживать на время несения богослужебной чреды.

3) О. Игорь изначально избрал неверную стратегию защиты. На епарх.совете он заявил, что к записи не имеет никакого отношения, и что не знает, кто ее сделал. А это откровенная ложь, в которую мог бы поверить только полный дурак, ибо если исходить из полной версии записи, а не из той, что тиражируется в СМИ, абсолютно понятно, что запись он делал сам. А в распространении записи в интернете о. Игоря вообще никто не обвинял.

Пишу все это не для того, чтобы в чем-то обвинить прот. Игоря Рыбалкина, и не для того, чтобы кого-либо обелить — архиерея нашего, и уж тем более иерея Вадима Лебедева. Поступок Лебедева действительно гадкий, это даже не подлежит обсуждению. Но информация не должна быть однобокой, и тем более лживой.

Прот. Игоря Рыбалкина не наказывали вообще».

В комментариях развилась бурная дискуссия, например, пришел протоиерей Алексий Чаплин, который высказал свою позицию:

«Все же не могу не высказать своего недоумения. Если о. Игорь через публикацию этой записи решил искать правды в нецерковном мире, потому что правды в Церкви не найти, то как он будет дальше служить священником и проповедовать людям, чтобы они в Церковь ходили? Зачем туда ходить? Ведь там правды даже священник не может найти. Если общество не знающее Бога справедливее Церкви Христовой, то зачем нужна эта Церковь? Неужели Бог не в силах без посторонней помощи покарать недостойных и защитить невинных? Настоящий верующий все свое упование возлагает на Бога и терпит по заповеди «в терпении стяжите души ваша». Вот как о. Игорь будет паству учит терпению, когда малого не смог потерпеть — укоризны секретаря? Неужели Господь не избавил бы его «от врага сильного и ненавидящего его»? Конечно бы избавил! Но о. Игорь не поверил Богу, и решил правды искать не в Церкви, а на стороне».

Это тот самый Чаплин №2, который полтора года назад прославился одой, воспевающей рабство: «Главная проблема современного Православия и, собственно говоря, России (потому что России нет без Православия) – это то, что мы разучились быть рабами. Христианство – это религия сознательного и добровольного рабства. Рабская психология – это не какой-то скрытый подтекст, а норма мироощущения для православного христианина» (полностью читайте тут).

Помимо блогеров, о скандале написали даже некоторые светские СМИ, в частности «Коммерсант».

***

Итак, что мы видим? Какой-то из ряда вон выходящий скандал, редчайшее происшествие с участием очень нехороших товарищей? Столкнулись со случаем, когда «пора принимать меры»?

Да нет, друзья. Мы столкнулись с самым рядовым, самым банальным и далеко-далеко не самым ужасным случаем из ежедневной рутины епархиальной жизни РПЦ. Единственная разница тут лишь в том, что запись попала в сеть.

Всем опытным в епархиальной жизни давно известно, что нет большей святыни, чем конвертик с благодарностью за посещение архиереем и его свитой прихода. Все остальное прощается, но, как вопил на меня мой благочинный, требуя с меня деньги на подарок архиерею, когда меня только-только назначили на свой приход, гнилой вагончик: «Мне плевать, где ты возьмешь! Займи, найди, хоть сдохни, но сдай! И не смей никогда даже мысли допускать не сдать на архиерея!!»

Насчет снятий виновных с должностей я уже рассказывал похожую историю в своей книге «Где-то в Тьматараканской епархии», но повторю ее: у нас, в Волгоградской епархии, в начале двухтысячных была история с ушлым священником, который служил на окраине города кладбищенским настоятелем. Храм у него был хороший, и сам он был жутко деловой. Например, он придумал взять в аренду участки земли и устроить там «православное кладбище», незаконно хороня там людей. Этим он перешел дорогу погребальному бизнесу, который держал там все кладбища в своих руках. Поднялся шум в прессе, начались суды, участки отобрали, покойников велели перезахоранивать. На митрополита надавили, и он был вынужден снять этого священника с настоятельства в кладбищенском храме и с должности секретаря епархии. Только потому, что поднялся такой шум.

Итог? Этого священника перевели настоятелем в центр города, в один из лучших новопостроенных храмов, с крутыми спонсорами. Побыв там несколько лет в «тишине», тот священник получил в настоятельство кафедральный собор, и вновь стал правой рукой митрополита, и, как говорят в епархии, теперь рулит епархией сам при престарелом архиерее.

Вот и все. И в данной истории будет примерно так. Раз поднялся шум, то секретаря снимут (сняли), с настоятелем «разберутся»: дав ему возможность «зарабатывать» в соборе, правда, не учитывая всех жизненных обстоятельств, а потом очень вероятно, что выдавят за штат строптивца.

И только один человек никак не пострадает — архиерей. Тот самый, который был в «гневе», но которому даже строптивый настоятель не посмел «недодать», а сэкономил лишь на секретаре и иподьяконах.

Вот так выглядит суть всей епархиально-приходской жизни РПЦ: есть неприкосновенные князья, архиереи, которым можно все, которые из любой ситуации выйдут сухими, а пострадают всегда нижестоящие. Но система не пошатнется, потому что и епископы знают правила: вовремя отстегивай наверх, не выступай публично против патриарха (и вообще не выступай слишком громко) — и будешь в полной безопасности.

Да, можно бороться со всякими безобразиями в церкви путем огласки — и это очень важно, — но сколько ни пытаться наводить косметический ремонт и подкрашивать сгнившие перила, подоконники и плинтусы здания — ничего существенно не изменится, потому что фундамент недоступен для починки. Любая проблема в РПЦ упирается в епископат, а он неподсуден, несменяем снизу, и голос народа, того самого церковного народа, к которому после раздела епархий епископ стал так «близок», для него не существует.

Говорят: «каков поп — таков приход». Следовательно, каков епископ — такова и жизнь в епархии, таковы у него и попы. Каков патриарх — такова у него и РПЦ.

Что с этим делать? Как обычно — каждый решает сам. Патриарх и епископы, например, отлично знают и умеют решать свои проблемы. Священники и миряне же принимают решения в одиночку, обычно без поддержки своих «братьев и сестер» по вере. И это — самое грустное в церковной жизни российского православия.

Фото: епископ Валуйский и Алексеевский Савва (Никифоров)/valeparh.ru

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: