Хождение в школу

3 недели назад отец Пафнутий

«Преподавать религию в российских школах должны священники, считают в Русской церкви», — такая вот новость в очередной раз взбудоражила умы всего прогрессивного человечества. Автор этой идеи – митрополит Иларион (Алфеев), главный дежурный по образовательным проектам в РПЦ с начала понтификата Кирилла. Вообще, подобные заявления следует воспринимать как очередную угрозу какого-нибудь Пхеньяна «нанести сокрушительный и беспощадный удар возмездия». Верится уже не сильно, но беспокойство остается: а мало ли?

Первыми, конечно, кто бы поперхнулся от этой новости, были бы сами священники. (Основная часть, конечно, понимает, что это очередной медийный «свистеж», призванный привлечь внимание к данной теме, не имеющей никаких реальных перспектив.) Большинству священников, не располагающих не то что педагогическим образованием, а просто хорошим светским, равно как и религиозным, преподавание в школе улыбается не более, чем Хоме Бруту панночка в гробу «у белых тапочках».

Как это бывает в реальности, представить не сложно. Батюшка по послушанию приходит в школу. Первый урок обалдевшие дети слушают его, примерно, как пришельца-гуманоида, вошедшего в контакт с человечеством. Второй урок они заметно начинают скучать (откуда же батюшке понять, что урок для младшеклассника не может состоять из 40-минутного вещания, а должен содержать смену учебной деятельности с набором разнообразных педагогических приемов). На третий урок дети начинают «стоять на ушах».

Таких примеров было не счесть за эти годы, когда сама школьная администрация приглашала священников вести чего-нибудь духовно-нравственное. (Чем черт не шутит, авось, и сработает, дети, может, будут меньше материться и драться.)

«Руки в ноги – и бежать» — обычная реакция священника, понявшего, что перед ним не умильно улыбающиеся бабушки, готовые по часу слушать его благочестивую околесицу, а орава светских детей, которые кричат и не слушают его. Со старшими классами еще хуже, потому что там дети задают серьезные и порой каверзные вопросы, неумные и нечестные ответы на которые тоже не проходят. Те священники, у которых есть образование и педагогические способности, они и так обычно давным-давно успешно сотрудничают со школой, но таковых ничтожное меньшинство. Да и священническая загруженность и вечный поиск денег не оставляют особо места такому бесплатному просвещенческому энтузиазму. (От одной отпетой за 15 минут старушки куда больше проку и меньше затрат.)

Но хотелось бы немного о другом сказать. Это какая-то странная, непобедимая вера в то, что введенный в школу предмет ОПК или пришедший туда священник сами по себе могут как-то в ком-то пробуждать веру и любовь к христианству. Я знаю немало священников, которых категорически нельзя пускать на порог школы, потому что они своим поведением, уровнем культуры и образования могут лишь отвращать от христианства.

Теоретически это кажется логичным, что человек, имеющий «религиозный опыт», живущий этим, может точнее, доходчивее и убедительнее что-то объяснить. Но в реальности весь этот компот из чудотворных икон, мощей, чудес, бесобоязни, антихриста, мировой масонской закулисы и прогнившего запада совершенно неприемлем для светских детей. Девять десятых в таких рассказах детям занимает повествование об устройстве храма, о двунадесятых праздниках, иконах и прочем. И только рассказ об евангельской этике обычно остается на задворках. Куда более простым и эффективным способом было бы просвещение самих учителей. Но по факту эксперименты по воцерковлению пожилых представителей педагогического сообщества дают обычно отрицательные результаты. Заряженные батюшкой золотой ватой с добавкой пороха еще советских времен, выстреливают они в школе громко и скандально.

Если же отвлечься от всего этого и обратиться к самому митрополиту Илариону, да посмотреть, каковы результаты его реформаторской деятельности на ниве церковного просвещения за уже довольно значительный срок, то можно только руками развести. Это вообще тема отдельной статьи, здесь только можно констатировать что все эти шикоровещательные планы про Общецерковную аспирантуру, Болонскую систему образования в семинариях, кафедры теологии в вузах в реальности оказались пшиком, великолепными замками на бумаге и на словах, которые в бесчисленном количестве и с показным энтузиазмом строят все последние годы при патриархе Кирилле. Церковь так и не смогла создать качественную систему церковного образования. Православный Свято-Тихоновский Университет загибается от недофинансирования, провинциальные семинарии влачат жалкое существование, преподаватели-«пиджаки» изгоняются, а остальным платятся те же самые копейки.

И кого эта система может научить и направить в школы? Я вовсе не отрицаю наличие и образованных священников, но не они делают погоду, скорее наоборот, явно наметилась тенденция их оттеснения ради бюрократизации церковной жизни. «Мне нужны не умники, а верноподданные» — скорее эти слова Николая Первого можно определить как руководящий принцип понтификата Кирилла.

Читайте также:

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal