Женщина: камень преткновения христианства

3 недели назад Максим Малахов

Привет, меня зовут Максим и я – шовинист. Сам я себя таковым, разумеется, не считаю; скорее, я придерживаюсь той точки зрения, что мужчины и женщины очень разные, и хотел бы, чтобы мир вокруг нас в большей мере учитывал эти различия.

Я вовсе не к тому говорю, чтобы устроить на этот счёт дискуссию, а для того, чтобы объяснить, какие вопросы занимали меня в пору моего романа с православием. Женщины и политика – думаю, обычные интересы для мужчины.

С политикой в православии всё предельно просто: в какое-то время я перестал ждать понимания от моих знакомых единоверцев, списывая сей факт на то, что многим из них не достаёт ума или образования; на то, что церковная мысль парализована действиями не лучшего патриарха и так далее. В какой-то момент, я стал подозревать, что бессилие православной мысли вызвано не случайными для церкви явлениями, а самой её сущностью; ситуация, которую я воспринимаю как катастрофическую, является для церкви нормой – такой была РПЦ до 1917 года, такой же остаётся и 100 лет спустя. Мне сложно определить, насколько сильно повлияло православие на судьбу нашего народа и какова доля стараний РПЦ в очевидном фиаско русской государственности, но в том, что в этом смысле «симфония» церкви удалась, нимало не сомневаюсь.

Перестав понимать своих верующих друзей, озабоченных скрепами и увлечённых яростной схваткой между духовным лидером нации и бездуховным Западом, на конфликт мужчин и женщин я всё ещё смотрел сквозь призму Евангелия. Точнее, Пятикнижия.

Да ты ведьма!

Думаю, вы согласитесь со мной, что я не преувеличил, назвав нынешнюю ситуацию «конфликтом». Традиционная семья приказала долго жить, мужчины и женщины дезориентированы; мы подходим друг ко другу с набором противоречивых установок, разочаровываемся – словом, идиллией современный нам мир назвать сложно.

Как тяжело православному мужчине с современными эмансипированными самками! Интересные женщины категорически отказываются признавать Primatus Papae, частенько намерены жить свою жизнь так, как нравится им самим – впрочем, не будут возражать, если мужчина поможет им в реализации их планов. Но как быть, если у мужчины другие интересы и увлечения?

Соответствовать гордому званию мужчины в наше время крайне сложно: в былые времена с помощью побоев и идеологии мужчины как-то справлялись, но что делать сейчас? В полиции никто твоих оправданий или отсылок на Андрея Ткачёва слушать не станет.

Неинтересные женщины, как правило, неинтересны; лично я очень рад, что никогда не был настолько православным, чтобы связаться с податливой, но скучной женщиной «во избежание блуда» и «по послушанию». Впрочем, некоторые так живут. Каждому своё.

Вообще, взгляд христианства на женщину настолько эклектичен, что можно бы было сказать, что его вовсе нет. У одного апостола Павла можно найти как аргументы в пользу эмансипации, так и в пользу безгласия женщин. В Ветхом Завете есть авторы как совершенно не интересующиеся вопросом, так и скептики вроде Соломона. Мы бы не знали ровным счётом ничего о том, что думает Бог по этому поводу, кабы не Моисей.

О книге Бытия я вспомнил, когда мои взгляды были в глубоком кризисе – в не менее сложной ситуации была и моя личная жизнь. Существовать в достаточно сильной степени зависимым от людей, которых не понимаешь и которым совершенно не доверяешь – крайне болезненно.

Перечитывая историю грехопадения, я поразился, сколько деталей в своё время пропустил. Почему Адам съел предложенный Евой плод? На что он польстился? Он не поверил бы змею, но поверил Еве? Как можно было быть таким глупым? Может быть, Ева попросту обманула Адама? Или он откусил яблоко, чтобы Ева не погибла в одиночестве?

Какие сложные вопросы – и как может измениться привычная нам картина в зависимости от ответов на них! И без того признанная христианством слабой и более подверженной пороку женщина, стоящая в христианстве, как ни крути, ниже мужчины, может оказаться вообще единственным настоящим виновником грехопадения, а мужчина – прямо-таки предтечей и прообразом Иисуса Христа, невинным агнцем, несущим на себе грех Евы!

Но как узнать, что произошло в действительности? Моисею эти тонкости показались несущественными; к тому же, он предусмотрительно умер – и уточняющий вопрос ему уже не задашь. Однако и жить по-прежнему уже не вышло: ощущение близкой разгадки сложнейшего вопроса завладело мной целиком – я буквально не мог ни есть, ни пить.

Очень хорошо помню, что мои мучения длились неделю. Утром я просыпался с той же мыслью, с которой заснул; днём я вновь и вновь прокручивал в уме сценку из Эдема, пытался соотнести с той или иной ситуацией из своей жизни; в таких же бесплодных усилиях я забывался сном, чтобы утром начать всё с начала.

Думаю, я был предельно близок к тому, чтобы увидеть небо отверстым и услышать голос Моисея, дающий комментарии к написанному, но ответ внезапно пришёл откуда не ждали. Помните, как проникает в душу грех? Вначале прилог, потом сочетание – и далее по списку. Так произошло и со мной. Внезапно мне пришла в голову мысль: а что если вся история про Адама и Еву – выдумка Моисея? На мгновение мой внутренний христианин дал слабину, я «сочетался» со своим «прилогом» – и всё заверте…

Эта простая мысль объясняет всё: мотивацию Адама; появление сатаны в Раю рядом с новорожденными детьми; Бога, сидящего в кустах, пока говорящая змея обманывала Еву – множество других «сложных моментов» – точней, несуразиц. Всё становится на свои места, если предположить, что Моисей более или менее удачно попытался найти объяснения земной реальности, которую наблюдал.

Камень вместо рыбы

Миф об Адаме и Еве проник в нашу культуру невероятно глубоко, он стал кровью и плотью нашей цивилизации. Мужчинам нередко приходится слышать аргументы женщин, считающих, что мужчина должен их обеспечивать – в таких случаях принято приводить в параллель воображаемую историю из каменного века, когда мужчина охотился за мамонтом, а женщина поддерживала очаг.

Саму параллель по себе нельзя назвать точной, потому что в одиночку мужчина за мамонтом не охотился, этим занималось племя; пример этот скорее говорит о разделении прав и обязанностей в человеческом коллективе, чем об обязанностях в семье, которой в ту пору, возможно, и не существовало. Но суть не в этом, а в том, что, на мой взгляд, эта аналогия – не что иное, как парафраз мифа об Адаме и Еве глазами секулярного человека.

Его источник – рассказ Моисея о создании пары, о разделении функций в ней. Если предположить, что никакого божественного откровения за ним не стояло, то сложно представить, как много Моисей потрудился, чтобы рационализировать подчинённое положение женщины. Не заостряя внимания на эпизоде с ребром, вспомните, что перед парой Адама и Евы ещё не стояло никаких задач, когда Ева уже названа помощником. «Помощник» – это всего лишь эвфемизм: если говорить откровенно, Ева создана рабыней.

Вы, возможно, со мной не согласитесь, но представьте на минутку, что некто могущественный говорит вам, что отныне вы будете «помощником» того или иного человека – просто потому, что созданы из другого теста. Придётся ли вам по вкусу такой статус?

***

Конечно, среди православных, в силу того, что люди разные и руководствуются не только Св. Писанием, есть и независимые женщины, и далёкие от деспотизма мужчины; безусловно, какую-то роль в гуманизации отношения к женщине сыграло христианство, сделавшее в первые века своего существования ставку на самых униженных – женщин и рабов. В Евангелиях ни одного дурного слова в адрес женщин не звучит. Но за лубком истории про мифических Адама и Еву скрывается источник непонимания и ненависти, за несколько тысячелетий своего существования до краёв заполненный настоящими, а не воображаемыми, слезами и кровью.

Никто из нас не создан рабом, как и никто не создан главой: наличие собственной воли и собственных же взглядов на мир у женщины – вовсе не повод для болезненных уколов по самолюбию мужчины. Это нормально; ненормальны наши претензии.

У христианства определённо была возможность дать urbi et orbi новое отношение к женщине – но необходимость «придерживаться корней» сыграла в этом случае злую шутку.

Поэтому, вместе с основной массой претензий к женщинам, приходится отказаться и от христианства. Как метко подметил евангелист, «или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду». (Матф. 12:33)

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: