Беспредел начинается тогда, когда все молчат

8 месяцев назад Ахилла

Автор этого письма пожелал остаться анонимным — прим. ред.

***

Спасибо за интересную инициативу! Сейчас я абсолютно уверен, что сайт «Ахилла» будет успешным. Ведь так много накипело. Так долго люди молчали или переговаривались о назревших проблемах только в узком кругу друзей. Тем самым не мешая росту показателей «колоссального духовного возрождения». Наверное, настало время заговорить. Наверное, пришло и мое время…

К желанию стать священником я пришел совершенно неожиданно для себя. С детства слышал о Боге и о Церкви, но детство есть детство. Все это было частью окружавшей меня обстановки. Мать посещала храм, вычитывала утренние и вечерние молитвы, иногда приводила меня к причастию. Но мысли о каком-то более серьезном погружении в церковную стихию у меня не возникало. Меня интересовала техника, компьютеры. Подумывал о поступлении в университет на техническую специальность. Но в старших классах школы мама все чаще начала говорить о семинарии и о благородном служении священника. Постепенно начал к ней прислушиваться, подумывать о семинарии. Стал посещать храм каждое воскресенье и вскоре меня пригласили в алтарь.

Все те несколько месяцев посещения алтаря перед поступлением в семинарию были и остаются для меня самым светлым периодом жизни. В нашем храме служили два священника. Это добрые и искренние люди. Со своими недостатками, но искренние и неподдельно верующие. Впоследствии, уже учась в семинарии, воспоминания об общении с ними удержали меня от глубокого разочарования в Церкви.

Рассказывать о подготовке к поступлению в семинарию и самом поступлении не буду. В этом нет ничего примечательного. Не произвел на меня какого-то особого впечатления и наш владыка, когда подписывал направление в семинарию. Наверное, все прошло так, как это проходит в подобных случаях. Ничего особенного.

Но вот когда я поступил в семинарию, начался новый период моей жизни. Сперва мне казалось, что летаю на крыльях. Мне казалось, что начался какой-то особенно светлый и яркий этап моей жизни и я нахожусь только в начале этого благодатного пути. С учебой проблем не было никогда. Учился практически на отлично. Да и учиться было несложно.

Наши преподаватели делились на две категории. Были очень интересные, широко эрудированные и глубоко знающие свой предмет специалисты. А были и такие, которые приходили на занятие с книгой или старым печатным конспектом двадцатилетней давности и, не отрываясь от текста, читали. На вопросы они отвечать не любили. Даже опасались этого. Зато при ответах требовали чуть ли не дословного повторения прочитанного ими текста. Приходилось одни предметы зубрить, а в другие с интересом погружаться. В принципе, катастрофы в этом не было. Все люди разные. И преподаватели тоже.

Мое разочарование в семинарии произошло тогда, когда нас начали регулярно направлять на стройку дома одного из руководителей. Строил он себе роскошный коттедж. Будучи человеком амбициозным, хотел жить в дорогом доме, а деньги на оплату рабочих жалел. Вот и трудились мы за его процеженное сквозь зубы: «спасигосподи». Но мы-то работали после занятий. А были и те, кто впахивал с утра до вечера. Оценки он им в журнале рисовал по всем предметам. Но за оценками стояли не знания, а работа на стройке.

Справедливости ради нужно отметить, что иногда хозяин дома благодарил студентов за работу не только словами. Иногда он угощал их водкой, к распитию которой сам имел предрасположенность.

Работать в семинарии ему нравилось. Ходил очень важный и постоянно надувался. На занятия почти не приходил. Но мнил себя центром вселенной, временами попивая горькую в кругу холуев и даже приближенных студентов. Временами подворовывал. Например, новую семинарскую мебель в свой уже почти достроенный дом.

И вот, когда я поглядел на этот цинизм, у меня пропало всякое желание продолжать жить в этой системе. Если первоначально учебой в семинарии я дорожил, то потом начал сожалеть о потраченном времени. Опять всплыли мечты о техническом университете. Наконец, меня подвели к отчислению. С предпоследнего курса. За критику строительства. И я ушел. Думал, что уйду из Церкви навсегда.

Но потом успокоился. В родном храме встретил тех же самых добрых и искренних священников. И понял, что Церковь держится на них. И остался. И до сих пор остаюсь верующим православным христианином.

Сейчас заканчиваю получение технической специальности в университете. Все очень хорошо складывается. А что же семинария? Наверное, справедливость в этом мире еще осталась. После моего отчисления сменился ректор. И негодяю не нашлось места в семинарии. Он был уволен за свои нарушения и вынужден был уехать в другой город. А его дом так и стоит не обжитый и пустой. Как церковь после Вия. И поделом! Вот такие люди и есть главные враги Церкви. Безбожники в рясах.

Нужно ли было мне поступать в семинарию? Наверное, нет. Но это не значит, что семинарий существовать не должно. Со мной учились прекрасные ребята. С многими дружу до сих пор. Их место в церкви и перед престолом. Но не нужно идти в семинарию, если душа тянется к другому. И не нужно молчать. Беспредел начинается тогда, когда все молчат. Несколько лет студенты бесплатно трудились на стройке у руководителя семинарии, и все молчали. А ведь можно было все прекратить в самом начале, предав безобразие огласке.

В общем, спасибо за проект «Ахилла»!