Это пренебрежение к людям и оправдание подлости

4 месяца назад Леонид Кацва

11 мая на своей странице в фейсбуке иркутский протоиерей Вячеслав Пушкарев опубликовал заметку под названием «Об обрубках», в которой написал, что вернувшиеся с войны инвалиды были обласканы сталинским правительством, имели достаточные пенсии, но вместо того чтобы жить прилично, большинство инвалидов стали пьянствовать, дебоширить и вести асоциальный образ жизни, за что их человеколюбивое правительство великого вождя народов собрало с улиц и отправило в дома инвалидов «под присмотр медиков». Кроме того, протоиерей Вячеслав определил, что все потерявшие на войне руки-ноги и раненные другими способами сами в этом виноваты, получили по своим грехам за какой-нибудь проступок на войне.

Эту заметку для «Ахиллы» комментирует историк Леонид Кацва:

***

Вопреки тому, что говорит Пушкарев, никаких пенсий для ветеранов Хрущев не отменял. Это просто наглая ложь. Но пенсии эти были совершенно нищенскими. Ни прожить на них, не работая, ни, тем более «содержать небольшую семью» было совершенно невозможно. А вот Сталин действительно отменил, но не пенсии, а дополнительные выплаты награжденным орденами и медалями. Им с 1936 г. полагалось: герою Советского Союза — 50 руб./мес, имеющему орден Ленина — 25, орден Красного Знамени — 20, Отечественной войны 1-й степени — 20, награжденным прочими орденами и медалями — 10–15 руб./мес в зависимости от награды. Имевшие две и более награды получали выплаты за каждую награду. Получалась весьма существенная прибавка к пенсии. Но Указом Верховного Совета от 10 сентября 1947 г. эти доплаты с 1 января 1948 г. были отменены. Вместе с ними было отменено право бесплатного проезда на общественном транспорте и 1 раз в год на водном и железнодорожном транспорте, а также право льготной оплаты за жилплощадь.

Никакого оружия солдаты с фронта не привозили, за этим в сталинское время следили строжайше, батюшка, видно, не понимает разницы между временем после Гражданской и Отечественной войнами.

Что касается пьянства калек, то оно было. И нищенство было. Именно от беспросветно нищих инвалидных пенсий. На работу безногие-безрукие устроиться не могли.

Насколько безнравственно выглядят рассуждения священника о том, что тяжелые ранения Бог посылает за грехи, писать не буду — это и так понятно.

То, что забирали в интернаты тех, кто пьянствовал, побирался и нищенствовал, а не тех, кто «жил по-человечески» — во многом действительно так. Потому что те, кто «жил по-человечески» — это те, кто дома сидели. Зачастую там же и пили по-черному, но глаза публике не мозолили. И, конечно, больше забирали с городских улиц, чем из деревень.

Ну, а в самом интернате жилось по-разному. Кто-то и в самодеятельности участвовал, кто-то стал хоть как-то регулярно есть. Были и те, кто не захотел в семьи возвращаться без рук и ног, чтобы в тягость семьям не быть. Для них интернат и благом мог быть. Но, конечно, любая советская богадельня от тюрьмы своим режимом мало отличалась. И, конечно, то, что вывозили их в отдаленные места (не только на Валааме был такой Дом инвалидов) — не случайно. Везли туда, откуда не убежать, и туда, где они людям были не видны.

И еще, конечно, прекрасно выглядят слова «тех, кто не лечился». То есть батюшка предполагает, что от потери рук или ног, от контузии можно было вылечиться.

Вывезли, кстати, действительно не всех. Я помню побиравшихся в электричках безногих инвалидов на тележках (вместо колес — подшипники) еще в начале 70-х. Но, видимо, в конце 40-х и начале 50-х их было многократно больше.

В общем, все это было жутким скотством, а попытка оправдания этого в наши дни — скотство уже просто запредельное. Никакого христианского милосердия и всепрощенчества в том, что этот Пушкарев пишет, нет, а есть только пренебрежение к людям и стремление оправдать любую подлость, если только эта подлость государственная.

И в дополнение на всякий случай: указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 декабря 1947 г. с 1948 г. 9 мая стало рабочим днем. То есть выходным и официально праздничным этот день был только в 1945–1947 гг. Это к вопросу об уважении Сталина к ветеранам.