Петров пост выдумали попы вместе с бабами

11 июля 2018 Сергей Максимов

Предлагаем вашему вниманию главу из книги Сергея Максимова «Нечистая, неведомая и крестная сила» (Максимов С. В. Избранное / Подготовка текста, сост., примеч. С. И. Плеханова. — М.; Сов. Россия, 1981; Максимов С. В. Крылатые слова, СПб, 1899) с предисловием первого издателя.

***

От издателя.

Предприяв исследование быта великорусских крестьян-землепашцев, я обратился к покойному С. В. Максимову, как к знатоку народных верований, прося его помочь мне разобраться в материалах, собранных по моей программе от местных сотрудников.

Труд, который оставил мне С. В. Максимов, не облегчил моей задачи, заключавшейся в том, чтобы, опираясь на сообщенные факты народной жизни, прийти к общим выводам и установить связь между верованиями крестьянина и его деятельностью, под которой я разумею поступки и поведение человека вообще.

Но сама по себе работа С. В. Максимова имеет большие достоинства, и это одно налагает на меня обязанность выпустить ее в свет, не говоря уже о том, что имя автора, оставившего такие труды, как «Сибирь и Каторга», «Год на Севере», «Крылатые Слова», и пр., настолько высоко стоит в нашей народнической литературе, что лишить русских читателей последнего сочинения С. В. Максимова было бы преступлением.

В настоящем своем труде С. В. Максимов пользовался не только фактами, сообщенными моими сотрудниками, но и собственным огромным запасом наблюдений, собранным им еще в молодые годы, когда по образу пешего хождения, одетый странником, он отправлялся в народ. В живых образах рисует автор и мужика, и бабу, как тенетами опутанных верой в нечистую силу; с метким юмором характеризует простоватого русского черта и его незатейливые проказы, и в то же время с удивительной глубиной оттеняет ту борьбу между миром язычества и христианства, которая и доднесь не закончилась еще на святой Руси.

Язык С. В. Максимова своеобразно-народный и, не преувеличивая, можно сказать, что умеющих применять его так, как это делал автор «Сибири и Каторги», больше не будет.

Над рукописью, оставленною покойным автором, пришлось поработать, чтобы приготовить ее к печати, а последняя часть трилогии — «Крестная Сила» была даже не вполне закончена, так что ее пришлось дополнить при помощи собранных мной материалов. Весь этот труд завершен А. А. Яблоновским.

Кн. В. Н. Тенишев.

XXXI.

Петров день.

29 июня, день святых апостолов Петра и Павла, считается праздником рыбаков, так как апостол Петр повсюду известен как покровитель рыбного промысла, а среди приречных и приозерных жителей носит даже название «рыболова». Рыбаки ему молятся, служат молебны, а в некоторых местах установили даже обычай ежегодно, в день 29 июня, собирать «Петру-рыболову на мирскую свечу», которая и ставится в храме перед его образом.

Что касается прочего населения, то оно, хотя и празднует день свв. апостолов, но праздник этот не считается первостепенным и не связывается с какими-либо особыми религиозными обрядами. Местами же, как напр., в Вологодск. г., крестьяне даже скептически относятся к петровскому посту, замечая, что пост этот выдумали попы вместе с бабами: «первые для того, чтобы собирать „петровщину“ (сбор яйцами, маслом, сметаной), а вторые — с целью накопить масла и яиц». Впрочем, пример вологодских скептиков надо признать исключением, так как в остальной России петровский пост соблюдается, в крестьянской среде, во всей строгости церковного устава, а день «заговин» считается праздничным днем. Так, напр., в Калужской губ. (Мещовск. у.) к этому дню все семейные, кому только есть возможность, стараются быть дома, а на столе, после ужина, оставляют объедки неубранными на том основании, что в дом собираются все умершие предки тоже заговляться. Пожилые бабы уверяют при этом, что они много раз видели и слышали, «как упокойники заговляются, обгладывают кости и оставляют на столе раскрытую посуду, которая прежде была закрыта» (кошки словно и в счет не входят у этих суеверных баб).

С таким же почтением относятся крестьяне и к дню «розговин». В Вельск. у., Вологодск. г. до двадцатых годов минувшего столетия, существовал даже обычай общих розговин всем миром: прихожане приводили к церкви быка, тут же убивали его и, сварив в больших котлах мясо, разговлялись все сообща. Когда возник этот оригинальный обычай, неизвестно, но уничтожен он, по сообщению нашего корреспондента, в 20 годах, вельским исправником.

В прочих местах Великороссии крестьяне, хотя и не разговляются сообща, но каждая семья заблаговременно готовиться к Петрову дню: печет, жарит и варит, и припасает водки. Последняя припасается в возможно большом количестве, так как все имеют в виду прием гостей и родственников, которые в Петров день приезжают даже из дальних деревень. Но в этой праздничной выпивке принимают участие, главным образом, только женатые и старики, — деревенская же молодежь еще с вечера уходит в поле и здесь, вдали от родительского надзора, проводит всю ночь, «карауля солнышко»: по народному понятию солнце в день Петра и Павла, как и в день Светлого Христова Воскресенья, играет какими-то особенными цветами, которые переливаются и искрятся как радуга (этот обычай караулить солнце первоначально был установлен с целью отогнать от села русалок, которые, в Петров день, своими злыми шалостями причиняли не мало вреда посевам). Встретив солнышко, молодежь, обыкновенно, еще не расходится по домам, а заплетает венки на ветках деревьев, преимущественно на березе, — с теми же символами, какие придаются венкам на Троицын день.

В круговороте земледельческих работ Петров день, хотя и считается началом покоса трав, но почти не связывается с какими-нибудь особыми приметами. Говорят только, что «с Петрова дня зарница хлеб зарит» и что, «если просо в Петров день в ложку, то будет его и на ложку».

Что касается других, неземледельческих примет, то их почти не существует. Только в Тамбовской губ. верят, что речное купанье в Петров день очищает от любодейных грехов.

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: