Убить нелюдя?

7 дней назад Ахилла

Эта заметка была написана два года назад и опубликована на «Киевской Руси», поводом для нее послужили высказывания известного священника и писателя Александра Авдюгина, когда он назвал у себя в фейсбуке гомосексуалистов «нелюдями». Сегодня в Киеве проходил гей-парад, и протоиерей Александр Авдюгин вновь высказался предельно жестко на своей странице, многократно подчеркнув слово «нелюди»:

Воскресный день.

Всех русских святых.

По русскому граду Киеву маршируют особи, которые не имеют права называться людьми. Они «нЕлюди».

Им нет оправданий, им нет объяснений, к ним нет отношений, ибо они — нЕлюди.

Все разговоры о физиологии и «ошибках природы» есть оправдание нЕлюдей.

Господь их когда-то сжег и этих сожжет.

Прощения они будут иметь лишь в одном случае — отказ от своего греха, полный и бесповоротный.

Профилактику с ними проводить не надо, потому что он нЕлюди и не люди.

Мерзкая гниль достойная сожжения.

Всё.

PS. Забыл.

Те кто разрешил эту мерзость достойны лишь одного слова — анафема.

Ксана Муранова

Интернет, в частности российский Фейсбук, кипит праведным гневом: Верховный суд США узаконил однополые браки. Борцы с содомией, которая «не пройдёт», не сдерживают эмоций. Их главный аргумент: «Мы осуждаем грех, а не человека». Но так ли это на самом деле? Размышляет Ксана Муранова.

***

Не с гонителями, а – с гонимыми

Давайте сразу определимся с моим главным тезисом, чтобы потом из всего нижесказанного не сделали ошибочных выводов: я — НЕ за содомию, я — ЗА человеческое достоинство. Вспоминайте об этом тезисе, если вдруг ваша рука потянется за… ну, если не камнем, так хоть гнилым помидором.

Итак, все (или почти все) негодуют. Вернее, негодуют, в основном христиане и консерваторы-патриоты. Часть пользователей сети, наоборот, раскрашивается в радужные цвета в знак солидарности… нет, не с содомией – с гонимым меньшинством.

Гонимое меньшинство было во все времена: сначала это были христиане, которых обвиняли в поедании младенцев и оргиях в катакомбах.

Потом, когда христиане стали в силе, гонимым меньшинство стали евреи, которые «Христа распяли».

Гнали цыган, гнали артистов, гнали рыжеволосых женщин, гнали патологоанатомов, гнали негров… гнали опять христиан в Советском Союзе. Христиан, кстати, и сегодня продолжают гнать, но теперь в других странах.

Поэтому у порядочного человека с зачатками свободомыслия в душе гонимые вызывают стойкую симпатию — именно потому, что их обижают. Даже если они сами не розовые или, пардон, как раз именно «розовые».

Нелюдь или унтерменш?

Я не буду сейчас про Верховный суд США – Бог с ним, я лучше про нас, православных. Апофеозом, квинтэссенцией, или, скажем по-нашенски, неким соборным гласом всех православных борцов с содомией стала запись в фейсбуке одного популярного священника, который прямо и без обиняков назвал представителя сексменьшинств «нЕлюдем»: «Ежели содомит, то не человек. Промежность какая-то между человеком и животным».

Вот так. Православный священник. Сказал. Что гомосексуалист – нелюдь. Даже нацисты для евреев, славян и гомосексуалистов придумали более мягкое слово: унтерменш, недочеловек. Хоть недо-, а тут совсем – нелюдь.

Вспомните, кого у нас всегда называли нелюдями? Гестаповцев, насильников, педофилов, маньяков. А теперь в эту компанию попали и люди, которые спят не с тем, с кем положено (причём, отметим, по взаимному согласию, а не так, как в тюрьмах, например, где есть «крутые», а есть «опущенные»).

В качестве аргумента к своей позиции этот священник и его сторонники приводят железный аргумент: ведь Господь попалил Содом и Гоморру? Значит, понятно, как к ним Бог относится.

Кого Бог любит, а кого – губит?

Прекрасный аргумент, давайте немного на нём остановимся. Господь так возненавидел содомлян, что их уничтожил – отсюда предлагается нам вывод: гомосексуалистов можно и нужно ненавидеть и даже уничтожать. Ведь Сам Господь их сжёг.

Хорошо, а если Господь утопил всё человечество в воде потопа, кроме семейства Ноя – это значит, что Господь ненавидит всех людей, кроме нескольких избранных? Вроде бы, там идея была несколько иная…

А те люди, которые сгорели в огне нацистского крематория? Они по Божьему гневу сгорели или как? Ладно, оставим крематорий, можно возразить, что это их плохие люди сожгли. А миллионы погибших от стихий: вулканы, землетрясения, цунами (например, цунами 2004 года, когда на побережье Азии погибло до 200.000 человек), пожары, наводнения… Их всех прикончил Бог за «несоответствие»?

А как же евангельские слова о погибших от падения Силоамской башни: «Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете» (Лк. 13:4,5).

Или вспомним не в меру ревностных апостолов, которые хотели низвести огонь на самарян, что Христос ответил им? «Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим; и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9:51-56).

Разве эти цитаты не выражают важнейшую суть евангельского благовествования: все грешники, все погибают, все неправы – именно поэтому Я и пришёл: спасти, а не погубить?

Наследуют ли Царство Божие… злоречивые?

Ревнители благочестия тоже умеют щеголять цитатами, не только из Ветхого Завета, но и из Нового, о том, как «мужеложцы Царства Божия не наследуют». Да, согласимся, так говорит Новый Завет, только давайте уж полностью вспомним слова апостола Павла: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют». (1 Кор. 6:9, 10).

Обратите внимание: в одном ряду с «половыми» грешниками и «нелюдями» есть и воры, и лихоимцы, и пьяницы, и – о, ужас! – злоречивые, т.е. пользователи фейсбука… В одном ряду.

Кстати, а почему же мы относимся ко всем грешникам из этого ряда по-разному? Почему гомосексуалист – нелюдь, а пьяница – несчастный, которого мы спасаем, устраиваем в ребцентр, служим специальные молебны, завели даже икону «профессиональную» – «Неупиваемую Чашу»? Почему русский народ жалеет пьяницу, хотя беды от пьяниц и от «голубых» просто несравнимы: разве голубые убивают, бьют жён, детей, пропивают всё имущество, устраивают пожары, тунеядствуют, воруют и орут у нас под окнами каждую ночь? Вам не нравятся гей-парады? А алкаши во дворах нравятся?

Так где же праведный гнев? Где «алкаши не пройдут, на том стоит и стояла вера православная»?

Нету.

А где крестные ходы, акции протеста, подписания петиций и прочая против лихоимцев? Да-да, против коррупционеров, а также и против тех, у кого берём кредиты: против ростовщиков, банкиров, держателей ломбардов и прочих, дающих «быстрые деньги за 15 минут!»?

Не слышно протестов. Ноем, воем, но вместо законного штрафа гаишнику взятку предложим, оценку на экзамене купим, не говоря уже о законном кактусе — ипотечном и кредитном, который кушать продолжим.

Я не слышу наших пастырей. Где обличающий голос совести, где радение о спасении наших детей от вездесущих акул потребительства и грабежа?

Нет, куда как приятней обличать геев, которым разрешили узакониться. Геи-то ведь не так брутальны, как воры (из списка) или не ударят нас рублём (а то и долларом!), как лихоимцы, или просто кулаком в морду, как пьяницы. Они могут только пойти своим парадом, наряженные в перья, чтобы подвергнуться оскорблениям, побиению камнями и стать притчей во языцех для злоречивых…

Может ли суд превратить нас в геев?

Кстати, о гей-парадах и гей-пропаганде. Есть хорошая ироничная сентенция о пропаганде: мол, если бы половая пропаганда действительно работала, тогда гетеросексуальная пропаганда, которая существует во множестве обличий всё время бытия человечества, давно бы уже сделала всех людей натуралами…

Геи всегда были и будут, их во все времена примерно один и тот же процент – очень маленький. Почему мы их так боимся? Один процент нетрадиционных заставит 99 процентов традиционных перепутать, на ком жениться? Но ведь это смешно.

Мы боремся против «гражданского брака» мужчины и женщины, мол, надо чтобы было законно. Геи хотят делать свои дела законно (не нам навязать жить так, а себя обезопасить от наших камней и плевков), но мы опять недовольны, мы хотим, чтобы они залезли в норы и занимались тем же самым втихую.

Мы – лицемеры.

Да, в последние годы западная литература и фильмы полны геями. Иногда чересчур, даже подташнивает. Но всё же, если быть объективными, суть этой «пропаганды» в целом не в навязывании того, что гомосексуализм – это хорошо и лучше, а в том, что и геи – тоже люди. Грешники, окаянные, недостойные, но люди. С ними можно рядом жить, они не ворвутся в дом и не изнасилуют (привет Содому).

Содомия – грех, но геи – в основном люди безобидные. Они поступают не по Божьим заповедям, но не они убивают, не жгут, не грабят, не насилуют и не устраивают концлагеря – этим чаще занимаются натуралы.

Геем нельзя заставить быть, повторюсь, это не тюрьма и не армия, где тобой могут воспользоваться без твоего согласия, грубо, мерзко и животно. Геи же обычно деликатны и ищут себе подобных, но не заставляют других стать такими же.

И знаете, мне как-то кажется, что безопасней жить среди «голубых», чем среди православных «ревнителей».

Ещё раз уточню: я не за то, чтобы оправдать гомосексуализм, проводить гей-парады или начать таковых причащать без разбора. Я пытаюсь только расставить акценты и взглянуть на ситуацию трезво и хоть чуточку с точки зрения Евангелия.

Кто готов сжечь сына-гея?

Кстати, вернёмся к нелюдям и батюшкам. А если представить такую ситуацию, что у борца с содомией вдруг сын или дочь (или ещё кто из близких) окажется нетрадиционной ориентации? И что тогда – сам отдаст сына на сожжение или кого благословит на сие? Как тогда праведный гнев совместится с реальным человеком, который рядом?

Мы все – герои и борцы, когда это не касается нас самих или наших родных. Мы – мастера обличать, когда чувствуем себя достойными Царства Божия, не то, что «тот мытарь». Правда, хорошо бы евангельские цитаты почаще применять к себе… Но это, конечно, уже из области фантастики. Как любит повторять в своих беседах Алексей Ильич Осипов слова Феофана Затворника: «Сам – дрянь дрянью, а всё твердит: «несмь, якоже прочии человецы»».

Если мы считаем, что гомосексуалист – грешник, находится в тяжёлой зависимости от страсти, — хорошо, тогда давайте его реабилитировать, служить молебны, устраивать Общества анонимных голубых при храмах и т.п. Как с алкоголиками и наркоманами.

Как вы думаете, сколько скрытых гомосексуалистов в наших храмах? Думаю (и знаю), что немало. Они страдают от того, что не могут открыться, не могут быть христианами – их обольют презрением, прогонят с порога, не допустят к таинствам. Алкаша допустят, банкира – ого-го, ещё как допустят, даже в баньку с ним сходят ради дел «благотворительности». Вора в законе – допустят, злоречивого – допустят, и даже за грешника не посчитают. Только гей – «нелюдь».

Беда в том, что мы изначально считаем представителя сексменьшинств – погибшим, нераскаянным грешником, почти живым бесом, которого можно только гнать, жечь и от которого нужно с омерзением отплёвываться. Мы отказываем ему в возможности спасения. Нет, на словах, с благочестивым апломбом мы можем говорить, как и тот священник, назвавший их нелюдями:

«К причастию допускать только после покаяния и твердого обещания больше «так» не творить.

Когда покается и с уверенностью докажет, что больше «не будет», то рассмотреть вопрос о принятии его в человеческое звание.

Иного не дано. И по-другому не будет.

На том стояла, стоит и будет стоять вера православная».

Но это ложь. Если человек назван нелюдем, то всё остальное – вранье, лицемерная маска фарисея, который благодарен Богу за то, что он праведен.

Назовите своих спонсоров нелюдями. Назовите своих прихожан-мужчин, которые пьют, или мужей (сыновей, отцов) тех женщин, у которых мужчины пьют, — нелюдями. Посмотрим, рискнёте ли остаться без спонсоров и прихожан, ибо зачем ты нам нужен, если мы – нелюди?

Будьте последовательны, господа ревнители. Если для вас Ветхий Завет с серой и пеплом – идеал, что ж, скажите это прямо, как упомянутый священник. Только не надо называть себя христианами. Тогда и называйтесь «ветхозаветники», «антисодомляне», «камнепобиватели».

А если всё-таки решитесь взять на себя имя христианина, то попробуйте увидеть в Евангелии главное, а не удобные, вырванные из контекста цитаты, «ибо не знаете, какого вы духа».

Скажу всем по секрету: Христос пришёл спасти… и «голубых».