Другие времена, другая церковь (окончание)

3 недели назад Вадим Розанов

Начало читайте тут.

***

Прошло 15 лет. В моей жизни многое изменилось. Умерла Лида. Я давно работаю в Москве, по мере сил помогал одному из подмосковных храмов.

Я встретил другую женщину, свою нынешнюю жену Надежду, и вместе с ней оказался втянут в «дело Попова», которого почему-то прозвали «богом Кузей». Я отнюдь не разделяю его взглядов — они мне просто не интересны — хотя эксперты признают, что он действительно создал собственное религиозное учение, имеющее в основе христианство. Гораздо больше меня интересует поведение Церкви, к которой я себя отношу, и ее руководства в этой истории.

И вот что я вижу.

Попов утверждал, что был тайно рукоположен в священники покойным митрополитом Питиримом Нечаевым, служил в некоторых храмах, в том числе и в домовом на даче у своей знакомой. Выбранный им «кривой» путь к духовному сану объясняется его инвалидностью (слепота), которая препятствует его нормальной церковной карьере.

Скорее всего, рукоположен он все же не был, хотя что-то там, судя по описаниям, Владыка Питирим совершил: то ли в чтецы его посвятил, то ли еще что-то было. История темная, правды теперь уже никто никогда не узнает.

Так что самозванцем его церковь окрестила на рубеже 2008-2009 гг., скорее всего, вполне справедливо. Что после этого думал сам Попов — не знаю, но приверженцы его продолжали твердо верить: он — священник!

Примечательно, что после церковной отповеди он перестал служить и появляться в церковном облачении. Почему? Испугался? Из уважения к мнению церкви? Думаю, мы этого тоже не узнаем. Группа сначала как бы замкнулась в себе, а затем Попов послал своих приверженцев на православные выставки, откуда в районе 2012 года их изгнали, обвинив в обмане всех и вся. Здесь сомнений уже побольше. Действовали они, в основном, от лица провинциальных храмов и монастырей, благословения оттуда они получали и средства туда переводили. Сколько всего перевели — не сказал ни один настоятель, побоялись. Каялись, били себя в грудь: мол, обманули проклятые сектанты, а получили мы от них всего-то какую-то копеечку. Да не совсем копеечку, тысячами и десятками тысяч эти переводы исчислялись. Прочитав все 75 томов дела, хочу сказать: один из самых противных — том с рапортами священников. Сплошное самоунижение перед церковным начальством. Прочитали бы прихожане эту писанину своих пастырей…

Думаю, что, собирая средства для храмов, последователи Попова параллельно пропагандировали его учение, продавали его брошюры и т. д., но делали это аккуратно. Познакомившись со всеми материалами, утверждаю: твердых фактов злоупотреблений не представлено, есть эмоции и предположения. Как бы вопль: сектанты на выставках! И дальше что? В суд с таким не ходят, поэтому и нет дела на эту тему. Если что и факт, так это то, что выставки теперь жестко контролируются Патриархией. Мне очень интересно, получают ли теперь от этих выставок хотя бы что-то те самые провинциальные храмы, которым раньше шла помощь. Думаю, мы этого тоже не узнаем.

Было еще всякое не очень красивое — Попова выгоняли из храмов, в том числе в прощеное воскресенье — но это можно отнести на счет самодурства духовенства.

Но вот в конце 2014 года начинаются очень интересные события. «Сектанты» Попова в этот момент вовсю собирали помощь для Донбасса. И доставляли ее туда. Это как раз документировано, как бы ни пытались опровергнуть данный факт следствие и государственные СМИ. Позднее в этом участвовал и я: и деньгами, и делом. А в начале 2015 года моя жена с подругами обращаются к Патриарху за благословением на сбор этой помощи. Ничего себе сектанты!

К этому моменту полиция и СКР шесть (!) раз отказываются возбуждать уголовное дело против Попова и его группы — ну нет состава преступления в их деятельности. И тогда Патриарх просит министра юстиции запретить эту группу судебным путем. А в ответ на письмо жены следует циркуляр по московским храмам: не поддавайтесь сектантам!

Откуда вдруг такое внимание к мелкой (человек 40–50 в лучшие времена) группке, которая к тому же явно не растет и перспектив развития не имеет? И вот здесь, наверное, надо вспомнить о всепоглощающем желании команды Попова получить подтверждение якобы имевшегося у него церковного сана. А уже потом — строить свой храм, на который они и собирали деньги. И стремились они к этому настолько сильно, что, как говорится, краев не видели и были готовы на все. До меня доходило много очень противоречивых сведений о «переговорах» группы Попова с функционерами Патриархии. Один из вариантов: обсуждалась «цена вопроса» в районе 1 млн долларов, т. е. 30 млн рублей по тогдашнему курсу, и был сделан первый символический первый взнос. Другой вариант: якобы сумма была заплачена. Размер опять варьируется. От нескольких миллионов рублей до — не падайте — 100 млн рублей.

В последнюю сумму я не верю. Но что-то за всеми этими разговорами стоит. Правду знают Попов и, вероятно, еще пара женщин из его самого ближнего круга (моя жена в него не входила). Деньги, якобы, передавались через г-на Цукермана. Думаю, что реально была передана пара миллионов. Звучит все это очень странно, но надо понимать силу веры этих людей. Именно эта сила позволяет им держаться в СИЗО, отвергая все попытки «договориться». Тем более, деньги для них вообще не то же самое, что для большинства из нас. Собственные потребности минимальны, главное — нести в мир свое видение Бога. Ради этого ничего не жалко.

Из подтверждений есть только слова обвиняемых. Кто-то скажет, что этого мало. Я бы даже с этим согласился, однако в случае с обвинением и содержанием в СИЗО Попова и трех женщин, включая мою жену, уже более двух с половиной лет именно только слов «потерпевших» оказалось достаточно. Фактов передачи ими денег в «секту» нет, есть только слова. Тем более нет ни одного факта использования собранных на храм денег не по назначению. Все обвинение строится только на словах. И уже идет суд.

Как квалифицировать ситуацию с этим взносом с точки зрения закона? А как вам больше нравится. Можно сказать, что это — взятка. А можно — пожертвование на церковные нужды. А можно увидеть во всем этом мошенничество со стороны церковного чиновника, взявшего у «сектантов» деньги. А может, и не было такого. Я вообще не уверен, что эти деньги были переданы в церковную кассу, а не пропали по дороге. Следствию вся эта история была совершенно не нужна, и в деле о ней ничего нет. Вообще возникает впечатление, что следствие предпочитало обходить вопрос о «казне» группы и тратах из нее. Судебной перспективы дело все равно не имеет, поскольку никому не захочется копаться в настолько грязном церковном белье.

Что еще заставляет поверить во всю эту историю с передачей денег? Именно после нее пошел широкий «наезд» на «сектантов». Кроме письма Патриарха и его звонка в «верха» появился циркуляр по всем московским храмам с тем, чтобы закрыть «сектантам» возможность собирать средства для помощи Донбассу, письма архиереям в Донбасс: вам, мол, сектанты помощь возят! Борьба с «сектой Попова» как бы вышла совсем на другой уровень. Вы верите в такие совпадения? Не слишком ли их много?

А вам это все ничего не напоминает? Деньги за «услугу» взяты. «Услуга» не оказана. Просители посажены. Облиты… с головы до ног, и этот процесс продолжается.

Это, вообще-то, известная технология. Правда, обычно ее в других кругах применяют.

Многое в оценке этого дела, конечно, зависит от деталей, которые пока не прояснены до конца.

Рассчитывал ли церковный деятель, который вел с «сектантами» переговоры, а его помощник брал от них деньги, выполнить свои обещания или это с самого начала был запланированный «кидок»? Что и почему у него «не срослось», если он действительно хотел решить дело миром? Я, кстати, это вполне допускаю. Правда ли, что переданного оказалось мало, стали требовать больше, а «сектанты» уперлись? Попали ли переданные средства в бюджет РПЦ или где-то осели по дороге? Да и вообще, были ли они переданы? Какие вообще отношения связывали г-на Цукермана, который якобы передавал эти деньги, с группой? РТР тут байку запустила о том, что он был как бы ее «кукловодом». Ну, это совсем для дураков. Вы готовы поверить, что, будь это так, он, вполне деловой человек, допустил бы, чтобы десятки и сотни миллионов годами лежали на антресолях в чужом доме? Да он бы давно освоил эти средства, если бы мог ими свободно распоряжаться.

Сейчас на г-не Цукермане висит смежное дело о хищении им у полиции (!) 215 млн рублей, так что рассчитывать на его откровения и искренность сложно. Ему бы себя защитить. Скорее всего, тут будет какой-нибудь новый поворот или сделка со следствием, которому крайне важно закрыть дело о хищении средств у полиции — уж больно погано звучит. Кстати, на этом фоне особенно любопытно выглядит и заявление г-на Цукермана в адрес следствия с просьбой допросить его, датированное летом 2015 года, и постановление следователя об отказе в этой просьбе без каких-либо убедительных объяснений. Г-н Цукерман в своем заявлении даже назвал фамилии лиц из числа «сектантов», в отношении которых хотел бы дать показания, и именно эти лица, похоже, имели отношения к истории с «взносом» в Патриархию. Кому же нужны такие показания и такой свидетель? Тут вообще очень много странного. Одно время среди адвокатов, например, циркулировал упорный слух о том, что Цукерман был арестован, у него якобы было обнаружено незаконное оружие, а потом он опять на свободе оказался, и опять в розыск попал. А уж как он эти деньги у полиции увел — это вообще песня. Про такое фильмы снимать надо! Все «менты», «псы» и прочие сдохнут от зависти.

И очень любопытно теперь выглядит обвинение Попова и женщин в мошенничестве. Напомню, все дело строится вокруг того, что несколько бывших членов группы считают себя жертвами мошенничества, поскольку они якобы — подтверждений нет — сдавали в казну группы свои деньги. По сути это — абсурд, поскольку именно на такой основе финансируются все религиозные организации в нашей стране. Но нас абсурдом не удивишь. В деле нет ни одного доказательства того, что Попов и обвиняемые потратили эти деньги на свои нужды. Но теперь невозможно доказать, что эти деньги, если их «потерпевшие» действительно сдавали, не ушли в адрес Патриархии в виде «взноса» «сектантов».

Вообще многое становится понятно. Патриархии действительно необходимо «добить» группу Попова. Кстати, я совсем не исключаю возможности того, что во всей этой истории речь идет о частной инициативе высокого церковного чиновника, который за, будем прямо говорить, взятку по церковной линии уже наказан, и сейчас эту историю просто пытаются «замазать». Именно поэтому к делу подключена ФСБ, следствию и судам указано, как вести и чем завершить дело. То, что в обвинении сплошная чепуха — не их вина. На пустом месте сотворить что-то путное сложно. А расследовать всю эту историю с несостоявшейся «легализацией» Попова никто никогда не позволит. Поэтому и врали мне в Патриархии в глаза, пытаясь любой ценой отмазаться от этого грязного дела.

К сожалению, это еще не все. Деньги, действительно, зло и, похоже, зло это окончательно подмяло под себя сегодняшнее церковное руководство.

Вся эта история для меня началась в тот момент, когда у входа в Алексеевский монастырь в Москве в декабре 2014 года я взял у Надиной дочери Маши, ставшей и для меня впоследствии дочерью, листовку с призывом помочь Донбассу. Эту акцию помощи на территории монастыря жена с подругами проводили с разрешения настоятельницы монастыря игуменьи Ксении Чернеги, которая, по словам жены, оказывается, поставила условие: половину собранного — монастырю. Они и отдавали. Простые москвичи, считавшие, что их рубли спасут кого-то в Донбассе от голода и болезней, даже не догадывались, кто обложил оброком волонтеров. А одновременно по указанию Патриарха Ксения Чернега готовила проект его письма министру юстиции с просьбой запретить группу Попова. Одно из обвинений против Попова в этом письме — использование собранных денег не по назначению и неуплата налогов. Интересно, а г-жа Чернега как решала вопрос с налогами с сумм, полученных от «сектантов»? И не жгли ли ей вообще руки эти деньги?

К счастью, в церкви есть и другие люди. Мой знакомый сельский священник после разговора с Надей летом 2015 года поставил у себя в храме кружку с надписью: «Помощь Донбассу». Собрал несколько тысяч и отдал ей. Все до копейки. Надя успела до ареста перевести эти деньги подруге в Донецк. Каждый раз, когда собиралась достаточная сумма, та ездила в Ростов-на-Дону и закупала там медикаменты, перевязочные средства, продовольствие. Это было даже дешевле, чем возить все это из Москвы. Кстати, подруга — в розыске. Тоже «сектантка».

Подобьем финансовые итоги. Так кто же стал главным бенефициаром от деятельности «группы Попова»?

Сам Попов и его члены? Да нет, ничего себе они себе не приобрели, кроме тюремного опыта и массы неприятностей. Как ни искали следователи, имущества толком не нашли. Их ценности вообще в другом измерении находятся, материальное для них глубоко вторично. Много говорят о том, что Попов любил деньги. Но вот в качестве чего? Явно не средства удовлетворения личных потребностей — не случайно на всех кадрах выглядит настоящим нищебродом, а вот как фундамент для церковной карьеры и распространения его религиозных идей деньги для него, похоже, были очень важны. Потеряли же они намного больше. Годы жизни и здоровье.

Цукерман? 215 млн он получил, но и потери большие: 85 млн у него арестовано на счетах, дорогие машины под арестом, сам арестован, да и, думается, раздал немало, чтобы получить эти 215 млн. Немного, скорее всего, он имеет в плюсе, если вообще имеет.

Государство? Следствие считает, что все изъятые деньги должны быть обращены в его доход. Оно, кстати, даже не пыталось как-то разобраться в их происхождении: что пришло от продажи «трудов» и картин Попова, что в качестве личных взносов членов группы, что еще откуда. Даже деньги нашей семьи, 83 тысячи, которые по непонятной причине следствие изъяло на квартире у Нади во время обыска, туда включили. Конфисковать и все. Такая вот революционно-православная законность.

Кое-что, наверное, поимели те, кто помог Цукерману получить 215 млн. Может быть, даже что-то на этот счет следствие по его делу скажет…

РПЦ и церковные круги? Однозначно в плюсе. Приходам деньги с выставок шли, при сборах на территории храмов, бывало, «делились», помощь Донбассу в значительной степени шла именно храмам УПЦ МП, да еще эта история со «взносом»… Правда, задуманная публичная порка «сектантов» кончилась грандиозным пшиком, и сколько бы ни дал обвиняемым суд, любой мало—мальски грамотный человек усомнится в их виновности. Ну, это уж такие исполнители.

Вот такой любопытный итог получается. Эта называется парадокс: зарезана курица, которая несла золотые яйца. Если кто-то думает, что это было сделано ради чистоты марксизма-ленинизма, ой, извините, торжества православия, вы ошибаетесь. Просто от глупости. А против нее, как известно, бессильны даже боги.

Но главное, что поражает меня во всей этой истории, все же не деньги. Попов и его компания просто ломились — самое подходящее слово — в православную церковь. Да, они хотели при этом получить что-то вроде особого статуса в виде признания его сана. Звучит немного смешно: ну чего может добиваться группа из нескольких десятков человек от церкви, которая считает своих верующих десятками, если не сотнями, миллионов? Наивно, смешно, странно — как хотите. Но меня поражает другое — с ними никто даже не пытался разговаривать! Никогда! Их просто пинали. И запинали в тюрьму.

По мнению Патриархии, другого места в жизни для них нет. Вот цитата из ответа Синодального отдела РПЦ по тюремному служению на письмо одной из женщин Патриарху Кириллу, в котором она просила о милосердии: «Видимо, заключение — это единственная возможность спасти Вашу душу. Может быть для Вас тюрьма — это возможность вырваться из того религиозного заблуждения, в котором находились поклонники „Кузи“».

Образчик милосердия и братской любви.

Во всяком процессе всегда присутствует логика внутреннего развития. Попов, добиваясь тотального контроля над своими сподвижниками, шел от лекций к психологическим тренингам и дошел до физического наказания за «грехи». Это — опасный и неправильный путь. Но если вы сегодня отправляете людей за инаковерие в тюрьму, то завтра эта логика заставит вас послать их на костер. Все это в истории уже было.

Был ли Попов со своим учением хотя бы в какой-то степени опасен каноническому православию? Я совсем не богослов и выводов по поводу истинной или мнимой вредоносности его учения делать не могу. Кроме одного, совсем не богословского, а чисто человеческого аспекта. У меня, так же, как и у многих других привыкших думать и рассуждать православных, накопились большие претензии к нынешнему руководству РПЦ. И касаются они, в первую очередь, образа жизни многих «князей церкви». Проповедь нестяжательства не подкрепляется личным примером, скорее, даже опровергается. В век Интернета не спрячешь шикарные резиденции, автомобили, самолеты и прочее. Люди видят и не принимают лицемерие церковных иерархов. И в этом плане Попов — подчеркнутый «нищеброд» — для Патриархии очень опасен. У него нет подобного расхождения слов и дела.

Это — вовсе не проповедь идей Попова. В церковной истории таких, как он, было достаточно. Да и сейчас немало. Не призываю к выбору: или-или. Его дело — лишь еще один повод задуматься о проблемах церкви.

Глубоко погрузившись в дело «бога Кузи», я читаю материалы «Ахиллы», сайта дьякона Андрея Кураева и думаю, сколько уголовных дел могло бы возникнуть на основе описываемых там ситуаций, если бы правоохранительные органы подходили к ним с теми же мерками, что и в случае с Поповым? И получаю жуткий ответ: в церкви сели бы все! Во всяком случае все, через чьи руки проходят денежные потоки.

И, напоследок, про промысел Божий.

Так уж получилось, что я был хорошо знаком с церковным деятелем, с которым «сектанты» вели переговоры о легализации Попова. Более того, помогал ему с решением имущественных вопросов его отдела.

Архиепископ Солнечногорский Сергий, затеявший все это уголовное преследование Попова и его последователей, получил этот сан за труды, связанные с учреждением православного храма в Сингапуре. Откровенно говоря, согласие сингапурских властей на строительство храма как части российского культурного центра было получено в результате усилий И. И. Шувалова. Ну, а помогал ему в этом деле, естественно, я.

Про роль Ксении Чернеги в этой истории я уже писал.

С Патриархом знаком больше 20 лет. Однажды вместе крестили ребенка. Будучи митрополитом, он бывал у меня в гостях.

Вы верите в случайность таких совпадений? Господь свел нас вокруг этого дела и испытывает. Я ощущаю это, когда хожу в суд, вожу передачи в СИЗО, ломаю с адвокатами голову над вариантами защиты.

Я бы никогда в жизни не стал заниматься тем, чем сейчас занимаюсь, если бы не был уверен: во всем, что случилось со мной и тогда, 15 лет назад, и происходит сейчас, есть Божий промысел. Господь привел меня на эту дорогу, чтобы постоять за справедливость против тех, кто, прикрываясь Его именем, заменил милосердие жестокостью, лицемерием и стяжательством и тем самым губит Церковь. И не перестаю удивляться, как изменилась Церковь за эти годы.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: