Вся суть в середине, или Будни грузчика-интеллигента

2 месяца назад Алексей Плужников

Прошло почти два с половиной года, после того как я перестал служить, носить подрясник и кормиться «от алтаря». За это время пришлось попробовать разные профессии: и редактором-корректором, и администратором в приюте для бездомных, и тьютором в коррекционной школе, и даже некоторое время грузчиком. О своих приключениях в тех профессиях я как-нибудь напишу, а сейчас — небольшие заметки о том, как я был грузчиком по вызову в декабре 2016 — январе 2017 года.

День первый

Сегодня получил новый опыт и новые знания:

  • узнал, что такое рохля, и научился ею управлять;
  • узнал, как называется процесс упаковки груза пищевой пленкой (но забыл, хотя мне раза три повторяли);
  • узнал, как происходит процесс загрузки фуры сотнями коробок лекарств (натрия хлорида и новокаина);
  • понял, что эти новые знания и опыт позволяют экономить на фитнес-зале: ты качаешь плечи, руки и спину, а тебе за это платят.

День второй

Сегодня утром вызвали на главпочтамт. Там вместе с водителем-дедком и профсоюзной тетей поехали в «Метро» — забирать подарки для работников почтамта: коробки конфет на 100 т.р. А шампанское купили заранее.

Когда на почте разгружались, одна уборщица с грустью посмотрела на горы коробок:

— Это что — подарки? Лучше б деньгами дали…

Потом было веселей: поехали на Эльмаш (район Екатеринбурга), на одну почту — вывозить оттуда макулатуру — архивы. Мамадарагая, точно: почта — это филиал ада. Там несколько комнат завалены кипами ненужных газет, карточек, каких-то посылок — в общем, тонны бумаги. Транспортер, с помощью которого идет загрузка-разгрузка, такое чувство, что послевоенный: резина рваная, сто раз перезашитая.

Там тягали мешок за мешком, упаковку за упаковкой, нагрузили почти половину Газели, больше нельзя — рессоры проседали. Но количество бумаг в помещении практически не убавилось.

Потом отвезли все это на Сортировку (тоже район города), на прием макулатуры. Там я увидел, как работает переработка макулатуры: огромный холодный ангар (декабрь на дворе), несчастные работники (и женщины тоже) копошатся среди гор бумаги и картона, бумага на ленте едет куда-то вверх на переработку. И все по виду такое, будто из XIX века (а то и раньше), только грубые механизмы и рабочая сила.

Водитель, который меня возил и который сам помогал с разгрузкой, оказался классным стариком лет под 70. («Старшей дочке моей — 46, а мне — 33!» — шутил он.)

Дед еще крепкий, грузовичок — его.

— Дак а что: пенсия тринадцать тыщ, за квартиру отдашь шесть — как жить?!

Дед, Николай Кузьмич, сразу просек во мне интеллигента:

— Смотрю на тебя, Леш, — ты ж не из этих, не из грузчиков! Вижу, что интеллигент — точно?

Потом, когда высказывал он свое мнение о начальниках всякого ранга, начиная от Хрущева, Брежнева и заканчивая Путиным и Медведевым, народным русским языком, всегда извиняющимся тоном мне говорил:

— Ну ты, Леш, прости, что вот так говорю, по-простому, но ты ж меня понимаешь?!

— Понимаю, конечно, — успокаивал его я.

Дед попался говорливый, за семь часов совместной работы практически не замолкал. Рассказывал о своей работе в артели: двадцать лет, какой там был начальник: «Мразь, Леша, пид…ас и гнида, с..а! Извини, но это так!» Этот начальник заставлял их просто так перетаскивать тяжеленные части тракторов из одного угла большой территории гаража в другую — чтобы просто так не сидели.

Рассказывал о работе дальнобойщиком, как на дорогах подстерегают бандиты и избивают водителей, вскрывают фуры и грабят. Как за ним гнались, но он был на пустой фуре, поэтому смог прижать грабителей, вытолкнул их с трассы и уехал от них.

Поделился Николай Кузьмич обидой, как сгорел его деревянный барак на Уралмаше, где он многие годы жил с семьей, а ему не хотели давать страховые деньги:

— Представляешь, я пишу там, что у меня, например, полушубок сгорел среди прочего, а они: «Принеси в подтверждение хоть лоскут сгоревшего полушубка!» — Мрази! А потом мне обещали хорошую квартиру, но отдали ее замначальника цеха Уралмаша, а меня опять в барак поселили, где огромные клопы и тараканы, хоть бега устраивай!

Много про ментов рассказывал, как они грабят дальнобойщиков, что это воспринимается водителями всегда как неизбежное зло — деньги на это заранее уже приготовлены:

— А менты вот все как на подбор: жирные, аж задыхаются от жира, и все с усами!

Много о жизни рассказывал старый работяга, о том, что всегда простых трудяг обманывали: что в советские времена, что сейчас, всегда была несправедливость, всегда все забирали себе начальники, а ты хоть убейся, но будешь в дураках:

— Большую я жизнь прожил, Лешенька, хорошего в ней было с гулькин нос, а все остальное было — говно. Всю жизнь в говне, среди мразей и сволочей. Почему так, Леш?..

Проезжая мимо храма, он сдернул кепку, быстренько два раза перекрестился и дотронулся до автомобильной иконы, прикрепленной на панели.

День третий

Была небольшая подработка в обычном почтовом отделении: устанавливали какую-то железную дуру, с помощью которой народ типа сможет сам взвешивать свои посылки и еще чего-то делать.

Работницы почты разговаривают между собой только на одну тему:

— Слышь, ведомости какие-то прислали…

— Небось, на премию?

— Да вроде. Хотя что там за премия — 10 процентов оклада!

— Ну, с паршивой овцы хоть шерсти клок…

День четвертый

Работал в паре с водителем Газели на двух квартирных переездах.

Серега, самый обычный уральский парень, 31 год, стриженый почти под минимум, белобрысый, мордатенький, пузцо уже солидное. Жена, сын, дочь, живет в пригороде, машина его личная.

— А что ты грузчиком? — спрашивает. — Возьми Газель купи, будешь нормально зарабатывать, всегда есть работа.

Серега, как и Николай Кузьмич, разговаривает простым русским языком, то есть матом. Не ругается, а именно разговаривает. Например, с женой по телефону:

— Ты, ля, возьми, ля, в интернете посмотри, ля, ну забей «запчасти для стиралки», ля.

Рассказывает (я не буду ля и нах вставлять, а то руки отвалятся):

— Представляешь: стиралка стала мигать, я вызвал мастера, тот: «Плати 3200 за ремонт!» Ага, щас! Я эту машинку с рук купил за полторы — я че, дурак?! Полазил в интернете, выяснил, что мигает из-за сгоревшего конденсатора. Приехал в одну контору, они мне: «У нас в продаже нет — привози машинку, плати полторы тыщи — мы отремонтируем». Ага, грю, то есть отремонтировать — у вас есть деталь, а продать нету! Вот теперь сам ищу, чтобы починить.

Зарабатывает Серега неплохо, помимо прямого заработка калымит, хитрит малость на переездах: то сдачи у него типа нету, когда наличкой платят, то отработает больше часов (оплата почасовая), возьмет с клиента и попросит сказать в случае чего, что меньше работали. То, если лифт не работает, возьмет поэтажно, а конторе отчитается за работу с лифтом.

С напарником Серега честен по-братски, поделился калымом напополам: «Мы ж бригада — как иначе? Вместе работали, вместе и делим!» Во время работы подсказывает, как удобнее взять тумбочку, чтобы не сорвать спину.

Обедали в «Столовой №1», около трассы. Он заботливо спросил, есть ли у меня деньги на обед.

В столовке висят три иконы, наклейки с крестами — столовая освящена. Работает телевизор, бодро рассказывающий, какая Обамка сволочь, как он напоследок себя плохо ведет.

Серега озадаченно кивает:

— А он что — еще президент? Не, во дает: щас натворит дел напоследок назло, следующий президент не расхлебает!

Когда я спросил его возраст, он мне рассказал свою обиду:

— Представляешь, как-то заваливаем с женой в бар, чтоб набухаться: охранник с меня паспорт спрашивает! Жену пропустил, а меня нет! А жена моложе меня! А я что — дебил, на пьянку паспорт таскать? У нас парни ходят бухать с паспортами, потом восстанавливают.

Серега любит отдыхать путем посещения баров, напиваться с друзьями, женой, родней, считает это обыденным образом жизни. Про жену говорит заговорщицки:

— Ой, эти жены — ну ты понимаешь! Я ей никогда не говорю, сколько зарабатываю, а то только дай ей деньги — сразу исчезнут! Жены, они такие, им деньги нельзя в руки давать!

Признался:

— Я тут жене успел подарок к Новому году купить — кольцо золотое: недорого. Можно было бы, конечно, и в ломбарде взять, но, — Серега морщится, — не хочу, неправильно это как-то, мало ли с кого то кольцо взяли…

Моя легенда теперь для разговоров с народом: преподаватель, подрабатываю, пока работы нет, работал с аутистами.

Серега уважительно кивает:

— Историю преподавал? Я любил историю… Философию?! — Не, у нас в технаре была философия, я как-то не понимал — чего это, философствовать… Зачем?.. Я больше физику, математику любил.

Про аутистов Серега не слыхал, я ему популярно попытался объяснить. Серега делает большие глаза, озадачивается:

— Вон оно как… Значит, к каждому подход надо искать?

Потом делится:

— А у меня друг, он тоже, небось, аутист: он учился только три класса, отец умер, надо было помогать в хозяйстве матери, он коров пас в деревне. Так он научился холодильники чинить так, что только посмотрит на него — сразу знает, что надо делать! А вот в общении с ним трудно, не знаю, как с ним общаться: позвонишь ему, он говорит: «А, привет, дебил, что давно не звонил?» Или: «А, здорово, придурок!» А когда я к нему так же обращусь, он обижается… Странно…

Разговариваем про зарплаты, я сказал ему, что еще подрабатываю редактором на сайте. Он мне поведал о муже своей родственницы:

— Этот мужик тоже на компьютере работает. Да не, не программистом, а этим — веб-дизайнером! Не, он точно не программист — он даже винду не может переустановить!

Так вот он работает только из дома, зато зарабатывает охренительно: то они с женой в Эквадор ездили, жили там, то ремонт в хате сделал за 700 тыщ, то недавно машину взял за полтора лимона — и все сидя дома!

Говорят, он делал сайт для какого-то налогового министерства — за три миллиона! Там еще скандал был, суды какие-то.

Зато сам он такой ленивый — тяжелее ложки поднять ничего не хочет. Даже из дома практически не выходит: его жена была у нас в гостях, праздновали что-то, бухали, так он звонит: «Приезжай, купи мне еды в магазине!» Представляешь?! А магазин около дома! Ну, она, естественно, не поехала, через интернет ему заказала. Они, кстати, уже в разводе.

Да он и питается в основном пиццами — прикинь: у него дома даже газовой плиты нет!! Вот что за чел такой — я не понимаю…

А когда делал ремонт, то я ему вывозил старую мебель, а он говорит: «Выбрасывайте все на помойку». А там отличный холодильник, мебель всякая — так я домой к себе отвез, а потом все это на Авито продал за 20 косарей! А он мне еще и машину оплатил! А сам даже из комнаты не вышел…

Не, — Серега философски сплюнул в окно, — правильно говорят: нужна золотая середина. Вот в ней вся суть, в середине этой.

P.S. Вскоре мои будни грузчика закончились — вызывали редко, платили гроши, а надрываться приходилось несоразмерно получаемой отдаче. Но эти встречи с простыми русскими мужиками мне запомнились навсегда. И воспоминания эти светлы.