В РПЦ есть Бог — я понял это на первую Пасху

2 недели назад Ахилла

Очередная «Анкета анонимного молодого мирянина».

***

Расскажите немного себе (по желанию).

Мир вам. 

Я обычный юноша слегка за 20 со средне специальным образованием (высшее в процессе). Крещён в младенчестве. Лет с 10 язычник, отрекшийся от единого Бога. В 15-17 лет начал интересоваться религиозной темой и основательно изучил российские неоязыческие движения, а затем чуть не попал в неоиндуистское. Спасла стеснительность. Всё это время я либо сидел в компьютере, либо за книгами. Никакого близкого общения со всеми этими группами не было. Но прочёл немало. Тот же недавно почивший М. Н. Задорнов «благодаря» своим книгам был для меня одним из источников информации, но уже на закате увлечения этой темой. Именно его писанина показала полную бредовость «возрождения древней религии славян».

Отдельно следует рассказать про кришнаизм. Увы, сети их организации весьма искусно расставлены. Начав с популярных лекций по якобы психологии (тысячи их, серьёзно) я быстро пришёл к изучению записей бесед по их писанию. Спас оригинал «Махабхараты», прослушанный в кратком изложении. Одни сцены охоты чего стоят. Ну не будут вегетарианцы убивать оленей.

Юность прошла в полузатворническом одиночестве. С учётом определённых психологических проблем, стеснительности и не самого крепкого здоровья счастливым или даже довольным жизнью я не был.

Что привело вас в Православную Церковь? Какой вам представлялась Церковь со стороны?

В Церковь меня привели книги. «Православие или…» А. Н. Кочергина вдохновила на прочтение «Катехизиса» святителя Филарета Дроздова. С этого момента я осознал себя монотеистом и христианином. В течение последующего полугода я изучал православие по лекциям Олега Стеняева, Андрея Кураева, миссионерских православных центров. Также читал сайты вроде «Правмира» и «К истине» (до сих пор мой любимый ресурс). Евангелие прочёл далеко не в первый месяц. По привычке пытался одолеть сначала Ветхий Завет (книгу Бытия читал в детстве и будучи подростком), не смог и перебрался на Новый.

Тогда же начались робкие попытки зайти на территорию храма, а потом и регулярные походы туда. Одновременно с этим я познакомился с православной молодёжкой. И она показалась мне сборищем откровенных фриков. Да и на службе адекватных (на мой взгляд маргинала) людей почти не наблюдал. Лето, все в разъездах. Только осенью познакомился со священником где-то, кроме исповеди, а также увидел вменяемых молодых людей. Но их была едва ли половина.

Чуть позже осилил Евангелие, а затем весь Новый Завет. Изучил книги Льюиса, Честертона, Кураева. Заунывный «Закон Божий» Слободского осилил едва на 50%. Сплошные поучения без объяснения «почему так?».

Начальный период для меня характеризовался концентрацией на себе, своих грехах и просто досадных упущениях. Я посещал вечернее богослужение, почти ничего не понимая и выхватывая отдельные слова, терзал себя по любой мелочи, наслушавшись полуторачасовых лекций о грехах и борьбе с ними. Порою сбегал на службы от общения с ровесниками. Даже спать себе не позволял лишнего, лишая своё тело отдыха. Это самокопание прекратилось только этим летом, и не так давно я окончательно восстановился после полутора лет подобной жизни.

То, что в РПЦ есть Бог, я твёрдо понял на первую Пасху. Ту радость не передать словами. Ей буквально заболеваешь. Во второй год было то же самое, не смотря на недавнюю смерть приятеля. До сих пор вспоминаю, как, идя по кладбищу на его могилу, я орал (думая, что пою) «Христос воскресе из мертвых…». И каждая субботняя служба с пением «Воскресение Христово видевше…» вызывает в душе те самые светлые чувства. Только ради этого момента я до сих пор иногда хожу на вечерню.

Именно торжества Воскресения не хватает в проповеди протестантов и сухом (для современного человека) тексте синодального перевода Нового Завета. И что интересно, радость от надежды на вечную жизнь наедине не та. Только в кругу людей, её разделяющих, пусть и без внешних проявлений, она ощущается во всей полноте.

Не так давно мне довелось побывать на католической мессе. Всё происходившее там почему-то вызывало бессознательное отторжение, при всей своей внешней логичности. Меня чуть ли не трясло. И только остатки разума позволили сохранить самообладание. Западный обряд не моё. Но католики хорошие люди и христиане, раскол с которыми трагичен.

Какие достоинства или недостатки вы увидели после воцерковления в РПЦ, ее служителях и прихожанах? Кто-то помог или помешал вашему воцерковлению и пути ко Христу?

Сильно покоробила не физическая, а скорее психологическая недоступность и отдалённость священства. Эти люди ограждены набором ритуалов вроде «Именем Господним, благословите…», доступом во многие «закрытые» места (вроде алтаря, места отдыха на территории храма в виде келий или отдельного туалета для клириков), требуют (это я заметил позже и далеко не у всех), чтобы их величали отцами, вопреки Евангелию. Увы, я тогда примеров адекватного общения имел мало, так что принял это как данность.

Опечалило, что мракобесов чересчур много. Например, привоз «благодатного огня» для некоторых как минимум важное, а часто — чуть ли не центральное событие Воскресения Христова. В 2016 году, встретив под утро первую в жизни осознанную Пасху, я уехал домой и не попал на архиерейскую службу вечером воскресенья. В этом году, увы, поехал, и история с раздачей огня была чуть ли не плевком в лицо. Люди за ним ехали из области…

Про проблему обрядоверия, важность свечек, коптящих до черноты своды храмов, и каждения, «отгоняющего бесов», и говорить нечего. Всё это глубоко вторично для адекватного верующего, но не для многих прихожан храмов, увы.

На пути ко Христу мне помогли некоторые молодые люди и мужчины. Один бывший протестант организовал евангельский кружок, вдохновивший меня изучать Писание. Ныне почивший юноша зажёг меня своим интересом к духовности. До сих пор с радостью вспоминаю наши дискуссии в трамвае о первородном грехе, Божьем промысле и наказании за ошибки. Было сложно, живо и интересно.

По мелочи, добрыми советами и поводами к размышлению помогло достаточно много людей. Один из них — внеконфессиональный протестант, обличивший меня в незнании Писания и подтолкнувший отказаться от необоснованной, внешнеобрядовой шелухи. Коллеги, указывая на неадекватные действия и слова, выручили — понял, что в вере главное, а что наносное, именно благодаря постороннему взгляду далёких от православной субкультуры людей.

Встречалось ли вам глубокое и искреннее пастырское попечение о мирянах (например, о молодежи) со стороны священников? Можете ли рассказать о таких пастырях?

Меня до сих пор вдохновляет один рядовой священник, занятый молодёжкой у себя на приходе. Что интересно, он считает себя не пастырем и духовником, а скорее старшим товарищем. Как итог, молодые люди часто идут к нему за советом и поддержкой, сполна получая и то и другое в ненавязчивой форме. Увы, семейные заботы ныне не позволяют ему уделять всего себя на это служение. Но даже то, что есть, каждый раз согревает и приносит умиротворение. Именно неформальное общение с ним в компании молодых людей развеяло для меня многие мифы о священстве, избавило от стремления к возвышению клириков.

Были ли ситуации, когда вы встретились с фальшью и лицемерием со стороны церковных работников или священнослужителей (особенно при обсуждении актуальных церковных проблем)?

В основном, знакомые мне священники честны. Один из них провёл лекцию о засилии клерикализма, другой нелестно, но объективно высказывался об уровне образования в духовном училище (в том числе о тех временах, когда после него без семинарии сразу рукополагали). В вопросах выбора жизненного пути тоже советовали адекватные вещи. Вроде: учись и работай, регулярная молитва важна, но не обязательно правилом синодального периода и т. п.

Но существуют «табуированные» темы, о которых вне личной беседы, да и наедине (не про всё пробовал спрашивать) вряд ли скажут правду. Пока этих тем три, это:

Финансы церкви

В светской среде видел живые примеры НКО с прозрачным бюджетом. А в РПЦ бухгалтерия прихода — тайна за семью печатями. Даже наедине никто не будет ею делиться.

Сюда же можно включить чёрную и весьма маленькую зарплату постоянных работников храмов. Белая требует слишком больших выплат государству, следовательно, чёрная должна быть минимум на 30% больше официальной. Но нет. Люди получают даже меньше среднего по профессии. И редко когда адекватно оговорены все условия. Отсюда проблемы с больничными и декретами у недобросовестных настоятелей.

Приходская жизнь

С учётом уставов РПЦ 1988 и 2000 года, по которым прихожане лишены голоса, а их совет — орган фиктивный (см. книгу о. Павла Адельгейма «Догмат о Церкви в канонах и практике»), ни о какой активности мирян и речи быть не может. А священник с нашего прихода поговорить об этом любит, «мотивируя» объединятся и собираться непонятно в каком статусе. И это при том, что даже посидеть в воскресенье толком негде, всё занято.

Церковнославянский язык

На данный момент больная для меня тема. Редко хожу на службы из-за него. Стоять с книжечкой некомфортно, хочется понимать всё на слух, да и в переводе на русский нет изменяемых частей службы.

Я слушал псалмы на церковнославянском и только быстрее засыпал. А на русском языке эти тексты раскрылись и полюбились. С молитвами то же. Читал правило больше года, не понимая, а потом попробовал на русском, в толковом молитвослове. И разница колоссальна. Как оказалось, кроме очевидно понятных, простых молитв всё остальное я вычитывал, даже не вникая. Легко понять несколько слов из текста, но сложить его в цельную конструкцию весьма сложно. А на родном языке всё самоочевидно. Но нет, составить адекватный перевод молитв литургии и внедрить в практику мы не можем. Филиппинцам (миссия с участием о. Георгия Максимова) на родной язык Писание и службу переведём, а русскоговорящим — нет. В этом вся РПЦ.

Что вы знаете о жизни приходских общин в вашей епархии и функционировании епархиальных отделов? Заметны ли вам результаты их работы?

Функционирование молодёжного отдела налажено. Объединений на приходах предостаточно. СМИ в сравнении с другими епархиями тоже активны. Понятно, что только для своих. Внешним это даже близко не интересно. Миссионерский отдел регулярно публикует брошюры, статьи и обзоры предстоящих антихристианских (вроде хеллоуина или индуистского фестиваля красок Холи) событий, причём в светских СМИ тоже. Но читает и всерьёз принимает это мало кто.

Посещаете ли вы действующие приходские молодежные объединения? Получается ли на их собраниях обсуждать жизненные и острые вопросы?

Ещё в начале года, да и предыдущие два регулярно посещал, и даже участвовал в организации некоторых встреч и мероприятий. Сейчас понял, что мне это не нужно.

Острые вопросы поднимаются, но на «формальных» встречах ненадолго. Была ситуация, когда вопрос о том, почему клирики перед венчанием требуют противоречащую логике и церковному учению о браке регистрацию в ЗАГСе, просто замяли. Да и клирики редко уделяют молодёжке внимание. Нечасто на встречу из 5-15 молодых людей приходит священник.

Обсуждение действительно сложных вещей проходит неформально. Спасибо молодёжке за раскрепощение и опыт организации. Благодаря этому собрать 3-4 знакомых людей на беседу по Писанию и просто о наболевшем не проблема.

Есть ли у вас и других православных молодых людей реальная возможность реализовывать какие-либо свои инициативы на приходе (в области молодежного служения, волонтерской работы, организации миссионерских мероприятий)?

Да, такая возможность есть. Главное — быть в согласии с клириком прихода, где планируется реализовывать инициативу. Миссия, увы, слишком сложна, это дело не для новоначальных, молодых и малоопытных. Епархия в чём-то помогает, устраняя препятствия в светском мире. Волонтёрам удавалось организовывать посещения онкобольных детей и взрослых, визиты в детские дома. Акции по сбору и вручению нуждающимся подарков на Пасху и Рождество удались. Но со стороны последние мне показались слишком «громкими». Безусловно, дело хорошее, но как-то это надо по-тихому делать: «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного…» (Мф 6:1-4) А именно это и труднее всего.

Главная проблема не в приходах, а в отсутствии инициатив и людей на их реализацию. Та же молодёжка держится за счёт 2-3-х активистов, остальные не участвуют в подготовке. Как ещё одна «беда» — появление семьи. Люди, вступая в брак, полностью выпадают из деятельности. Либо занимаются чем-то уже за зарплату, пусть и мизерную. Это нормально, но не с точки зрения того же клира, желающего получить талантливых организаторов и педагогов в штат «за спасибо». И это естественно.

Есть ли у вас желание поступить в семинарию, стать священником или монахом (юноши) или стать матушкой или монахиней (девушки), выучиться на регента или иконописца? Если да, то считаете ли вы необходимым сначала получить светское высшее или профессиональное образование?

Сейчас такого желания нет. На заре неофитства хотелось и в монашество, и в священство, но с пониманием церковных проблем прошло. Да и рано. Мне нет 25, а в дьяконы раньше этого возраста неканонично рукополагать. В пресвитеры только в 30 можно. Я знаю, что сегодняшняя церковь всё это игнорирует, и у нас есть даже 20-25 летние недосвященники.

Если не будет переводов с прихода на приход (что в РПЦ маловероятно) и где-то меня возжелает видеть община в качестве клирика, то после 30-ти, имея образование, профессию, семью и жизненный опыт, можно им стать.

Про монашество: моё желание жить в монастыре было вызвано неустроенностью жизни, проблемами в общении. Сейчас я с этим почти разобрался, во многом благодаря душевной атмосфере молодёжки и общения на светской работе. Хорошо мозги вправили.

Актуальна ли для вас проблема культа личности патриарха Кирилла и усиления клерикализма в РПЦ? Есть да, то в чем именно вы видите проблему?

Культа личности патриарха не заметил, католики о своём папе в разы больше говорят. У нас кроме провозглашения его имени на службе не принято вспоминать Кирилла. А настоятель — весьма влиятельная и значимая фигура. Во многом заслуженно.

Клерикализм есть, его усиления за 2,5 года в церкви не заметил, всё как было, так и осталось. Проблема в том, что священник, и тем более епископ — это всё, а человек вне клира — никто. Только в сане ты для церковной системы хоть кто-то, без него даже на приходе сложно организовать что-то постоянное (больше чем на 5-10 лет), т. к. настоятелей и благочинных в епархии меняют регулярно.

Я, слегка повзрослев, осознал, что как мирянину мне в церкви места нет. Без слова настоятеля ничто не решается. Не раз, приглашая людей на посиделки (при храме, с благословением), я слышал вопрос: «а батюшка будет?», и, отвечая отрицательно, мог не ждать этого человека на встрече.

Каким видится будущее (собственное в православии и Русской Православной Церкви): ближайшее и лет через десять?

В ближайшее время хочу найти приход с адекватными клириками и хоть как-то разборчивым пением и чтением.

Также мечтаю о воскресных встречах прихожан после службы для общения и совместного изучения Писания. Благо, опыт последнего имеется.

А церковь, увы, ждут не лучшие времена… Как минимум, пока не появится альтернатива церковнославянскому языку на службах и не изменятся отношения между клиром и прихожанами с феодальных на братские.

Читаете ли вы портал «Ахилла»? Что вам нравится или не нравится в его редакционной политике? Какие тексты вызывают симпатию, а какие — отторжение?

Портал читаю. Нравится честность, отсутствие елейности и минимум церковного сленга. В политике редакции не нравится только одно: тексты из старых книг в общем разделе. Они хороши, порою актуальны, но к современной жизни мало применимы.

Симпатию вызывают искренние и открытые исповеди, рассказы. Отторжение вызывают некоторые полемические тексты, причём что с той, что с другой стороны. Не всегда спор сохраняет допустимые рамки. Переход на личности в адекватной дискуссии недопустим, но его некоторые авторы себе позволяют.

Читайте также: