Я не хочу больше никаких постов, правил, канонов, высосанных из пальца исповедей

15 декабря 2017 Ахилла

Анкета из нашего проекта «Исповедь анонимного молодого мирянина».

***

Расскажите немного себе (по желанию).

Я молодая женщина. Моему воцерковлению – семь лет. Моему расцерковлению – почти три. При этом я продолжаю работать в околоцерковных структурах, что, возможно, странно, но так сложилось.

Что привело вас в Православную Церковь? Какой вам представлялась Церковь со стороны?

Семья была воцерковленной, но, как у многих, в переходном возрасте у меня случился подростковый бунт, отказ ходить в храм – из-за того, что я считала религиозные чувства глубоко личными и просто органически не могла обсуждать эти переживания с кем-либо. Я категорически не доверяла священникам – вот какой мне представлялась церковь со стороны: устраивающей психологические обыски и лезущей в каждую сферу жизни человека. По мере взросления я совсем теряла интерес к религии, но в один прекрасный момент, под влиянием нескольких сильных произведений искусства, я снова оказалась в храме. Прочла заново всю Библию, «Сына Человеческого», даже Ренана, собрала целую коллекцию репродукций живописи на евангельские темы; словом, я заинтересовалась христианством, наверное, больше с эстетической точки зрения, но и его истины восприняла по-новому, с радостью, со знакомым многим чувством счастья. Мысль об исповеди, конечно, вызывала легкий ужас, но его пришлось преодолеть – и каким же удивительным мне показался первый исповедовавший меня священник! Тогда я ровным счетом ничего не знала о церковной жизни, но постепенно понемногу втянулась.

Какие достоинства или недостатки вы увидели после воцерковления в РПЦ, ее служителях и прихожанах? Кто-то помог или помешал вашему воцерковлению и пути ко Христу?

Сейчас, расцерковившись, я могу утверждать, что у нас был замечательный клир, неплохая община. Никаких пресловутых невменяемых свечниц, очень толковый настоятель, таинства, преподававшиеся с умом, с рассуждением. В нашем храме не могли сделать замечания о джинсах или отсутствии платка, это было нереально. Лучшего и желать нельзя, особенно для новообращенного. Это был действительно счастливый период жизни. Встать раз или два в неделю в шесть утра и поехать на другой конец города на службу перед работой? – Не проблема. Вычитать каноны и последование к причащению за один вечер или в метро по дороге? – Не вопрос.

Но через какое-то время стало не очень понятно, в чем исповедоваться. Допустим, я причащаюсь два раза в неделю. Неужели я раз в три дня должна подготовить список грехов? Конечно, это можно, если вспоминать с микроскопом каждую минуту своего существования. Но как их исправлять за три дня? Как принести на следующую исповедь хоть какой-то результат работы над собой? Внятного ответа никто не давал. Причащаться без исповеди, несмотря на действительно разумную во всем остальном политику прихода, не пускали. Я поймала себя на том, что практически выдумываю грехи, лишь бы испытать чудо Причастия. Оговорюсь, что я так и не стала к тому моменту упертой православной: ни постов, ни всенощных, ни житий святых я так не полюбила, в паломничества и к старцам вообще не собиралась ни разу. Реально в церкви меня интересовало только Причастие.

Встречалось ли вам глубокое и искреннее пастырское попечение о мирянах (например, о молодежи) со стороны священников? Можете ли рассказать о таких пастырях?

Да, в нашем храме встречалось, но не могу сказать, что это как-то отдельно касалось молодежи. Были хорошие исповеди, особенно для начинающих – это я считаю основным пастырским попечением. Были отличные священники – пока их не разогнали. В других местах, а позже и у нас все попечение сводилось к тому, что «батюшка помолится». Вполне допускаю, что я видела далеко не все. Но то, что вижу, не вызывает желания продолжать духовную жизнь. Все эти «спаси Господи» слишком часто просто прикрывают равнодушие.

Были ли ситуации, когда вы встретились с фальшью и лицемерием со стороны церковных работников или священнослужителей (особенно при обсуждении актуальных церковных проблем)? Если да, то в чем именно это проявилось?

Я считаю, что максимум фальши и лицемерия приходится на организацию всевозможных мероприятий, о чем еще напишу ниже. Конечно, я могу судить только о рядовых сотрудниках и священниках, кошмары, касающиеся архиереев, меня лично обошли стороной.

Отдельного разговора заслуживают финансовые вопросы, которые «решаются» просто возмутительно. Ни на одной светской работе мне не предлагали пахать «во славу Божию», или, что звучит круче, – «благотворительно». Простите, а благотворительно в пользу кого?

Есть и личные проблемы, думаю, тоже довольно распространенные. Когда мне после ухода моего духовника в мир иной понадобилась реальная помощь в сложнейшей ситуации, ее не оказал никто. Последней каплей стала фраза батюшки, которого мне очень усиленно советовали: «Ну какая у вас может быть духовная жизнь». И тут я поняла, что он совершенно прав и духовной жизни у меня нет и, наверное, и не было. Встреча не состоялась.

Что вы знаете о жизни приходских общин в вашей епархии и функционировании епархиальных отделов? Заметны ли вам результаты их работы?

Все епархиальные мероприятия, которые видела лично я, чем бы они ни прикрывались, имеют целью либо ура-патриотическое воспитание в духе времени, либо материальный интерес (реже – по крайней мере, на том уровне, который могу видеть я). Я не верю в то, что раздавая Евангелия на улице, например, можно кого-то привести в церковь – мы же живем не среди папуасов, а в большом городе, где о христианстве и так все знают, а Евангелие можно скачать одним кликом мышки. Все эти фестивали, концерты и т. д. – профанация, и большинство организаторов и участников это прекрасно понимают. Какие результаты могут быть у этой работы? Раздача памятных сувениров и дипломов? Галочка в отчете?

Посещаете ли вы действующие приходские молодежные объединения? Получается ли на их собраниях обсуждать жизненные и острые вопросы?

Нет, мне делается дурно при одной мысли об этом. Собрания не нашедших себя в жизни девушек и молодых людей создаются, опять же, либо для галочки в отчетах, либо для того же, для чего открываются сайты православных знакомств. Не представляю, как можно тратить свое время на это, поэтому не могу сказать, какие острые вопросы там могут обсуждаться.

Есть ли у вас и других православных молодых людей реальная возможность реализовывать какие-либо свои инициативы на приходе (в области молодежного служения, волонтерской работы, организации миссионерских мероприятий)?

См. выше. Безусловно, бывает какая-то адресная благотворительная помощь и т. п., но ею с успехом занимаются и далекие от церкви люди. Поэтому, когда мне хочется помочь больным или обездоленным, я осуществляю это не через церковные организации, по большей части.

Есть ли у вас желание поступить в семинарию, стать священником или монахом (юноши) или стать матушкой или монахиней (девушки)? Если да, то считаете ли вы необходимым сначала получить светское высшее или профессиональное образование, приобрести профессию?

Нет, и никогда не возникало. Но я, безусловно, считаю необходимым светское образование, зная, как оперативно священнослужители оказываются на улице.

Актуальна ли для вас проблема культа личности патриарха Кирилла и усиления клерикализма в РПЦ? Есть да, то в чем именно вы видите проблему?

Я вижу проблему, но теперь далека от нее. Читаю статьи на разных сайтах церковной тематики, сочувствую простым священникам, не понаслышке знаю, как им тяжело. Клерикализм пугает, я считаю, что это ненормальная ситуация для светского государства. Особенно это касается, как ни банально, сравнительно честных способов отъема зданий и памятников и, конечно, скандалов вокруг фильмов и спектаклей.

Каким видится будущее (собственное в православии и Русской Православной Церкви): ближайшее и лет через десять?

Я не оставляю надежды когда-нибудь вернуться в здоровую церковь. Но сейчас, откровенно говоря, я живу спокойно и радостно. Не полностью, конечно, иначе я не писала бы всего этого. Но я четко-четко поняла, что не хочу больше никаких постов, правил, канонов, высосанных из пальца исповедей.

По работе сейчас я много сталкиваюсь со священнослужителями. Среди них много добрых, неглупых, публикующих интересные статьи, рассуждающих адекватно, даже мудро. За все годы мне не попадались откровенные младостарцы или еще какой-нибудь ужас. Но сохраняется стойкое нежелание доверять. Я действительно не хочу делиться с чужими людьми самым сокровенным. Жаль, что православие этого права не дает.

Что будет с РПЦ через десять лет… Хотелось бы надеяться, что она снова станет не инструментом государства и не карательной организацией, а домом для тех, кому грустно, тех, кто счастлив – всех, кто хочет жить по-христиански.

Читаете ли вы портал «Ахилла»? Что вам нравится или не нравится в его редакционной политике? Какие тексты вызывают симпатию, а какие — отторжение?

Читаю «Ахиллу» несколько месяцев, с ваших статей у меня начинается каждое утро. Спасибо! Нравится практически все. Конечно, больше внимания вызывают статьи, посвященные актуальным проблемам, но и исторические экскурсы тоже интересны. Больше всего нравится открытость действительно разным мнениям.

Иллюстрация: картина С. Милорадовича