Вопросы неправильного православного

1 месяц назад Игорь Скорынин

На днях увидел на страничке у одного любимого мной священника эскиз иконы, изображающей двух известных святых.

И в очередной раз отметил для себя, что к искусству иконописи я абсолютно равнодушен.

Да, у меня дома есть любимая икона, и изредка мне встречаются другие, которые производят на меня впечатление. Но в целом жёсткость традиции, формализм изображений, неестественность пропорций и поз и цветовая гамма далеки от того, что кажется мне красивым или волнующим.

В этой связи я задал себе вопрос: а нормально ли быть православным, и испытывать критическое отношение к иконам?

Дальше — больше.

Нормально ли быть православным и испытывать нелюбовь к церковнославянскому языку? Нормально ли быть православным и тяготиться длинными многословными службами? (Я, конечно же, не о Литургии.) Можно ли быть православным и не воспринимать стилистику традиционной церковной гимнографии, с её восточной витиеватостью и «плетением словес»? Вообще, можно ли быть православным и считать, что краткость — сестра таланта? Можно ли быть православным и думать, что самое красивое церковное облачение — это простой чёрный подрясник? Можно ли быть православным и не любить крестные ходы? Нормально ли быть православным, но не воспринимать само понятие «молитвенное правило», понимаемое как ежедневное чтение заданной последовательности одних и тех же чужих текстов?

По сути, передо мной, неправильным православным, камень на развилке трёх дорог.

Первая дорога — это систематические попытки стать «правильным». Это перешагивание через «косного» себя, «понуждение» себя ко всему тому, что мне не близко, но предусмотрено традицией, включая язык, стиль и манеру поведения, в надежде на то, что Господь заметит и оценит мои попытки вписать круг в квадрат так, чтобы не осталось пустых мест.

Вторая дорога — попрощаться с православием.

Третья — посчитать, что все перечисленные элементы неприятия — нормально, по крайней мере, для одного православного. И поэтому не ходить на длинные службы и на акафисты, а ходить только на Литургию. Молиться коротко и своими словами, относиться к иконам как к элементам интерьера, но зато радоваться встреченным в церкви добрым людям и искреннему батюшке.

Навряд ли кто-то благословит мне третий путь.

Но первым я идти уже пытался. Ничего путного не вышло. Возможно, просто время пока не пришло.

Про второй путь мне даже думать больно. Если я уйду из православной церкви, в моей душе останется огромная дыра.

Поэтому я иду своим путём, третьим, не спрашиваю на это ни у кого разрешения, и считаю себя православным христианином, пусть и неправильным.

Я написал здесь о пустяках, о сугубо внешней стороне.

На самом деле христианство — совсем не о том.

И там у меня к себе ещё больше гораздо более серьёзных вопросов.

Источник

Читайте также: