Слушали, постановили

1 неделя назад Вячеслав Сычев

Мой дорогой друг – постоянный читатель «Ахиллы», зная меня как неисправимого коммуниста (то есть и материалиста, и атеиста), предложил мне написать статью о том, что я думаю по поводу высказывания одного церковного деятеля. Явить миру, так сказать, взгляд на проблему с другой стороны.

Известный в узких кругах епископ Тихон развернул речь о «ритуальном характере» убийства семьи последнего российского императора». Попытаюсь изложить кое-какие свои мысли на этот счёт.

Для начала давайте уточним понятия. В описываемой теме для нас важно, что «ритуал — это набор действий, как правило, предполагающий символическую ценность, исполнение его обычно предписано религией или традициями общества». Другими словами, ритуал может иметь как религиозный характер, так и светский.

Епископ Тихон, судя по всему, очень дипломатичный человек. Присутствует или нет в его словах обвинение в адрес часто упоминаемых по поводу всяческой «ритуальности» национальных групп? Давайте считать, что антисемитского содержания в заявлениях церковного иерарха не содержится. Но всё же сделаем кое-какую оговорку.

В наше время довольно нередко встречаются граждане, очень неровно дышащие в отношении целой исторической нации, чьи представители часто встречались и среди революционеров начала ХХ века. Так вот, мнение, что те евреи, которые публично открестились от всех форм религии, выбрали для себя путь марксиста и революционера, на самом деле лукавили и продолжали верить в богов и проводить какие-то оккультные ритуалы с убийствами – это мнение является исключительно расистским и человеконенавистническим. Русский, американец, француз могут быть атеистами, а еврей нет? Что за чушь! Евреи шли в революцию, потому что их реально угнетали – про погромы и черту оседлости слышали? Звериная узколобость варианта еврейского заговора для меня очевидна, и поэтому сей посыл мы отметаем сразу.

Начнём с варианта религиозно-ритуального расстрела семейства Романовых некими марксистами без учёта их национальной принадлежности. Давайте представим картину: на самом деле большевики, меньшевики и вообще все материалисты врут насчёт своего материализма и атеизма. Они все (или самые «продвинутые» из них) верят в некое злое божество (типа дьявола), и из расстрела Романовых решили сделать ритуальную акцию. Надели козлобородые маски, кровью младенцев нарисовали на стенах пентаграммы и т.п. Короче, тайная секта безумных оккультистов с мандатами Уралсовета в карманах устроила что-то типа жертвоприношения. Я, конечно, специально утрирую, чтобы подчеркнуть бредовость картины.

Во-первых, вряд ли Уралсовет стал бы выбирать на ответственные посты и отправлять на выполнение важных поручений каких-либо мистиков и сектантов. Тут просто надо знать, каким авторитетом обладали в Советах того времени все мистики и религиозные деятели: никаким.

Во-вторых, любую религиозную версию необходимо сразу исключить, поскольку все партии, имеющие представителей в Уралсовете (большевики и левые эсеры), имели хорошо сейчас изученную историю внутренней демократической борьбы. Всё это не могло быть игрой на публику – слишком массовыми были движения, слишком много сохранилось воспоминаний участников партийной полемики, в том числе членов руководства враждующих фракций. Особенно досконально изучена внутренняя борьба в партии большевиков. Две правящие на тот момент партии являлись массовыми, в их ряды входили тысячи людей, а поддерживали их на июнь 1918 года миллионы. Причём, поддержка шла порой от разных социальных групп (рабочие, крестьяне, мещане, некоторые дворяне и т. п). Эти два течения социализма с самого своего момента зарождения развивались в условиях острой внутренней борьбы, которая посредством печати всегда была открытой. Берём ПСС В.И. Ленина, открываем любой том на любой странице – и с 50-60% вероятностью находим там критику однопартийцев. Открываем большевистскую газету «Правда» и левоэсеровскую газету «Земля и воля» за 1917 год – и в каждом номере видим внутреннюю полемику. Это и есть суть любой демократии: критика идей, групп, людей, с которыми ты не согласен. Зная масштаб и массовость социалистических течений, большое количество неофитов (новичков), которые быстро становились руководителями ячеек, советов, комитетов и т.п. – любая религиозно-мистическая составляющая неизбежно всплыла бы во взаимной критике. Залётного мистика его партийные оппоненты мгновенно бы высмеяли и отстранили от борьбы. Вспомните, что Ленин до этого написал целую философскую книгу, ставшую классикой марксизма, направленную против товарищей по партии, замеченных в «богоискательстве» и «богостроительстве» – «Материализм и эмпириокритицизм». Среди большевиков и левых эсеров любая религиозность не просто отрицалась – с религией внутри партий боролись как с чуждой идеологией эксплуататорских классов.

Круговерть острой классовой борьбы привела к тому, что часть бывших большевиков и левых эсеров оказались в двадцатые и тридцатые годы в эмиграции, в изгнании. Они знали всю внутреннюю кухню советского руководства периода 1918 года, не желали добра действующей в СССР власти. И они даже словом не обмолвились о каких-либо мистических практиках. Сливали всё, а об этом молчали. Почему? Потому что всем тогда было очевидно: мистика и большевики – понятия несовместимые.

Ведь мы же не верим во всемогущую секту, в которой не бывает внутренних противоречий, чьи даже «отступники», умирая, сохраняют тайну, причём все без исключения, ведь так?

Бредовость версии о религиозно озабоченных большевиках и левых эсерах, расстрелявших семейство Романовых в рамках какого-то тайного обряда, очевидна – нет ни единого доказательства такого поворота событий.

Теперь давайте вложим в понятие «ритуал» смысл «обычай, традиция». Светских ритуалов много: свадьба, военный парад, воинская присяга, школьная линейка, минута молчания и т.п. Епископ Тихон вот упомянул захоронение Ленина в мавзолее. Да, это тоже ритуал. Люди хоронили своих умерших тысячи лет, соблюдая при этом различные ритуалы. Большевики от традиций похорон отказываться не собирались. Но поскольку загробной жизни нет, человек остаётся жить в своих делах и зафиксированных мыслях. Для Ленина советские люди научными методами устроили ещё одну форму сохранения – в виде нетленного тела. И без всякой мистики построили мавзолей, положили тело в прозрачный гроб. Просто Ленина очень уважали.

Так вот, в светском смысле расстрел Романовых – тоже вполне себе ритуал. Людей построили, зачитали им приговор. Это ровно то же самое, что при режиме Романовых часто проделывалось с их активными оппонентами. Слушали, постановили, расстрелять (или повесить), дело сдать в архив. Тысячи раз повторявшееся действие в период Первой русской революции в отношении восставших рабочих или бунтующих крестьян. Всё размерено, почти традиционно, каждый знает, что делать: и расстрельная команда, и группа тех, кому предстоит расстаться с жизнью. Когда очередь дошла до Романовых, то, очень вероятно, всё произошло так же. Хотя, как там было в точности, мы не знаем – историк Съянова, например, говорит, что архивы до сих пор закрыты, и, скорее всего потому, что это не выгодно сторонникам ритуальных версий (и нынешним антисоветским властям).

Однако же традиционный обряд расстрела – это вовсе не тот светский ритуал, к какому стремились в первую очередь приобщить попавших к ним в руки Романовых руководители советского государства. Открытый суд над царизмом – вот что должно было произойти и, к сожалению, не состоялось благодаря самоуправству Уралсовета. Большевики и другие революционеры часто апеллировали к Великой Французской революции. Аналог суда над Людовиком XVI мог быть перенесён на русскую почву XX века. Публичный суд – это ведь тоже ритуал, начиная от «встать, суд идёт», заканчивая выступлениями сторон обвинения и защиты, зачитыванием приговора и т.д. Зрелище обещало быть грандиозным и иметь высокое пропагандистское значение. Гражданину Романову и его жене припомнили бы всё, к чему они прямо или косвенно имели отношение: и Кровавое воскресенье, и расстрел из пушек рабочих Красной Пресни, и массовые расстрелы по стране в период Первой русской революции, и «столыпинские галстуки», и жестокое подавление стачек, и Ленский расстрел, и Цусиму с Порт-Артуром, и мировую войну, и отдачу иностранцам в концессии всей промышленности, и отсутствие всеобщего обязательного начального образования. Для бывшей царской четы, думаю, всё закончилось бы примерно так, как и в подвале екатеринбургского дома. Но прежде они бы или давали показания, или стыдливо молчали, вынужденные выслушивать тех, кого недавно их режим подавлял, угнетал и расстреливал. Что произошло бы с младшими Романовыми? Я думаю, что их бы убивать не стали. Кто-то считает иначе. Но всё это – гадание на кофейной гуще.

Произошло то, что произошло: казни подверглись все члены семьи, включая детей, а не только бывший царь с супругой. Но нет ли в этом изведении всей фамилии под корень какого-то особенного ритуала?

Здесь надо сказать – и это очень важно для понимания произошедшего – не большевики и не социалисты вообще придумали династический закон передачи власти по наследству. Если погибает царь, и у него остаётся сын, то, по системе, которая действовала в Российской империи, сын становится царём. То есть ребёнка изначально «подставляют» те, кто объявляет его «наследником престола». Сами Романовы, если углубляться в историю, всегда знали, что нужно делать с неугодными наследниками. Можно вспомнить удавленного малолетнего сына Марины Мнишек или Ивана VI. И никакой ритуальности в убийстве этих молодых людей нет – просто они гипотетически и при определённом стечении обстоятельств могли претендовать на престол и объединить вокруг себя те силы, которые действующий самодержец каким-либо образом обидел. Разговор здесь был короткий. Как говорил писатель Анатолий Рыбаков, «нет человека, нет проблемы».

Те, кто хотел с царизмом в России покончить, обязаны были учитывать всю эту добрую монархическую традицию. В итоге даже детей приговор не пощадил – очень плохо. Но давайте вспомним, республика летом 1918 года уже находилась в кольце белогвардейских фронтов, десятки враждебных держав устроили интервенцию. Мог ли живой наследник ликвидировать раскол в стане белых? Надо понимать, перед нами фактор, способный повлиять на исход всей войны, на судьбы всех жителей Советской России, включая детей. Имели ли возможность те, кто выступал на стороне Советской власти, не учитывать опасность консолидации белых? Ответьте честно себе на этот вопрос.

Ритуал, по сути, устроили те, кто назначил ребёнка ответственным за продолжение господства классов помещиков и капиталистов под монархическим флагом. В самом же факте расстрела бывших царей и их наследников ритуал не просматривается, зато чётко проступает историческая традиция, активно поддерживаемая самими Романовыми.

Другой вариант возможной ритуальности в расстреле семьи Романовых – личная инициатива непосредственных участников приведения приговора в исполнение. Могли ли исполнители бросить призывы к отмщению («вспомни всех тех, кого ты погубил» и т.п.)? Могло ли произойти какое-либо унижение (например, «встань на колени и проси прощения у всего народа»)?

Если представим себе, что нечто такое действительно имело место – то да, это ритуал (но, опять же, совсем не тот, про который говорил епископ – а всего лишь традиция сводить счёты между врагами). Мы знаем только итог события в Ипатьевском доме, а не подробности происходящего. Что бы там ни было, всё это – на совести расстреливавших. Их поведение никак не бросает тень ни на Советскую власть, ни на социализм, ни на широкий революционный порыв народа.

Гражданская война проходила в условиях постоянного ужесточения. Белые и красные расстреливали друг друга чаще всего без всяких мудрёных ритуалов – к стенке и всё. Но если в ситуации с Романовыми кто-то решил «сымпровизировать»? Давайте не будем гадать. Все эти «если» не имеют под собой почвы.

Романовых уже нет сто лет, и замыкаться на эпизоде в Ипатьевском доме – значит не видеть за деревьями леса. Расстрел Николая и его близких был лишь частным случаем гражданской войны, в которой гибли многие тысячи. Класс помещиков, на кого опиралась монархия, в итоге закончил своё историческое существование. Кому теперь нужны спесивые цари и толпы напыщенных, жадных придворных? Николаю при его свержении не желали добра не только им же назначенные генералы, но и церковники. Режим Романовых был преступен, жесток, тираничен. Кто-то с этим не согласен?

В обществе по этому вопросу давно идёт дискуссия, и фактов, доказывающих преступность царизма, предостаточно. Если у вас есть что-то важное – не стоит заниматься выдумками, оперируйте фактами, доказывайте свою правоту. Крики про ритуальное убийство – это способ уйти от дискуссии, последний аргумент с позиции слабости, когда фактов уже не осталось. Ай-ай-ай, бросьте истерику, граждане монархисты. Ваше дело проиграно навсегда.

Читайте также: