Читайте Евангелие! И задавайте вопросы

3 недели назад Ахилла

От автора «О жертвах святых замолвим слово».

***

Вместо предисловия

Тема этой статьи не давала мне покоя давно, но материал как-то не собирался. И тут, по результатам ознакомления с комментариями к моей предыдущей статье, я нашел «спусковой крючок», последний аргумент в решении вопроса «писать – не писать». Но прежде, хотелось бы дать несколько ответов по части отдельных комментариев.

«Интересно, но попытка прикрутить свою голову людям другой исторической эпохи выглядит сомнительно…» (Это про первый пример особенно.)

«Реалии 1 тысячелетия, думаю, слабо представимы».

Рациональный ответ:

Мне кажется, что с момента Рождества Христова человек кардинально не изменился. Иначе, наверное, Христос не сказал бы: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Евангелие от Луки 21:33). Это с точки зрения христианства. С точки же зрения теории эволюции – две тысячи лет слишком малый срок для мутаций, могущих необратимо изменить человека. Поэтому: технически среда обитания человечества изменилась кардинально, но сущность человека осталась такой же, как и в первом тысячелетии.

Эмоциональный ответ:

После прочтения некоторых современных книг, таких, как «Тысяча сияющих солнц» Халеда Хоссейни или «Суад. Сожженная заживо», мне уже не кажется, что реалии первого тысячелетия непредставимы в наши дни. Они рядом с нами. А кто скажет «так это же про ислам, а мы-то – христиане!» — тот немедленно впадет в грех гордыни.

«Автор статьи наступил на двое граблей:

1. Не брать в расчет Бога. Его нет у автора. Текст мне напоминает работы Емельяна Ярославского, который так «толковал» Библию.

2. Пытаться просто и легко объяснить происходившее столетия назад. Что неизвестно — домыслить. Такой подход приводит к любым выводам, желаемым автором.

Там и главная мысль в тексте сформулирована: «да бросай ты всю эту хренотень…»»

Рациональный ответ:

Почему «не брать в расчет Бога» — это именно «наступание на грабли»? Разве рассмотрение деяний святых возможно только с позиций «изнутри» христианской парадигмы? Я попробовал как раз рассмотреть «извне».

На тему «что неизвестно – домыслить»: история не была бы наукой, если бы ее изучение сводилось просто к чтению летописей и документов. Да и теология – тоже.

Эмоциональный ответ:

Если куча московских священников и прихожан верят в такой бред, как телегония, то почему бы бывшим захожанам не почитать труды Ярославского? Хотя я, по правде, не читал…

Про «хренотень» — в ответах ниже.

«Ничего интересного, кроме рассказа автора о самом себе».

«По поводу сестры св. Антония- откуда уверенность, что она думала и чувствовала именно так?»

Рационального ответа нет.

Эмоциональный ответ:

Согласен, двумя руками за! А уверенность вот откуда: у меня был реальный шанс прожить такую же «не-жизнь». Половину описанного в первом примере я прочувствовал на себе (хотя и не в религиозной плоскости).

К счастью, в моей жизни однажды появился человек-ангел, который просто пришел и сказал примерно это: «Да бросай всю эту хренотень! Люби жизнь!» Кстати, этот человек был некрещеный.

«Ну пусть Евангелие читают».

Рациональный ответ:

Сейчас почитаем и о многом подумаем.

Эмоциональный ответ:

Наверное, много людей могут вспомнить ситуацию на работе: на вопрос о том, как поступать в конкретном случае, следовал достаточно высокомерный ответ более опытного специалиста: «Читайте инструкцию!» (или «руководство пользователя», или «спецификацию от производителя» — неважно). Что вы, читатели, чувствовали, получив такой ответ? И насколько этот совет помогал?

Вопросы по Евангелию

Христос и расходный материал

Цитаты:

13. Когда же они отошли, — се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его.

14. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет,

15. и там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего.

16. Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. (Св. Евангелие от Матфея 2:13-16)

Лк.13:4. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме?

Лк.13:5. Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете.

Ин. 9:1 И, проходя, увидел человека, слепого от рождения.

Ин. 9:2 Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?

Ин. 9:3 Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии.

Вопрос:

Почему в программном документе христианства – Евангелии – в этих эпизодах люди выступают как расходный материал для яркого повествования о Спасителе? (Особенно это касается 2-й и 3-й цитаты.)

Примечание:

По первой цитате – спасибо церкви хоть на том, что убиенные младенцы причислены к лику святых. Но зачем Бог их подставил под гнев Ирода – все же вопрос.

После прочтения второй цитаты лично у меня родилось чувство: что бы человек ни делал, как бы ни жил – Бог в любой момент может грохнуть за малейший грешок. То есть Он выступает существом, которому как ни молись, что ни делай – последнее слово за Ним. А не грешить, как известно, никто не может: «Несть человек, иже жив будет, и не согрешит» (2 Пар. 6, 36; 3 Цар. 8, 46; Екк. 7, 20). Такая вот лотерея со ставкой размером в жизнь, учитывая также слова: «В чем застану, в том и сужу».

Касательно случая со слепорожденным — достаточно представить себя на его месте. Или – что жестче – на месте его родителей. Ну, то есть прожить большую часть жизни с ограниченными возможностями, твердо зная или узнав в конце, что так сотворил Бог для того, чтобы описать эпизод твоего исцеления в программном документе христианства. И никакой другой цели у подобной жизни, оказывается, не было.

Честь, конечно, великая, но что при этом творится в душе больного всю дорогу – никому дела нет. Человек в этом евангельском эпизоде – чистый расходный материал для красного, простите, словца.

И еще один момент, не из Евангелия, а из книги Иова, которую христиане так любят потому, что из канвы Ветхого Завета она ощутимо «выбивается». Иов, конечно, великий святой, все перенесший и сохранивший веру и ясность ума, посрамивший своих оппонентов и самого сатану в споре последнего с Богом. А как быть с теми его сыновьями и дочерями, которых Бог «на спор» с сатаною грохнул? Скажите, читатели, на фоне главного героя этой книги с его девизом «Бог дал – Бог взял», испытывали ли вы сочувствие к ним – молодым, убитым вообще ни за что?

Дополнительный вопрос:

Если в этих евангельских эпизодах так относится к людям сам Бог (или авторы Евангелия, они же – апостолы), то откуда уверенность, что высшие иерархи христианской религии отнесутся к своей рядовой пастве как-то по-другому?

В защиту Иуды

Мф. 26:14 Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам

Мф. 26:15 и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников;

Мф. 26:16 и с того времени он искал удобного случая предать Его.

Мф. 26:17 В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?

Мф. 26:18 Он сказал: пойдите в город к такомуто и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими.

Мф. 26:19 Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.

Мф. 26:20 Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;

Мф. 26:21 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

Мф. 26:22 Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

Мф. 26:23 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;

Мф. 26:24 Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.

Мф. 26:25 При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

Лк 22:3 Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати,

Лк 22:4 и он пошел и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.

Лк 22:5 Они обрадовались и согласились дать ему денег.

Лк 22:6 И он обещал и искал удобное время, чтобы предать Его им не при народе.

Лк. 14:3 И когда был Он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал,- пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного и, разбив сосуд, возлила Ему на голову.

Лк. 14:4 Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира?

Лк. 14:5 Ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев и раздать нищим. И роптали на нее.

Лк. 14:6 Но Иисус сказал: оставьте ее; что́ ее смущаете? Она доброе дело сделала для Меня.

Лк. 14:7 Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете.

Лк. 14:8 Она сделала, что́ могла: предварила помазать тело Мое к погребению.

Лк. 14:9 Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что́ она сделала.

Лк. 14:10 И пошел Иуда Искариот, один из двенадцати, к первосвященникам, чтобы предать Его им.

Лк. 14:11 Они же, услышав, обрадовались, и обещали дать ему сребреники. И он искал, как бы в удобное время предать Его.

Ин.13:21 Сказав это, Иисус возмутился духом, и засвидетельствовал, и сказал: истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

Ин.13:22 Тогда ученики озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит.

Ин.13:23 Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса.

Ин.13:24 Ему Симон Петр сделал знак, чтобы спросил, кто это, о котором говорит.

Ин.13:25 Он, припав к груди Иисуса, сказал Ему: Господи! кто это?

Ин.13:26 Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту.

Ин.13:27 И после сего куска вошел в него сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее.

Ин.13:28 Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему.

Ин.13:29 А как у Иуды был ящик, то некоторые думали, что Иисус говорит ему: купи, что нам нужно к празднику, или чтобы дал что-нибудь нищим.

Ин.18:1 Сказав сие, Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, где был сад, в который вошел Сам и ученики Его.

Ин.18:2 Знал же это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто собирался там с учениками Своими.

Ин.18:3 Итак Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием.

Ин.18:4 Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете?

Ин.18:5 Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его.

Ин.18:6 И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю.

Ин.18:7 Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея.

Ин.18:8 Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут,

Ин.18:9 да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого.

Ин.18:10 Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх.

Ин.18:11 Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?

Ин.18:12 Тогда воины и тысяченачальник и служители Иудейские взяли Иисуса и связали Его,

Ин.18:13 и отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафе, который был на тот год первосвященником.

Ин.18:14 Это был Каиафа, который подал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ.

Вопрос:

Можно ли считать повествование об Иуде достоверным?

Примечание:

Во-первых, даже если считать, что после вхождения в Иуду сатаны он не вполне отвечал за все, что сделает дальше – евангелисты «путаются в показаниях» относительно времени такого контакта нашего героя с потусторонней силой. А это значит, что было ли это проникновение в душу вообще – они наверняка не знают.

Во-вторых, странно, что вор, распоряжавшийся на тот момент христианской «кассой», польстился на не столь большую сумму в 30 сребренников. Судя по некоторым подсчетам, эта сумма (около 120 денариев) меньше, чем стоимость масла в сосуде Марии Магдалины (300 денариев). Мотивация зависти и ненависти в данном случае должна прийти в жесткое противоречие с мотивацией воровства: ведь если посадить или убить основателя движения, то не факт, что без него так и останешься казначеем! Обязательно начнутся перестановки – уж что-что, а интриги в древнем мире плелись не менее изощренно, чем в наше время. В этом контексте интересно также то, что после Вознесения контроль над «кассой» переходит не к кому-нибудь, а к Петру. То есть Иуда шансов претендовать на первое место в иерархии изначально не имел… если уж рассматривать его как конченого неверующего злодея, да еще с сатаной в душе.

В-третьих, откуда у Иуды полномочия призвать ночью целый отряд римских воинов во главе с тысяченачальником (по нашим меркам, это примерно майор или подполковник: численность современного батальона — как раз около 800 человек). С чего бы командиру оккупационного подразделения подчиняться туземному оборванцу? Может, это подразделение охраняло лично иудейских первосвященников, и тысячу солдат для этого выделил сам Пилат? Сомнительно – при том, что у Пилата, помнится, было серьезное непонимание с местным духовенством из-за «займа» в казне силовым путем.

Ну, и в-четвертых. Поражает спокойствие остальных апостолов в сцене, когда Иисус говорит, что предаст его тот, кому он подаст кусок хлеба, обмакнув. Ни одного вопроса! Как и после явного намека во время вопроса «не я ли предатель?», задававшегося по кругу: «Ты сказал». Ни одной попытки со стороны одиннадцати — ни выяснить подоплеки ответа, ни предотвратить «предательство».

Все это наводит на мысль, что Иуда, возможно, выполнял некоторую договоренность с Иисусом. Такую версию высказывали в свое время покойный Кирилл Коликов в своей книге «Кто убил Христа?» и Алексей Меняйлов книге «Понтий Пилат. Психоанализ НЕ ТОГО убийства». Общее версиях этих писателей — то, что Иисус хотел встретиться с Пилатом. По нерелигиозной трактовке Коликова – для того, чтобы предложить тому передел туземной власти и финансовых потоков в провинции. По более религиозной версии Меняйлова – чтобы побеседовать с Пилатом как человеком, не вполне потерянным для Истины. Даже зная заранее, что тот Его отправит на казнь.

Но это всего лишь версии. Эмоции читателей тут могут не совпадать с эмоциями автора.

В защиту Пилата

Ин. 18:28 От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху.

Ин. 18:29 Пилат вышел к ним и сказал: в чем вы обвиняете Человека Сего?

Ин. 18:30 Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе.

Ин. 18:31 Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого,-

Ин. 18:32 да сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая разуметь, какою смертью Он умрет.

Ин. 18:33 Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?

Ин. 18:34 Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?

Ин. 18:35 Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал?

Ин. 18:36 Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда.

Ин. 18:37 Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

Ин. 18:38 Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям и сказал им: я никакой вины не нахожу в Нем.

Ин. 18:39 Есть же у вас обычай, чтобы я одного отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?

Ин. 18:40 Тогда опять закричали все, говоря: не Его, но Варавву. Варавва же был разбойник.

Ин. 19:1 Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его.

Ин. 19:2 И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу,

Ин. 19:3 и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам.

Ин. 19:4 Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины.

Ин. 19:5 Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!

Ин. 19:6 Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: распни, распни Его! Пилат говорит им: возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нем вины.

Ин. 19:7 Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим.

Ин. 19:8 Пилат, услышав это слово, больше убоялся.

Ин. 19:9 И опять вошел в преторию и сказал Иисусу: откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.

Ин. 19:10 Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?

Ин. 19:11 Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе.

Ин. 19:12 С этого времени Пилат искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю.

Ин. 19:13 Пилат, услышав это слово, вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте, называемом Лифо́стротон*, а по-еврейски Гаввафа.

Ин. 19:14 Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш!

Ин. 19:15 Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря.

Ин. 19:16 Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели.

Мф. 27:12 Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.

Мф. 27:13 Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?

Мф. 27:14 И не отвечал ему ни на одно слово, так что правитель весьма дивился.

Мф. 27:15 На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели.

Мф. 27:16 Был тогда у них известный узник, называемый Варавва;

Мф. 27:17 итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?

Мф. 27:18 ибо знал, что предали Его из зависти.

Мф. 27:19 Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.

Мф. 27:20 Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.

Мф. 27:21 Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам? Они сказали: Варавву.

Мф. 27:22 Пилат говорит им: что́ же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят.

Мф. 27:23 Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они еще сильнее кричали: да будет распят.

Мф. 27:24 Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

Мф. 27:25 И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.

Мф. 27:26 Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

Вопрос простой:

Такой ли уж он злодей? Или злодей, но в меру?

Примечание:

Первое, что хочется сказать в защиту прокуратора – это еще раз процитировать слова самого Иисуса: «Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе» (Ин.19:11). Лично я прочел это примерно так: «Я понимаю, что деваться тебе некуда. Но это не совсем твоя вина».

Второе – о намеке, данном в Евангелии от Матфея для ответа на вопрос: как же это Пилат, трижды публично (!) подтверждавший намерение отпустить Иисуса, согласился его распять? Вариант ответа с причиной в виде «усиления волнений» не очень правдоподобен: уж что-что, а усмирять толпу кадровый военный и назначенец Рима просто обязан был уметь. Любую толпу, в любой провинции. Тем более – под рукой для этого есть целая тысяча воинов лучшей армии мира (и плюс легион в целом по провинции). В чем же намек?

Сев на судейское место, в следующий момент Пилат должен был, по идее, произнести приговор. Оправдательный: неожиданное и ничем не мотивированное изменение уже заявленного вердикта способно подорвать авторитет оккупационной власти. Что же могло этот вердикт изменить? А вот что: записка от жены с рекомендацией «не делай ничего человеку тому»… Если бы Пилат любил свою жену и был привязан к ней, то никакие соображения «усиления волнений» не могли бы его заставить поступить не так, как жена просила. А вот если нет… то тогда ситуация становится предельно интересной: жена, понимая всю сложность отношений с мужем, могла подсунуть записку для того, чтобы Пилат, взбесившись, поступил ей в пику! И в этом случае выходит, что она вполне могла хотеть смерти Иисуса.

Эту версию высказал все тот же Меняйлов. Но это – всего лишь версия…

Остается только отметить, что Эфиопская православная церковь почитает Пилата в лике святых (см. раздел «Апокрифы о Понтии Пилате»). Впрочем, и его жену – тоже. На основании записки…

Христос и крепостное право

Мф.5:13 Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям.

Мф.5:14 Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.

Мф.5:15 И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.

Мф.5:16 Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.

Мф.5:17 Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.

Мф.5:18 Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все.

Мф.10:34 Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч,

Мф.10:35 ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.

Мф.10:36 И враги человеку — домашние его.

Мф.10:37 Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;

Мф.10:38 и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.

Ин. 15:1 Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь.

Ин. 15:2 Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода.

Ин. 15:3 Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам.

Ин. 15:4 Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне.

Ин. 15:5 Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.

Ин. 15:6 Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают.

Вопрос:

Понимали ли авторы Евангелий, что толкование этих фраз в будущем обусловит разделение и уничтожение как семей, так и больших групп людей по религиозному и национальному признакам?

Примечание:

Ведь очень легко объявить именно себя, своих единоверцев, своих приближенных «солью земли» на основании исповедуемой религии, а всех остальных – «неверными» или вообще не людьми. Так же очень легко – представить именно себя орудием Бога, и на этом основании «извергать вон» всех остальных огнем и мечом.

И ведь объявляли! И на этом основании – истребляли! Сколько религиозных войн насчитывает история христианства – не сосчитать. Можно, я тут не буду статистику приводить? Ну разве что вспомню крепостное право («претерпевший же до конца – спасется»… правда, ни до кого не дошло, что конец будет в виде революции и последующей реставрации идеологии терпения вкупе с колхозами и ГУЛАГом) и религиозную войну между старообрядцами и никонианцами в Российской Империи.

Кстати, как я и говорил в своей первой статье, мой бывший духовник пытался, по евангельским словам о «врагах человека – домашних», давать мне советы, направленные на игнорирование других членов моей семьи. Отдельно готовить себе в пост, например. Именно это было для моей семьи болезненно, а для меня – слава Богу, невыполнимо. Хорошо, что я тем советам не последовал. Пишу это в опережение возможного упрека от читателей на тему «автор вырвал из контекста» и «автор неправильно толкует».

Дополнительный вопрос ко всем Евангелиям в целом:

Если тексты Евангелий как программных документов христианства можно толковать по-разному (и в сторону прощения и принятия ближних, и в сторону непримиримой вражды как с ближними, так и с дальними), то в чем же состоят пресловутые святость и божественность этих текстов?

В этом контексте куда откровеннее и божественнее евклидова геометрия. Четкие исходные аксиомы, однозначные и логично выводимые теоремы. Да и то – нашелся ученый, подвергший аксиомы сомнению и разработавший свою геометрию. Звали его Николай Лобачевский.

Вместо заключения

К ортодоксальным, принимающим Евангелие на веру как аксиому и незыблемое руководство по жизни вечной и временной, сразу обращаюсь: простите меня!

Остальным верующим и не очень напоминаю, что известные нам 4 Евангелия были «утверждены» как «стандарт» только в VII веке н.э. на Трулльском соборе (да простят меня и Википедию историки). Остальные тексты Евангелий были объявлены апокрифами и не «прошли церковное ОТК» (через 6 столетий после описываемых событий). Одно это может поставить под сомнение как минимум документальную достоверность описываемых событий. Ну, а о достоверности психологической, как и о личностях главных его героев, было много написано выше.

И да простят меня – еще раз – все читатели за этот текст. Я просто чувствую, как будут зашкаливать у многих из них эмоции в процессе чтения.

Тем не менее — ведь лучше задавать неудобные и даже «глупые» вопросы, чем верить вслепую и не замечать противоречий, не правда ли?