«…Сломите, наконец, печать молчания на устах своих!»

3 недели назад Ахилла

12 марта 1906 года в Покровском храме Московской Духовной академии студент второго курса Павел Флоренский произнес проповедь, в которой призвал к прекращению взаимного кровопролития и отмене смертной казни. Проповедь была сказана в тот день, когда стало известно о казни лейтенанта Петра Шмидта (он был казнен 6 марта), который был кумиром молодежи того времени.

Проповедь была нелегально издана в виде брошюры под названием «Вопль крови», это выступление стало первым общественным протестом против смертной казни в России.

В тот же день студенты академии провели сходку и составили обращение к архипастырям. Автором первоначального проекта Обращения и инициатором сходки считают все того же Павла Флоренского.

Открытое обращение студентов Московской Духовной академии к архипастырям Русской Церкви

Архипастыри русской церкви! Мы ждали… вот-вот раздастся, наконец, из замкнутых уст наших архипастырей слово правды Христовой о последних событиях на нашей дорогой родине, – событиях, от которых сердце замирает и мысль цепенеет. Напрасное ожидание! – Уж несколько столетий уста эти сомкнулись для безбоязненного и нелицемерного исповедания заветов Христа – со св. Филиппа. Пастыри молчат, паства молчит… и слышится на Руси только свист пуль, гром пушек, стрекотанье пулеметов, да стоны… стоны без конца! – стоны насилуемых, истязуемых, расстреливаемых, вешаемых. – Архипастыри! Ведь они – эти не судом судимые, часто ни в чем не виновные mortui et morituri (умершие и те, которые умрут) – члены Церкви, члены тела Христова!.. И вы молчите!?

У нас нет сил больше молчать. Воспитываемые тою же школой, из которой вышли и вы, часто непосредственно вами самими научаемые заветам правды Христовой, мы недоумеваем, почему школа наша и вы, когда учите нас, – говорите подлинно по Христовой правде, а за пределами школы и ex cathedra вы о ней молчите или – еще хуже! – гнете и попираете ее в грязи в угоду сильных мира сего? – Быть может, мы не понимаем учения Христа? Быть может, оно существует только для преподавания в духовных школах, а в жизни ему нет места? Мы недоумеваем… Разрешите же наше недоумение, вы, учители наши в науках и в жизни, вы, кому Христос благодатно вверил нас как чад и “малых сих” и за соблазн которых – помните это! – вы ответите пред Ним в день судный!

Скажите, сломите, наконец, печать молчания на устах своих, – как ученики и пасомые ваши, мы вправе требовать от вас, мы требуем, чтобы вы развязали нашу совесть, – наставьте, какова Христова правда о человеческом суде, о зверствах над ближними, об их расстрелах и повешениях! Мы, – кажется нам, – знаем эту правду, но мы не слышим ее от вас; а так хотели бы мы, да и вся Богом хранимая русская паства наша, услышать ваше авторитетное слово о ней, – именем Христа ведь проповедуете вы! – именно в настоящий момент, когда рассудок ваших чад и пасомых мутится от впечатлений страшной, кровавой действительности!

Не требуем от вас вмешательства в политику, не зовем вас к мученичеству, не просим вас прекратить истязания и убийства, – на это вам и власти не дано, – но усердно молим: пастырски заявите свое отношение к насильникам и убийцам; исполните долг пред Богом и своей совестью и объявите во всеуслышание, что смертная казнь, а тем более, расстрелы без суда – противны учению Христа, что убийцы и насильники не имеют права быть членами Христовой церкви, доколе не разрешат им этого смертного греха! – Неужели мы ошибаемся, думая, что именно в этом заключается правда Христова?!

Архипастыри русской Церкви! Объявите всенародно, – не ошибаемся ли мы, до сих пор считая вас Христовыми и со Христом?!

Просим другие газеты перепечатать.

Студенты Московской Духовной академии [подписи]

За эту проповедь и за организацию сходки Павел Флоренский был арестован и помещен в тюрьму. С ходатайством за него и еще одного арестованного студента, Михаила Пивоварчука, который вместе с Павлом Флоренским председательствовал на той сходке, выступил ректор МДА епископ Евдоким, который обратился в письме к московскому губернатору В. Дубасову с просьбой помиловать обоих студентов.

Губернатор пошел навстречу ректору, и обоих студентов освободили в Страстной Четверг, 30 марта.

В 1927 году отец Павел писал в своей «Автобиографии»: «Никогда в жизни я не состоял ни в какой политической партии. Единственный раз, когда я позволил себе выступление с оттенком политическим, это была проповедь против смертной казни по случаю предполагаемого расстрела лейтенанта Шмидта. В свое время это мое выступление было истолковано неправильно, т. к. на самом деле подвигнуто оно было чисто нравственными мотивами и убеждением во внутреннем достоинстве Шмидта».

Иллюстрация: молодой Павел Флоренский

Материал составлен на основе статьи П. В. Флоренского «Через подвиг же и крест…»