Епископ Питирим (Творогов) — Олегу Курзакову: «Мало тебе было смерти сына? Дальше пошел?»

22 июля 2018 Олег Курзаков

Согласитесь, редко какой священник может похвастать, что его читают в Фейсбуке архиереи, да еще комментируют. Поэтому, пользуясь такой уникальной возможностью, хотел бы ответить на комментарий владыки Питирима Творогова под постом «Отряд не заметил потери бойца» по поводу моего решения оставить священный сан.

Важно мне это по нескольким причинам, о чем напишу позже, а пока сам комментарий:

«Хватит ныть и жалеть себя! Слабак ты! Матушку свою послушался. Разве можно снимать сан из-за какого-то митрополита? Чему мы тебя учили в семинарии? Церковное диссидентство, которым ты заразился, лечится очень сильными скорбями. Мало тебе было смерти сына? Дальше пошел? Опомнись! Перестань слушать свою взбалмошную жену. И чего это ты о себе возомнил? Все у тебя негодяи, а ты такой весь правильный и правдивый. Дух, который тебя ведет, — это дух гордыни, дух сатаны. Никакой правды в нем нет. И Адельгейм оставался до конца под действием этого сатанинского духа — дай Бог, чтобы его страшная насильственная смерть избавила его от адских мук, которые он заслужил своим „правдоискательством“. Мой тебе совет, о. Олег: возвращайся в лоно матери-Церкви — другой у нас нет и не будет! А отрекаться от матери за то, что у нее не все дети такие правильные, как ты, — это грех старшего брата из притчи о блудном сыне. Хватит тебе разглядывать под лупой чужие грехи и завидовать».

Собственно, в этом комментарии концентрированно выражены то видение и та манера, которые в целом присущи нашему православному священноначалию.

Владыка Питирим — мой бывший преподаватель гомилетики и классный наставник по Московской семинарии. Студентами мы его любили и были благодарны за то, что он практически единственный из преподавателей проявлял к нам внимание как наставник.

Узнав о его поставлении в епископы на незавидную бедную Душанбинскую и Таджикистанскую кафедру, я был рад тому, что появился еще один достойный архиерей. Но те его проповеди, которые стали появляться уже в епископском сане и в которых на первом месте оказалась апология священноначалия и вообще всякого начальства, стали явно свидетельствовать о прогрессирующей атрофии всего прежнего человеческого. Вот небольшой отрывок из одной проповеди: «Осуждение начальства и священноначалия лишает нас и вечной жизни и земных благ. Если Господь вот так решил, что я должен быть епископом в этой церкви, то эта церковь, то есть все вы, должны почитать епископа как Самого Христа… И самая большая добродетель (!!!) церковной общины, если у них нечестивый священник или епископ, а они все равно верят ему, не осуждают его и не сплетничают про него. Тогда такой общине будут такие чудеса, что Господь может обратить к покаянию и священника, и епископа». Соглашусь, что, действительно, когда церковную общину возглавляют нечестивые священники и епископы, чудеса бывают еще какие, только что-то еще не встречал покаявшихся.

Первое, что меня впоследствии по-настоящему задело, была реакция владыки Питирима на убийство о. Павла Адельгейма. Мол, вот как Господь покарал за хулу на священноначалие, и все в таком духе. (Предлагаю для контраста провести такой эксперимент: послушайте проповедь о. Павла и владыки Питирима — чтобы наглядно убедиться, где дух и сила, а где лишь напыщенное пустословие).

Теперь что касается обличения меня. Еще раз повторюсь, что свой текст о причинах ухода из Красноярской епархии я писал не для полемики, не из желания какого-то диссидентства. Я просто сказал то, о чем долго думал, и если это вызвало такую широкую резонансную реакцию, значит я задел какой-то болевой нерв для многих. Значит об этом важно говорить.

Конечно, я рад, что сайт «Ахилла», ссылку с которого на мою статью я сделал, теперь читают и архиереи. Не грех, значит, и простым смертным православным почитать.

Не то, чтобы я щепетилен насчет своей персоны, но это навязчивое «тыканье» мне со стороны архиерея кажется, мягко говоря, не совсем вежливым. Все же на брудершафт не пили и на «ты» не переходили.

Обещание скорбей от Бога — это такая излюбленная тема многих священноначальствующих. Красноярский митрополит обычно обещает болезнь рака. В одном из оказавшихся в сети аудиозаписей священник прямо рассказывает, как владыка Пантелеимон обещает специально помолиться, чтобы Господь наслал рак по его молитвам на всех недовольных. Так что мы привыкши.

Теперь насчет того, «чему мы тебя учили в семинарии». Довольно смешной на самом деле риторический вопрос, потому что моими преподавателями были о. Андрей Кураев, обличаемый владыкой во всех ересях Алексей Ильич Осипов, глубоко чтимый мною и всеми студентами профессор истории Владимир Дмитриевич Юдин, мой научный руководитель профессор Николай Константинович Гаврюшин. Так вот, эти преподаватели учили меня свободе христианской совести, верности в первую очередь евангельским заповедям, а не архиерейским циркулярам; прямоте и честности. Тому и научили, хотя не скажу, что мне всегда в жизни хватало смелости так поступать.

Насчет моей «взбалмошной жены», которую я якобы «послушался». Тут, конечно, прозорливость владыки Питирима оставляет желать лучшего. Супруга моя все эти годы без ропота помогала мне в моем служении, и решение принимал я, исходя из блага моей семьи. То, что она согласилась, означает, что мы едины в понимании ценности нашей семьи. Я понимаю, что для архиереев главным врагом чаще всего являются матушки священников, которые не дают бросить своих мужей под танки и на амбразуры, и сделать из них абсолютно послушные и на все готовые орудия архиерейского промысла. Но, увы, матушки присяг не давали, и материнское чувство в них пока живо и действенно. Вообще, это очень яркая иллюстрация лицемерия церковных отношений: владыки постоянно говорят с амвонов о ценности семьи, о необходимости ее укрепления — и тут же без всякой жалости готовы принести семью священника в жертву своим интересам «ради блага Церкви».

И не все у меня негодяи, и не один я правильный и правдивый, о чем я специально писал в своей статье. Опять же избитый прием подобного обличения — это предположение самых худших мотивов: гордыни, зависти, сребролюбия. Ну почему хоть раз нельзя предположить, что хоть у кого-то бывает порыв более высокий? Пусть это порыв наивного идеализма или утопического искания справедливости? Как там святые отцы пишут про тех, кто в других видит в первую очередь плохое? Огромное количество простых верующих и священников выразили мне лично и в комментариях слова ободрения, не пускаясь в осуждение меня. И я думаю, это прекрасные сыновья и дочери Церкви, которые с болью восприняли мое решение и по-человечески отнеслись к моей семье.

Насчет «лона Церкви» (одно из самых, по моему мнению, стилистически ужасных выражений церковного языка). Никуда я из Церкви не уходил и не собираюсь. Я остаюсь в Ней. Даже извержение из сана по канонам не может само по себе влечь за собой отлучение от причастия. Ни ереси, ни раскола я не проповедую. Когда говорят, что мои слова вводят в соблазн верующих и отклоняют кого-то от Церкви, то я хочу спросить: это я виноват? Не архиереи со своими помощниками, которые насаждают внутрицерковную коррупцию, поставляют и покрывают таких священников, от которых как от чумы разбегаются люди, и т. д.? А вы думаете, что́ будет, когда, наконец, весь этот заметаемый под архиерейские коврики сор хлынет в информационное пространство, каким это будет ударом и соблазном?

У каждого свои грехи, но это не причина того, чтобы молчать о внутрицерковных болезнях. Хотя это и любимый аргумент подобного рода: смотри, мол, за собой, а что вокруг, тебя не касается. Апостол Павел призывает вовсе не молчать, а и обличать: «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели», «не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте».

Так что я остаюсь православным христианином и вашим молитвенником, желающим вам спасения.

Попрекать же меня смертью моего ребенка — это не сделали даже авторы самых резких комментариев. То, что это делает лишь русский архиерей, это совпадение? Не думаю.

О себе мне что-то трудно возомнить, я был никем и стал никем. Через месяц многие забудут уже об этой истории и обо мне.

Я хотел бы пожелать в свою очередь владыке Питириму чуточку больше мудрости и милосердия. У него свое тяжелое церковное послушание, которое, дай Бог, ему совершить без преткновения. Благословен Господь Бог милующий.

Бывший священник Красноярской епархии Олег Курзаков.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: