Господу служить

4 месяца назад Алексей Марков

Глава из книги «Бремя колокольчиков. Были старца Пиндосия».

***

Как выворачивают нутро

По дороге в рай,

Как добро превращают в плеть.

Ольга Арефьева¹, «Дорога в рай».

Как-то странно всё это было… Отец Глеб шел и думал, и не мог разобрать, в чем он прав, а в чем виноват, что так вышло. Решил вспоминать с самого начала.

– Отец Иосиф, он, конечно, – подвижник! Тут какие сомнения? И не боится ничего. Недавно гуманитарную помощь прислали, обувь фирменную, новую прям. А оказалось, что это бандиты под видом гуманитарной помощи нелегальный товар привезли на хранение. Они за ним приезжают, а батюшка уже всё раздал сестрам и нуждающимся. Бандиты туда-сюда: «Плати!» А он спокойно им так всё объяснил, они и ушли, ничего не взяв и не сделав.

– Да! Вот что значит сила веры! Я ведь недаром сюда к нему пришел, хочется у добродетельных из старшего поколения поучиться, – ответил отец Глеб.

Он, выйдя за штат в провинции, подал документы в Москве. Ответа пока не было, а служить где-то надо, вот он и решил воспользоваться возможностью и попроситься к отцу Иосифу, о котором слышал много замечательного.

Отца Иосифа раньше звали по-другому, но с женой они разошлись, не потянула она высокого подвига, который нес батюшка, и он принял постриг с именем Иосиф, и получил приход близ Москвы, в который сразу повалил народ. Особенно много было девушек и женщин разного возраста, но не мало и богоискателей мужского пола, особенно из молодых. Одним из них был и собеседник Глеба семинарист Андрей, с которым он как-то сразу сблизился.

– Знаешь, я понимаю, что скоро время исповедническое настанет, отец Иосиф прямо не говорит, но по всему понятно… Я и в семинарию пошел, понимая, что тяжело крест священника в такое время вынести, но надо Господу послужить… Конечно, правильнее монашество, но я не могу со страстями справиться по гордыне своей… Мне уже выпускаться в этом году, а там и рукополагаться, как понимаешь… Ну, в общем, уговорил я отца Иосифа невесту мне благословить, хоть он и сильно против был. Он вообще своих чад очень редко на брак благословляет. У него такое правило: если девушка с парнем сблизились хоть немного – то год не должны встречаться, даже в храме друг к другу не подходить, а уж через год батюшка начинает с ними беседовать о возможном браке.

– А если не немного сблизятся? Гулять-целоваться начнут? – поинтересовался Глеб.

– Ты что?! – замахал руками Андрей. – Это вообще! Такое нечестие! Батюшка этого вообще не терпит! Выгоняет от себя или, если хотят остаться, запрещает и думать о браке! Потому как брак прежде всего – воздержание!

Уже тогда у молодого священника впервые возникли какие-то сомнения, которые он поторопился поскорее прогнать. Отец Иосиф –известный подвижник! Глебу ли его судить?

Однажды отец Глеб шел по храму в алтарь, раздавал благословения. Одна девушка с клироса стояла почти в притворе.

– Бог благословит! А что вы петь не идете?

– Мне нельзя…

– Поссорились что ли с регентом?

– Нет… – покраснела девушка. – У меня епитимья…

Молодой священник был удивлен и решил спросить у Андрея, который разжигал кадило в алтаре, не знает ли он, что случилось. Тот ухмыльнулся.

– Знаешь, батюшка ведь своих чад только сам исповедует… Клирос – дело святое! А в наказание за грехи он нередко лишает права петь на клиросе.

– Да я ее спросил, не ругалась она вроде…

Ругалась! Это ж разве грех? Батюшка к плотским грехам очень строг, особенно у женщин, потому как знает, что им легче держаться, чем мужикам, от рукоблудия и всего такого…

– Ну, я, конечно, не такой спец по женским грехам… Но так же получается, что все знают, за что он их наказывает, а как же тайна исповеди?

– Ну, точно-то не знают, – ответил семинарист, – но это ж на пользу, для спасения! Прям даже странно, что ты этого сам не понимаешь…

Отец Глеб устыдился. И правда, пришел смотреть и учиться у опытного, а сам рассуждает. Так же он себе ответил, когда нашел случайно в алтаре тетрадки, в которых оказались подробные описания того, что и как делали женщины со своей плотью, и о чем при этом думали, что представляли… Одна смотрела на себя обнаженную в зеркало в неприличной позе и представляла себе всякое, а другая и похлеще вытворяла… Глеб такого даже представить себе не мог…

Не сразу он догадался, что это подробные письменные исповеди, которые духовные дщери приносят отцу Иосифу. Молодому священнику стало стыдно, ведь он прочел их несколько, пока не догадался… Да и хотел ли догадаться, не был ли увлечен чтением? От этой мысли ему стало еще хуже, и он стал молиться, встав на колени и припав к престолу, как делал отец Иосиф.

В следующий раз отец Глеб еще хуже сморозил. Как-то на трапезе зашла речь про одного архиерея, и молодой отец ляпнул:

– Говорят, владыка-то из голубых…

– Как вы вообще можете такое не то, что произносить, а даже думать так про архиерея Божия! – возмутился отец Иосиф.

Глеб залился густой краской.

Потом наступил Великий пост, и строгий монах заметно усилил свой подвиг, почти уже не переставая молился. При этом все знали, что он держит строгий устав, фактически сидит на сухоядении, горячее ест лишь в субботу и воскресенье. Глеб и дня в таком ритме не смог бы прожить! Много батюшка в пост говорил и поучений, ссылаясь на святых отцов, призывая к верности Господу без остатка.

Постом случилось тяжелое искушение. В строительном вагончике возле храма случился пожар, и сгорела старинная икона Утоли моя печали, которую туда временно отнесли, чтобы передать реставраторам. Отец Иосиф очень переживал и сказал длинную и эмоциональную проповедь: «Вы понимаете?! Матерь Божия ушла от вас, покинула! Не смогла терпеть нечистоту вашу! Грехи ваши! Лукавство в делах и мыслях! Вы живете лишь внешне для Христа, но сердце ваше в стране далече, в похотях и скверне, в гордыне и пороках. Как Она могла потерпеть это?!» Многие прихожане плакали, а отца Глеба смутило, что батюшка все время говорил вы. Он решил разрешить недоумение и прямо спросить отца Иосифа, что и сделал после службы.

– Батюшка! У меня один вопрос, разрешите? Вы в своей замечательной проповеди все время обращались вы, что справедливо, но я читал у митрополита Антония Блума, что на проповеди надо всегда стараться говорить мы, не отделять себя, даже если и не о себе говоришь…

Отец Иосиф ничего не ответил, но глянул на Глеба так, что тот сразу же пожалел о своем вопросе и почувствовал себя полным идиотом.

Настала Пасха, назначение Глебу все не приходило, и он начинал все больше надеяться, что останется служить здесь, ведь у отца Иосифа столькому можно научиться, так исправить свою жизнь до уровня помыслов. И он все хотел как-то оправдаться. Нет, он и так все исполнял, что его попросят, ничего не требуя, но он видел, что отец Иосиф все равно не особо благоволит к нему. Все из-за этого дурацкого вопроса о проповеди… а может, он узнал как-то, что Глеб те тетрадки в алтаре видел? Нет, не может быть, там тогда никого не было… Хотелось как-то наладить контакт с батюшкой: что-то сказать к месту, или пошутить…

Трапезная была тесной и, когда разворачивались к иконам молиться, то священники фактически упирались лицом в стену. Настроение было веселое, пасхальное, и Глеб решил, что самое время.

– Батюшка! Радость такая, Христос Воскресе, а мы молимся, как у стены плача…

– А вы, отче, антисемит? – без тени улыбки ответил отец Иосиф…

После к Глебу подошел староста и попросил больше к ним в храм не приходить. Сказал, что так отец Иосиф благословил… И вот, теперь он шел домой и думал…

Примечания:

¹ Ольга Арефьева – российская певица, музыкант, поэт, создатель и лидер группы Ковчег.

Читайте также:

Скачать книгу «Бремя колокольчиков. Были старца Пиндосия»:

pdf

pdf крупным шрифтом

обложка