Я бы хотел стать биологом или, хотя бы, монахом…

4 месяца назад Ахилла

Анкету молодого мирянина заполнил автор под псевдонимом «Коля», с которым мы уже делали интервью.

***

Расскажите немного себе (по желанию).

У меня инвалидность (ДПЦ) с рождения, живу в Кузбассе, мне 25 лет. Окончил школу-интернат с коррекционным уклоном. До января 2016 работал системным администратором храма, прихожанкой которого является моя мать.

Что привело вас в Православную Церковь? Какой вам представлялась Церковь со стороны?

Она мне представлялась красивой, нежной и воздушной, очень милой. А показали её мне бывшие родственники из Москвы. Показали Донской, Покровский, Сретенский монастыри и т.д. Всё это казалось мне странным: какие-то иконы, фрески, дяди в чёрном, тёти в чёрном, какая-то тётя в красном платье и в белом платке стоит со свечкой в руке перед Федоровской иконой Богоматери, какие-то мужчины шепчут что-то, дядька в шапке с крестом на груди читает на церковнославянском, чем-то воняет, но вкусно, нельзя было дышать. Так было до 8 лет.

А в 14 лет я услышал голос внутри себя, и сам пришел в храм, и мать привел, к своему несчастью, и стали ходить. Смешно и грустно всё вспоминать, но так было со мной.

Какие достоинства или недостатки вы увидели после воцерковления в РПЦ, ее служителях и прихожанах? Кто-то помог или помешал вашему воцерковлению и пути ко Христу?

Проблемы? Они есть, их очень много. Это — хамство, ложь, и целый букет калл, горьких и пропитанных болью со слезами… Я постоянно сталкиваюсь с ними, как преступаю порог храма.

А от священников отталкиваюсь, но сейчас редко уже. Вот пример: мы с матерью пошли на службу, в ночь 6-7 января 2018 г. Идёт причастие, народу очень много. Я накануне маме сказал, что причастие принимать не буду, ибо много людей будет, и чтобы мама не подводила меня к чаше. Окей? всё окей. И тут пристала бабка: «а что он причастие принимать не будет?!» Два, три, пять, десять раз спросила, а причастие уже закончилось. Она: «я позову отца N, пусть он приведет обряд». Это меня отталкивает от Бога и доводит до края радикального атеизма, я сейчас нахожусь в шоке полном.

Ещё я сталкиваюсь с навязыванием «помощи», предлагают спустить меня с паперти, я молчу, а всё равно навязываются. То конфеты засунут в капюшон, то яблоки. Так заканчивается мой поход в храм: со слезами, истериками. Не люблю я, когда людям лезут в душу и навязывают свою «помощь». Я люблю тихую и спокойную молитву, но увы и ах.

Встречалось ли вам глубокое и искреннее пастырское попечение о мирянах (например, о молодежи) со стороны священников? Можете ли рассказать о таких пастырях?

Да: один из благочинных Кузбасса мой друг: всегда звонит и приезжает в гости, выслушает мои болячки. Встречал много-много хороших отцов, правда, я не знаю, как сложилась их судьба: и у многих нет аккаунтов в соцсетях, а у меня нет их номеров.

Был один батька, благочинный, в женском монастыре служил, высокий, кудрявый. Мать говорила с него сан в Оптиной пустыни сняли. Я не знаю, так ли это, он всегда ко мне с теплом относился, всегда слушал меня и печаль мою, всегда помогал, чем мог. Теперь не знаю, где он, очень скучаю по нему, и не знаю, как поминать: как отца или как мирянина.

Были ли ситуации, когда вы встретились с фальшью и лицемерием со стороны церковных работников или священнослужителей (особенно при обсуждении актуальных церковных проблем)? Если да, то в чем именно это проявилось?

Когда я работал, настоятель платил мало, требовал много. У него есть «рабы»: они ему огород копают, дрова колют, матушку катают по бутикам и его тоже, хотя у него есть права. Это вам не отец благочинный, который живет в обычной квартире, и матушка сама всё делает дома, отец сам водит машину, сам всё делает.

А тот настоятель городского храма постоянно орал на меня и людей, иногда матом, никогда не слушал мои предложения по развитию: я ему говорил, что не нужно снимать тётушек — они камеры боятся, а вне камеры ведут себя живо и интересные истории, бывало, выдают. Но ему хотелось перегнать епархиальные СМИ, а я сказал: нет, ибо там профессионалы и тёртые калачи, а тут я без образования и опыта.

Приход гниет, вместе с папертью. А ему главное деньги воровать, в Италию ездить, а на приход плевать.

Посещаете ли вы действующие приходские молодежные объединения? Получается ли на их собраниях обсуждать жизненные и острые вопросы?

Ходил раньше за семь тысяч рублей — это была одна из основных функций моей работы. А сейчас не хочу, и скучно мне там: рот открыть нельзя, своё сказать нельзя, никакого диалога, просто тупая политическая болтовня: Навальный — зло, Тулеев хороший, Океан Эльзи — зло, а Кадышева Надежда хорошая, всё в таком духе. И постоянно смотреть в Ветхий и Новый Заветы, а потом чай и домой вот и весь клуб. Мне всё это напоминало «Голубой огонек». От лекции Михаила Гельфанда и дебатов Ричарда Докинза с религиозными лидерами больше толку и удовольствия, чем от клуба.

Клуб на приходе, куда я ходил, вряд ли можно назвать «молодежным», его постоянными обитателями были люди 30-70 лет, молодежь, конечно же, была, но мало, костяк женщины. Говорят, сейчас даже милые дамы перестали ходить, а всё из-за настоятеля и его ора. Руководитель клуба зовет меня через маму, но я не хочу ходить. Общаться с ним да, но в клуб ни ногой.

Есть ли у вас желание поступить в семинарию, стать священником или монахом (юноши)? Если да, то считаете ли вы необходимым сначала получить светское высшее или профессиональное образование, приобрести профессию?

У меня есть большая мечта стать монахом и работать с людьми. Но больше хотелось бы стать биологом и работать с такими, как Александр Панчин, Александр Марков, братья Александр и Георгий Соколовы, Ася Казанцева, Евгения Тимонова, Артур Шарифов, Валентин Конон. Популяризаторы науки, просвещения, объясняющие бытие человеческого на земле — это же прекрасно. Но для этого нужно образование, и заниматься этим всю свою жизнь, а у меня нету возможности поступить на биофак МГУ, а я бы с радостью окончил светский вуз.

Попытка не пытка: попытаюсь написать прощение о постриге, чтобы работать в епархиальном управлении и жить в миру по состоянию здоровья. Но на всё воля Бога и владыки.

Актуальна ли для вас проблема культа личности патриарха Кирилла?

У меня с ним договор: он меня не трогает, а я его.

Читаете ли вы портал «Ахилла»? Что вам нравится или не нравится в его редакционной политике? Какие тексты вызывают симпатию, а какие — отторжение?

Нравятся тексты главного редактора, о. Федора Людоговского, Юрия Гурова, Марии Кикоть, о. Александра Пикалева, хотелось бы, чтобы они писали почаще.

Дорогой «Ахилла», живи долго и процветай. Нужный проект.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: