Церковь – живая и мертвая

3 недели назад Егор Владимиров

Одно из главных информационных мировых агентств, Associated Press, сообщило в минувшее воскресенье о том, что в скором времени в списке обязательных инструкций для клира и епископата Римско-Католической Церкви, вполне возможно, появится еще одна: инструкция о том, что необходимо делать в том случае, если римско-католический священник стал отцом.

В мае нынешнего года подобную инструкцию для подведомственного им клира и епископата утвердила конференция римско-католических епископов Ирландии. Эта инструкция озаглавлена как «Принципы ответственности для священников, которые стали отцами в течение своего служения». В ней, в частности, говорится: «В том случае, если священник становится отцом ребенка, его главной заботой должно стать благо этого ребенка».

Ирландские епископы предлагают в этой ситуации руководствоваться следующими установлениями:

«1. Рождение ребенка приносит в этот мир уникальное существо, у которого есть и отец, и мать. У обоих родителей есть фундаментальное право принимать свои собственные решения для обеспечения их новорожденного ребенка всем необходимым.

2. В справедливости и любви, нужды ребенка должны всегда оставаться приоритетными. Если отцом ребенка является католический священник, он, как и любой другой отец, должен полностью нести за своего ребенка ответственность – личную, юридическую, моральную и финансовую. Как минимум, священник не должен уходить от такой ответственности. Священноначалие (епископ или непосредственный начальствующий) также должно направлять священника по пути принятия вышеуказанной ответственности.

3. Каждый случай требует тщательного рассмотрения. Но в любом случае при принятии решения священник обязан руководствоваться следующим:

  • Главное – это интересы ребенка;
  • Уважительный диалог с матерью ребенка;
  • Диалог со священноначалием;
  • Принятие во внимание как гражданских, так и церковных законов.

4. Жизненно важно понимать, что мать ребенка, как его главный опекун и человек, имеющий собственные моральные права, должна быть полноправным участником принятия решений, касающихся ребенка.

5. При рассмотрении дел данной категории важно помнить, что как мать, так и ребенок не должны быть ни в коем случае изолированы от общества или исключены из церковного общения».

При этом отдельно подчеркивается, что данные принципы не отменяют ответственности, наступающей в том случае, когда речь идет об обвинении в преступлениях против общего блага (будь то речь о благе семьи, церкви или государства). Это значит, что обвинение в изнасиловании не освобождает священника от необходимости воспитывать и содержать родившегося в результате этого насилия ребенка.

Инструкция уже принята в качестве руководства к действию союзом глав мужских монашеских орденов, а в ноябре планируется ее принятие на ежегодной ассамблее глав женских монашеских орденов. При этом ведутся дискуссии о том, чтобы расширить инструкцию, распространив эти принципы (с определенной модификацией) не только на детей священников, но и на детей монахинь (а это – не такая уж и редкая проблема, как может показаться: помимо детей, появляющихся на свет в результате, скажем так, «естественных причин», есть еще и дети, рождающиеся после изнасилования – для миссионерок-монахинь во многих странах риск физического насилия остается и в наши дни немалым).

АР в своей публикации также ссылается на Билла Килгаллона, члена папской комиссии по защите детей (эта комиссия – куриальное учреждение, непосредственно подотчетное Папе), который сообщил журналистам о том, что он рассказал на минувшей неделе понтифику о ведущейся в данном направлении работе и получил одобрение Его Святейшества. Ожидается, что в скором времени такие инструкции станут обязательными для всех клириков и епископов РКЦ, а также для монашествующих обоих полов.

* * *

А теперь – перед тем, как перейти к выводам и заключениям, давайте представим себе подобный репортаж из жизни РПЦ МП. Ну вот, к примеру, епископский совет Ивановской митрополии (если мне не изменяет память, именно там наблюдается аномально большое количество монашествующих на приходах) принимает подобные принципы; они парафируются синодальным отделом по монастырям, а через некоторое время прот. Смирнов как ответственный за материнство и детство рассказывает об этом журналистам ТАСС, подчеркивая, что в скором времени такие инструкции станут обязательными для всего клира и епископата.

Представили?

Поверили?

Нет? Ну так никто и не сомневался.

* * *

Проблема «священнических детей» в католичестве возникла не вчера и не пару десятков лет назад; я помню, как еще в советское время все зачитывались книжкой «Поющие в терновнике». А немногим более десяти лет назад появился прекрасный ирландский фильм «Завтрак на Плутоне», который в том числе и об этом (хорошо, что он вышел в 2000-х – тогда его можно было спокойно смотреть в РФ в кинотеатре; боюсь, сейчас ему бы просто не дали прокатного удостоверения: там есть и аморальный ребенок аморального священника, и христианские террористы, и много других страшных для «оскорбленцев» вещей).

И мужество РКЦ состоит в том, что там не стали «заметать под коврик» проблему, надеясь, что все само как-нибудь рассосется – там предпочли ее решать, как бы болезненно и неприятно это ни было.

Такое решение обусловлено не в последнюю очередь тем, что современное общество с невиданным никогда прежде уровнем прозрачности (эта прозрачность стала возможной благодаря современным информационным технологиям) просто не позволяет ни государству, ни церкви существовать за привычной и уютной завесой сакральности. Все оказались в стеклянных домах, и все вынуждены там существовать с разной степенью комфортности.

И в этих новых условиях «заметание под коврик» проблемы приводит только к одному результату: лицемерный политик лишается избирателей, а лицемерный священник – паствы, и оба остаются без финансов. Так, в частности, одним из результатов педофильского скандала в США стало банкротство нескольких католических епархий – верующие просто отказались оплачивать своими пожертвованиями выплаты по искам, которые были поданы в рамках судебных разбирательств.

Урок североамериканского скандала в РКЦ выучили – и тема священнических детей стала публичной, а на сайте Coping International, общественной организации, объединяющей таких детей, есть благословение папы Франциска на их деятельность.

* * *

Любой настоящий, живой общественный институт отличается от мертвого симулякра тем, что у него есть способность реагировать на раздражители, как внутренние, так и внешние, способность приспосабливаться к предлагаемым обстоятельствам. И вот этой способности реагировать на то, что по-настоящему волнует народ церковный, в РПЦ МП не осталось.

Нынешний правящий класс «господствующей церкви» в РФ лучше всего можно описать знаменитой фразой: «Они ничего не забыли и ничему не научились». Считается, что именно так князь Талейран охарактеризовал Бурбонов, прибывших в русском обозе снова править Францией. Как известно, Реставрация во Франции закончилась довольно быстро и весьма бесславно для правящей династии – править в 1820 году так, как будто «ничего не случилось», и на дворе до сих пор «блаженный 1787 год», было невозможно. К сожалению, в РПЦ МП до сих пор считается, что в нынешней России есть не только «ведомство православного исповедания», но – местами – и крепостное право. Интересно, что станется с князьями-феодалами тогда, когда их иллюзии разобьют об пол со всего размаху?

Иллюстрация: кадр из фильма «Завтрак на Плутоне»

Читайте также: