Слон в посудной лавке

4 недели назад Остап Давыдов

Однажды в тесную комнату магазина «Сысертский фарфор»¹ привезли с завода сотню новых коробок. Продавщица распаковывала одну за другой, не торопясь извлекала товар, и диктовала себе под нос, записывая названия в толстую амбарную книгу: «Подсвечник на подставке, 1 шт., с позолотой. Блюдца под гжель, 10 шт., сервиз, — ее бормотание начинало убаюкивать всех вокруг, как вдруг: Слон фарф., 1 шт., сувенирный».

Какое смятение началось на полках!

«Ми-ми-ми, — запищали в ужасе фарфоровые мышки. — Что же теперь будет? Слон в посудной лавке!»

«Как мы с такой громадой будем жить? — в отчаянии тявкали фарфоровые собачки. — А вдруг он ростом с гору Эверест?»

Однако слон Фарф оказался намного меньше горы. Фабрика фарфора выпускала все игрушки примерно одинакового размера. Ровно такого, чтобы он мог поместиться на стеклянной полке серванта.

«Фи, кажется, это карликовый слон», — хихикали и перешептывались между собой фарфоровые балерины.

Слон заметил, что барышни проявляют к нему внимание, и учтиво поздоровался: «Добрый день! Вы так задорно смеетесь. Рассказываете друг другу что-то забавное?»

«Фи-фи, грубым слонам не понять девичьих секретов», — зашушукались балерины.

Никто не хотел дружить со слоном. Все смотрели на него с подозрением и думали что-то недоброе. Правда, блюдца не умели думать и говорить, но они все равно таращились на новичка как выпученные разноцветные глаза.

Только фарфоровый ангел с книгой не обращал на происходящее внимания. Казалось, он весь был погружен в чтение.

«Ангел, хоть ты заступись, — вострубил к нему слон. — Ты же грамотный, знаешь, что всех животных Господь сотворил хорошими».

«Так-то оно так, — с достоинством произнес ангел. Будь у него на носу очки, он обязательно поправил бы их кончиком пальца. — Так-то оно так, но все-таки слон в посудной лавке — это как-то необычно. Нетрадиционно я бы сказал. И небезопасно».

«Вдруг ты сломаешь наш фарфоровый театр?» — предположила одна из балерин.

И правда, на соседней полке расположилась целая улица фарфоровых зданий: храмы с крестами, дворцы, избушки и даже фарфоровые колодцы. У всех у них сверху были незаметные крышечки. Ценник гласил, что это сосуды для хранения святой воды.

«Что же может случиться? — удивился слон. — Я фарфоровый и театр фарфоровый. Может я желаю посмотреть фарфоровый балет. Или помолиться в фарфоровом храме».

Но едва он двинул ногой… А может быть, и не двинул, просто всем это показалось. Все фарфоровые жители хором выдохнули: «Не-е-ет!»

Пришлось слону оставаться на месте. Фарф попытался заглянуть на обложку книги, которую читал ангел.

«Слушай, ангел, книга с крестом. Псалтирь, наверное?» — поинтересовался слон.

Ангел молчал. Не возражал, по крайней мере, наверное, соглашался.

«Почитай мне вслух 103-й псалом, — попросил Фарф. — Где говорится про птиц, зверей и кедры, как они славят Господа».

Ангел по-прежнему молчал.

«Да у тебя страницы не переворачиваются!» — догадался слон и потянулся хоботом, чтобы попытаться полистать.

«Эй! — обиделся ангел. — Я всегда читаю только одну страницу, так полагается».

«Я думал…» — оправдывался слон.

«Слишком много ты думаешь! Ты разве самый умный? Надо быть проще. Где просто, там ангелов по сто».

Фарфоровый ангел знал, о чем говорил. За витриной в картонных коробках хранились 99 его собратьев — из той же заводской партии.

Так проходили день за днем. Всех игрушек на витрине имелось по две или больше, и только слон оставался один, ни на кого не похожий. За это никто не желал с ним дружить.

И покупатели почему-то, хотя и обращали внимание на необычный предмет, не спешили его приобретать. Их больше интересовали блюдца, чашки и кувшинчики, на крайний случай мышки и собачки.

Конечно, подаришь ребенку мышку, он будет возить ее по ковру и говорить «ми-ми-ми!» Но если ребенку вручить слона? Какие звуки придется издавать несчастному? Гудеть?

«Ты должен делать добро, слон, — обратился однажды к Фарфу ангел. — Приносить пользу людям».

«Буду рад!» — с готовностью заявил слон.

«Видишь ли, люди ценят полезные предметы! — объяснил ему ангел. — Вот, например, если бы у тебя в хоботе была круглая дырочка…»

«Дырочка в хоботе? Зачем?»

«Не перебивай! Если бы у тебя в хоботе была подходящая дырочка, можно было бы вставить туда свечу и поджечь её».

«Ты хочешь, чтобы я пыхтел огнём?» — удивился Фарф.

«Я ничего не хочу, просто объясняю тебе, как приносить пользу человечеству. Дальше. Если бы у тебя на спине была крышечка…»

«У меня на спине разноцветная попона!»

«А если бы вместо нее была крышечка с ручкой, ее можно было бы поднять, и наполнить тебя лампадным маслом».

«Неужели слонам нет лучшего применения, как только наливать в них масло?»

«Я знаю, — вмешалась балерина. — Люди очень любят, когда слоны в цирке на велосипеде показывают номера!»

Белый Фарф едва не покраснел. Он с детства стеснялся признаваться девочкам, что не умеет кататься на велосипеде.

«Давайте я вас так покатаю! — предложил он. — И вслух почитаю Киплинга».

Но балерина ничего не знала о Киплинге, ведь по его произведениям не поставлено балетов. Поэтому Фарф в ответ услышал лишь «фи-фи-фи».

Однажды пол в посудной лавке задрожал.

«Сло-он! Тихо! Ни с места!» — хором произнесли все фарфоровые жители.

Только Фарф ни в чем не был виноват. В лавку вошла целая делегация черных людей. Все они были в черных рясах, с черными клобуками на головах. И лица у них были черные.

Только переводчик отличался от них от всех. «Это делегация Александрийской православной церкви, приехали в Россию на конференцию, — пояснил он продавщице и добавил: — Отец-архимандрит служит в Кении».

«Ой, у нас так редко бывают негры! — воскликнула продавщица, и тут же испугалась, что сказала невежливо: — Не хотите ли, батюшка, приобрести беленькую мышку? Или собачку?»

Негр-архимандрит внимательно рассматривал витрину.

«Тембо! Мфалме ва мситу!» — кивнул он помощнику.

«Нгомбе нзури», — согласился тот.

«Посо кани та элефанта?» — перешел архимандрит с суахили на греческий, ибо таков язык православной церкви в Африке.

«Ах, слоника хотите купить? — догадалась продавщица. — Вам завернуть?»

Слоника упаковали в подарочную коробку, и он отправился, куда ему и положено, на Черный континент.

А в России выпало дождливое лето. Обитатели фарфоровой лавки целыми днями следили за тем, как ползут капли по оконному стеклу. Они были бы рады, если бы капли падали на них, ведь со временем и полки витрины, и они сами начали покрываться пылью.

Все фарфоровые разговоры были много раз повторены. И даже ангелу надоело смотреть на одну и ту же страницу неперелистываемой книги.

«В Кении сейчас сезон дождей, — вздохнула балерина. — Везет же некоторым… с заграничными командировками».

«Раз заграницу отправился, значит владеет иностранными языками, — догадалась одна из собачек. — А не шпион ли он был?»

Но никто ее не поддержал. Хоть бы и шпион, а все-таки друг, без него скучно.

Ах если бы фарфоровые слоны умели писать фарфоровые письма, а в посудной лавке имелся почтовый ящик, чтобы открытки получать!

¹Предприятие принадлежит Екатеринбургской митрополии (прим. ред.)

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: