Акция «Обними пруд» прошла сегодня в Екатеринбурге

4 месяца назад Алексей Плужников

В Екатеринбурге поастоящему первый жаркий весенний день. Множество жителей города собрались на Плотинке — любимом месте гуляний горожан. Сегодня здесь, в 15.00 по местному времени, прошел второй флешмоб под названием «Обними пруд». Первый такой флешмоб против строительства храма святой Екатерины, который епархия вместе с властями собираются возвести на насыпном острове прямо посреди акватории пруда, состоялся 23 февраля, тогда акция собрала всего сотни три протестующих, которые, взявшись за руки, пошли «обнимать» пруд.

Проект храма-на-воде. Фото: Е.1

Сегодня же в акции участвовало не менее тысячи человек, хотя, возможно, больше. Настроения среди собравшихся были самые доброжелательные, многие улыбались, шутили, никто никого не оскорблял, никто ни с кем не ссорился, наоборот: самые разные люди — разных возрастов и социального статуса — взялись за руки и пошли вокруг пруда. Очень много молодежи, которую никто не пригонял насильно, не вручал им в руки «нужные» флажки или транспаранты, много интеллигенции, пожилых людей.

Мы побеседовали с некоторыми участниками, задав им простой вопрос: «Почему вы пришли сегодня на эту акцию?»

Женщина средних лет, интеллигентной внешности:

— Я хочу сохранить красоту нашего города. Я не против строительства храма в принципе, но у каждого храма должно быть свое место. Здесь это нарушит композицию города…

Ее соседка подсказывает:

— И кораблику негде будет плыть!

Интеллигентный пожилой мужчина с «профессорской» бородкой:

— Я люблю пруд. На этом месте храм не нужен точно.

Артем Беркович, куратор Центра фотографии «Март», историк-архивист:

— Мне неважно, храм это или филармония, мое личное мнение (и мнение науки): пруд — это уникальный отечественный памятник гидротехнической мысли XVIII века. Его акватория должна быть так же охраняема, как резиденция губернатора или полпреда президента.

Владислав, высокий седой мужчина, интеллигентного вида:

— Я пришел, потому что тут безобразие задумали —это то, что испортит замечательную перспективу, которая складывалась десятилетиями. Храм должен быть вписан в городской ландшафт, согласован с жителями города — это должно быть предметом договоренности. С нами никто не пытается говорить, никто не пытается сделать этот храм тем, что будет украшать городскую среду, и тем, что будет являться консенсусом населения. А не вот так, явочным порядком: давайте мы вас осчастливим. Некрасиво? — А вас и никто не спрашивает.

Я против строительства безобразного здания, а это здание — безобразно. Вписывать в эту перспективу двенадцатиэтажное здание той ужасающе безвкусной архитектуры — я категорически против.

Женщина средних лет:

— Меня волнует вид на кораблик, я против строительства любого объекта посреди пруда. Я хочу, чтобы посреди города был пруд — целый, такой, какой есть.

Владимир, юноша (видимо, студент):

— Пруд – это часть собирательного образа Екатеринбурга, который представлен на открытках, на сувенирах, а здесь хотят забить сваи, построить большой-большой храм. Сам я атеист, но против верующих ничего не имею. Мы живем в православной стране – это по опросам ВЦИОМ (Владимир ехидно усмехается), мы это все понимаем, но мы видим, что совсем неподалеку, на пересечении улиц 8 марта и Малышева есть храм, есть Храм-на-Крови здесь недалеко, и я думаю, что их вполне хватит, чтобы обеспечить религиозные отправления. Зачем храм тут нужен, я не знаю.

Виктор Норкин

Виктор Норкин, выпускник Екатеринбургской духовной семинарии, обучался в церковной аспирантуре и докторантуре в Москве:

— Я пришел на акцию, потому что знаю не понаслышке ситуацию в наших храмах: Вознесенка, Храм-на-Крови, Большой Златоуст они не имеют достаточной наполняемости на всенощном бдении, на праздниках. Храм-на-Крови много вмещает народу, но наполняемость у него маленькая. А Храм-на-воде хотят строить Козицын с Алтушкиным (местные крупные бизнесмены — прим. ред.) как символ города, но символ города можно построить в другом месте, достаточно символической маленькой церкви, часовни. Говорят, что ради общины, которая есть, но в ней сорок человек, ради сорока человек строить такой огромный храм я, если честно, не вижу в этом смысла. Лучше делать миссионерскую работу и наполнить Храм-на-Крови или Большой Златоуст. Людей никто обычно не спрашивает, а это плохо.

Читайте также:

Алексей Мосин с внуком

Алексей Мосин, доктор исторических наук:

Почему пришел на акцию? Мне до сих пор как-то внятно не объяснили, почему на городском пруду нужно строить храм. Вот я все время жду, что мне объяснят так, что я пойму да, именно в этом месте нужно построить храм. Пока я такого убеждающего меня объяснения не услышал. Объяснить должен тот, кто собрался строить здесь храм, ну и от епархии хотелось бы услышать объяснения.

Мне кажется, храмы нужно строить, во-первых, там, где они стояли, но были порушены, и обязательно там, где живут люди, где храма нет, но храм людям нужен. А с этим храмом мне пока многое неясно. Сегодня хороший день, хорошая погода, пришли жители города, которые так же, как и я хотят услышать объяснения. Вот пусть нам объяснят.

Читайте также: