Владик

1 месяц назад Алексей Плужников

Станция Арамиль, полчаса езды на электричке от Екатеринбурга.

Мы выгружаемся с велосипедами на выщербленную платформу, железнодорожные пути слева и справа в несколько рядов. Чтобы попасть на одну или другую сторону — надо подняться по крутой лестнице на пешеходный мост, а потом спуститься: вправо — на саму станцию Арамиль, влево — в поселок Вьюхино.

Поднялись (как там поднимаются старушки или мамаши с колясками — пандуса нет, ступеньки разной высоты и ширины), собираемся спускаться. Нас обгоняет стайка школьников: на станции Арамиль находится школа, и теперь дети идут во Вьюхино. Несколько парнишек с криками и руганью спускаются рядом, один малец со злостью замахивается в их сторону, в руке камень.

Рядом идет женщина средних лет в форме железнодорожника, усталым голосом пытается мальца урезонить:

— Брось камень, а, ну что ты?..

Спустились с лестницы. Чумазый малец, ростом мне чуть выше пояса, затравленно озирается, нагибается к земле, сгребает камни, с ненавистью замахивается в сторону двух других. Те двое — один упитанный бухрячок, он криво ухмыляется, поигрывая в руках стеклянной бутылкой из-под пива, другой, помельче, тоже готов к бою.

Я останавливаю мальца:

— Брось камни, парень! Брось! Не надо камни кидать — еще в глаз или в голову попадешь, вдруг выбьешь глаз?

Парнишка косится на меня, губы у него дрожат:

— Даа! А они сами в меня кидали! — но камни все же бросает на землю.

— А ты не бросай, — пытаюсь успокоить его, — если уж на то пошло, то подойти да кулаком тресни его, но не камнями!

Прицыкиваю на тех двух хулиганчиков, они с недовольством отправляются в одну сторону, мы с велосипедами и мальцом, идущим рядом, — в другую. Вижу, мальчонка не хочет, чтобы мы уезжали, оглядывается на тех ребят, потом кивает на мой велосипед:

— А вы что: ездить на нем тут будете?

— Да, — отвечаю, — а те ребята — твои одноклассники?

— Ага, — кивает малец.

— Деретесь с ними часто?

— Ага, — кивает опять, с видом привыкшего к трудной жизни работяги.

— В каком же ты классе?

— В четвертом!

Хм, а по виду — будто во втором. Грязь размазана по мордашке, рюкзак на худенькой спине.

— А вы меня не подвезете? — вдруг без всякой надежды спрашивает он.

— Так у меня же некуда, багажника нет…

— А я на раме…

— Не приспособлена у меня рама.

Парень вздыхает печально, смотрит жадно на мой красно-черный GT, видимо, олицетворяющий мощь и крутизну.

— Ладно, — говорю, — садись.

— Как садиться?

— А так, на сиденье, прокачу тебя немного.

Малец радостно забирается на сиденье, я поддерживаю велосипед, глаза у парня сияют, ноги с трудом достают до педалей. Метров через пятьдесят мой приятель увидел идущего впереди одноклассника, стал кричать ему — тот обернулся, а малец — ко мне, с восхищенным видом:

— Я ему крикнул, чтобы он увидел, как я еду!

— Тебя как зовут-то?

— Владик… А тебя?..

— А меня Алексей, — я спустил его с вела. — Ладно, ты иди домой, а мы поехали, удачи тебе, Владик.

После я сидел на болотистом берегу Исети, на окраине Вьюхино, слушал пение жаворонков, стрекот лягушек и думал: ну вот лезут взрослые со своими поучениями и заботой: ты камень брось, так делай, так нехорошо, так не поступают. И что? Взрослые с чувством выполненного морального долга идут по своим делам, а мальчишке завтра, и послезавтра, и после-после, и еще немало лет ходить в один класс с теми парнями, вновь драться, вновь бороться за свое достоинство, вновь утирать грязные слезы и сопли, терпеть обзывательства и насмешки, вновь одному возвращаться домой, оглядываясь с опаской на каждый забор и поворот. Он живет в джунглях детской, пацанячьей жизни, и никакие советы умных педагогов и взрослых дяденек с велосипедом его не спасут ни от синяка, ни от унижения…

И выхода нет, только самому ему пережить все это, весь этот ад «счастливой детской жизни».

***

Мне из раннего детства запал в память один момент: мы с родителями где-то в деревне, у кого-то в гостях. И хозяин, лица которого я не помню, да и вообще практически ничего там не помню (мне было, может, лет пять), разрешил мне единственный раз в жизни посидеть на мотоцикле, подержаться за руль. И это воспоминание такое яркое, такое важное: будто я взрослый, я что-то могу сам и будто передо мной вся жизнь и весь мир…

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: