Где Русь Святая?

3 месяца назад Ахилла

Этот рассказ — один из текстов книги «Черный учебник» проекта «Бурсаки», интернет-сообщества бывших семинаристов. Создатели проекта предоставили «Ахилле» право публикации.

***

Литургика. Преподаватель — отец Владимир — с меланхоличным идольным выражением читает нам учебник. Старательные бездари переписывают его в тетрадь. Иподьяконы, как всегда опоздавшие, выкладывают длинный сарафан порножурналов на парту…

— Матушек ищут… — пробормотал Захар с последней парты, и тут же уткнулся в «подушку» — книгу Алфеева.

Впереди спит Вовка. Он городской, женатый и подрабатывает охранником в супермаркете. Я сижу с Лешкой.

— Вчера познакомился со шлюхой, — говорит Леха.

— Ну и как, — спрашиваю, — удалось?

Леха — с высшим образованием, начитанный, интересующийся канонами и церковным правом, знающий историю Литургии — но сейчас его сковала апатия: парализованный отец, брат наркоман, вместо зарплаты настоятель его прихода дал ему банку огурцов. Леха ночью сторожит автостоянки.

— Напоил и домой проводил. Сутенером предлагала мне ее стать… ну, не то чтобы сутенером, но и спать бесплатно и защищать там от всяких… ну да, сутенером.

— Ну, а ты что? Всяко лучше огурцов.

— Да пошли они все… шлюхи и попы…

— Лех, скажи что-нибудь про Русь Святую?

— Ты смеешься? Да пошла она…

Мне надо накатать небольшое сочинение для регентши. Тема «Русь Святая сегодня».

Вчера прибежала — запыхалась, маленькая, взяла с собой подружку для храбрости, и на вахте позвала меня. Стоит, ну совсем крошечная девчоночка. Ножки, ручки — дюймовочка. Не карлик, просто маленькая, спрашивает:

— Мне сказали, что вы пишите работы быстро и хорошо, мне нужно к завтрашнему вечеру, сможете написать?

— А что за тема?

— «Русь Святая сегодня», надо на примере с другими верами показать святость Руси…

— А вам там как в регентском — честно писать или показывать святость?

— Показать святость. А вы сколько берете денег?

— А ты из поповской или богатой семьи? — спрашиваю и вижу, что ботиночки у нее старые-старые, маленькие, красные, потоптанные, отечественные… — Давай за пачку сигарет я тебе накатаю.

— Давайте…

Леха сидит со мной и тупо начинает ржать:

— Русь Свяяятаяя. Вот, спроси у иподьяконства… Вить, а Вить, — обращается он к одному из жезлоносящих, — Русь Святая — какая она? Что там в «Клубничке» о ней пишут?

— Отстань, Лех.

— Дай сюда журнал.

— Ты слышь, ты чо!

— Ну и завались!

Так, нужен эпиграф для сочинения… Преподаватель в регентском — псевдоодухотворенная дура, цензурирующая Пушкина, Лескова и Достоевского на предмет их неправославности… Книг о святости страны не держу, выдумываю цитатку:

— А где Русь, где наша Русь Святая?

— В маковках церквей наша Русь.

Такую вот клюкву припишу какому-нибудь малоизвестному попу. Отцу Дмитрию Дудко, например.

«Воспитанная в благоверных традициях Русской Православной Церкви, наша страна всегда напоминала твердыню и крепость… — нет, думаю, как это напоминала? — Всегда была крепостью веры и проводником истины…»

Побольше, побольше пафоса и избитых нот!

«…Свет от храмовых луковок сиял над Русью в моменты казавшейся гибели народа и страны… В регентском мы поем, всегда обращаясь к Создателю, и поем не только молитвенные стихиры, но и молитвы о стране нашей…»

А вот и Серега пришел с воспитательного совета «нечестивых»… нагрубил инспектору. Вступил с ним в спор. О природе музыки — насколько богоугодно слушать «Мумий Тролль». «Нечестивые» его пожурили и отправили на картошку трехнедельную. С изъятием плеера.

«Необыкновенная стать русской страны и Церкви отображена в церковных традициях. Многогранных своей любовью к народу и искусных в воспевании любви к стране…»

И, главное, надо же в сравнении: «… и с подругами, когда зашли в костел католический, не увидели и не ощутили там всей теплоты… только холод, стужа от искусственного пения органчика, наигранность ксендза, угрюмые образы и леденящие скульптуры уронили в мое сердце кусочек льда, как в известной сказке Андерсена».

— Лех, а Лех, как ты думаешь, препод регенш по русскому читала Андерсена?

— Ж..у она читала, а не Андерсена!

Ну ладно, огурцы Леха выкинул, мамке сказал, что поп ему все заплатил. Та батюшку этого любит, ему тайком от Лехи (сын запретил в храмы деньги и еду носить) носит деньги за молитвы.

«И всегда будут сиять купола, звенеть колокола надежды, и духовные песни верующих слышны во всех уголках мира».

Ну все, за 30 минут накалякал. Ща обед, не пойду на него… пойду за халявной пачкой сигарет и покурю…

На следующий день, вечером, заплаканная пигалица прибежала и рассказала.

— Она зачитала перед классом, поставила пять, даже в году вывела. Ну, раньше она так не делала, спасибо… но после урока она меня ударила по лицу тетрадью…

— За что это?

— За то, что ходила к католикам в храм…