Хожу на монастырское подворье ради внятного чтения и пения

4 месяца назад Ахилла

Анкету прихожанина заполнила автор, которая уже участвовала в проекте «Исповедь анонимного молодого мирянина».

***

Расскажите немного о себе (по желанию).

Ничего не поменялось: учусь, работаю, хожу в храм. Раньше ходила в приходской, ближайший к дому, теперь хожу на монастырское подворье.

Что привело вас в православный храм?

Скорее — что привело меня в монастырь из приходского храма. Монахи и привели: сначала меня поразило, как просто, разборчиво и красиво поет братский хор; как неспешно и вдумчиво проходит богослужение; как у меня принимал исповедь иеромонах. Он же на следующий день причастил меня, сам назвав мое имя. Это был пик паломнического сезона, на Троицу, когда исповедь могла длиться до двух часов ночи — можно представить, сколько человек он принял в тот день. В этом простом назывании имени виделось что-то, очень близкое словам Христа о том, кто наш ближний и как его следует принимать.

Из паломничества я также привезла лаконичное наставление: ходить на богослужения и читать Евангелие. Никаких премудростей. Евангелие у меня уже было, а за богослужениями поехала на подворье. Там все оказалось очень знакомым: те же иконы, что смотрели на меня в соборе монастыря, и распев был тот же, и мантии те же, хоть их и было гораздо меньше. Так и осталась.

Как выглядит ваша внешняя церковная жизнь: посещаете ли один приход постоянно или ходите в разные? Есть ли у вас духовник (и считаете ли вы необходимым исповедоваться только у постоянного духовника) или ходите к разным священникам на исповедь? Стабильно ли вы причащаетесь (как часто) — важна ли для вас регулярность/частота причащения или «по вдохновению»? Как вы относитесь к молитвенным правилам, постам и регулярности посещения богослужений? Всей семьей ходите ли в храм или только вы?

Хожу в один, по настроению могу зайти в другие, например, на престольные праздники или просто ради интереса. Когда я сменила приход, в новом месте исповедовалась у всех подряд: и белых, и черных. Это был не столько поиск подходящего священника, сколько попытка понять: а что мне самой нужно-то?

Потом начала регулярно ходить к одному иеромонаху, со временем он запомнил мое имя, начал выносить после литургии большие просфоры, потом оставил номер телефона, чтобы могла приходить на исповедь когда удобно. Наверное, это и есть духовник. Лично мне его наличие упрощает жизнь: во-первых, логичнее слушать советы от человека, который тебя знает и понимает, что в твоей жизни происходит; во-вторых, это избавляет от соблазна «разносить грехи» по батюшкам; ну и в-третьих, любое усилие над собой требует постоянства. Духовник этому способствует — как научный руководитель в университете или тренер в спортзале. По обстоятельствам могу и к другим сходить, в этом нет ничего такого.

Про причастие говорить непросто. Очень долгое время у меня в нем не было особой нужды. Слава Богу, если раз в квартал и по большим праздникам. Пришла на подворье, начала исповедоваться раз в неделю, при этом причащалась уже более-менее стабильно, раз в два месяца. Один белый батюшка на исповеди пришел в ужас от моей «духовной» жизни и заявил, что следует причащаться не реже чем раз в две недели. Для меня тогда это звучало чем-то из разряда фантастики.

Потом я сходила на исповедь к иеромонаху и обратила внимание на то, что он после каждой исповеди называет день, когда было бы неплохо причаститься, и спрашивает: на какой день готовитесь? Раз исповедуюсь, почему бы не подготовиться? Начала причащаться после каждой исповеди, если позволяет время. В конечном счете пришла к тому, с чего всё началось: оптимально — раз в две недели. Чаще – замечательно, реже – тоже можно, но будет тяжелее.

При этом в том же самом храме священник однажды буквально развернул меня у Чаши, заявив, что чаще одного раза в месяц причащаться не положено. Спорить и скандалить не стала; достояла до отпуста, вышла из храма и заревела. Спросила потом у духовника, как оно вообще должно быть, делаю в итоге по своему усмотрению и занятости, а к этому священнику на литургии не хожу, чтобы больше не разворачивал.

Правило должно быть, главное, чтобы от него не сводило зубы. К этому вполне можно подойти индивидуально и творчески. Мне очень нравятся, например, молитвы святых на начало дня, Богородичное правило или Иисусова молитва 150 раз. Против традиционных вариантов тоже ничего не имею, просто у меня на них внимание удерживается с трудом. Практика читать каноны-акафисты-кафизмы не прижилась, скорее всего, потому что я их не знаю наизусть, и потому что они длинные очень.

С постами тоже интересно. Было время, когда я бегала в Страстную на хлебе и чае и прекрасно себя чувствовала при этом. Соблюдала все среды и пятницы. К уставным ограничениям добавляла отказ от кофе, например. Духовник на подобные подвиги смотрел скептически, не мучил меня трехдневными постами перед причастием, все время рассказывал про всякие послабления, поэтому постепенно такая строгость начала сходить на нет. В какой-то момент по состоянию здоровья надо было хотя бы молочку оставить. Сейчас пощусь в каком-то свободном формате, потому что беготня не оставляет времени на продумывание меню и на отдельную от семьи готовку. А вообще пост – это здорово, если делать с умом и «ничего слишком».

Поскольку подворье находится недалеко от университета, я привыкла ходить на службы преимущественно после пар, исповедоваться бегаю, когда есть «окна», причащаюсь в дни, когда первых пар нет или работа не с утра. В субботу я работаю, поэтому на всенощные, получается, не хожу вообще (кроме праздников). На воскресные литургии тоже: единственный выходной. Когда есть возможность, с большим удовольствием хожу на молебны, которые служатся ежедневно. А так, конечно, из-за работы время на храм практически исчезло.  

Есть ли на приходе воскресная школа, молодежная организация, проводятся ли беседы со священником? Проводятся ли огласительные беседы перед крещением, венчанием? Если да, то кто их проводит и каков их уровень? Все упомянутое проходит формально или интересно и живо?

Про воскреску на подворье ничего сказать не могу – она существует, и там определенно движуха. В моем прошлом храме воскресная школа была замечательная: для детей и взрослых. Беседы там тоже проводились, причем довольно теплые. Думаю, зависит это не от храма, а от священников: кто как к этому относится.

Устраивает ли вас богослужение в вашем приходе? Понимаете ли вы богослужебное пение и чтение в вашем храме? Хотели бы вы, чтобы богослужение велось на русском (или вашем родном) языке?

Одна из причин, по которой я осталась на подворье – мужской хор, который поет разборчиво. Чтение понимаю, если монахи читают. Когда выходят чтецы – бывает тяжко. Стихиры и большинство тропарей переложить на русский будет сложно, чтобы не утратилась красота; а вот Евангелие и Апостол вполне можно читать на русском. Насчет кафизм так уверенно сказать не могу. Я не противница церковнославянского, я скорее за разборчивое клиросное пение.

Что вы можете рассказать о настоятеле (священнослужителях) своего прихода (можно не называть их имена-фамилии)? Достойно ли они служат, проповедуют, как относятся к исповеди, к требам? Как они относятся к прихожанам, работникам храма, певчим, друг другу (если священников несколько)? Долго ли служат на приходе священники или часто их переводят?

Про настоятеля ничего говорить не буду. Текучка среди алтарников и трудников высокая, и часто причиной ухода становятся условия, созданные настоятелем или же конфликт с ним. Но также часто люди банально оказываются не готовы к труду. Имеют место ссылки в скит, однако, не помню, чтобы сосланные по этому поводу огорчались.

Священнослужители все очень разные: кто-то заставит поклоны бить за ложь, кто-то причащаться не благословляет чаще раза в месяц, кто-то исповедь принимает исключительно молча. По проповедям в лидерах два иеромонаха: один говорит действительно чудесные проповеди, другой не говорит их вовсе – поздравляет с праздником и завершает службу словами «Храни вас Господь и Матерь Божья».

Прежний мой храм ныне раскулачен: старенького настоятеля отправили «на заслуженный отдых», у его сына, тоже священника, забрали часовню при больнице, а самого перевели служить на кладбище. Затем на кладбище служить сослали еще одного батюшку. Еще двое из этого храма сейчас в запрете. Со всеми этими священниками я так или иначе имела дело — чрезвычайно достойные люди, которые служили в храме с момента его открытия в девяностые. Приход разбежался по своим батюшкам, моя мама тоже перешла в другой храм за своим духовником.

Как выглядит финансовая жизнь вашего прихода: в достатке ли живут ваши священники, ездят ли они на дорогих машинах или пользуются общественным транспортом? Знаете ли вы зарплаты работников на приходе? Есть ли цены на требы и таинства (укажите суммы за записки, требы)? В порядке ли поддерживается храм или есть дисбаланс между состоянием храма и благосостоянием настоятеля?

Прежний храм никогда не был богат, там все держалось на мудром настоятеле, на хороших людях в духовенстве и на приходе, который эти люди взрастили. Мерседесов ни у кого не было. Цены на требы не знаю, но в воскресной школе батюшки преподавали бесплатно. Записки и свечки были дешевые всегда, свечки лежали открыто: сам даешь деньги, сам забираешь свечи. О финансовых делах при новом настоятеле скажу одно: прямо в лавке начали продавать бутылки со святой водой.

В монастыре с деньгами проблем нет: приход ощутимо богаче, плюс спонсоры, плюс труд волонтеров-трудников-послушников. Расходуется ли эта прорва денег по назначению? Если панагию в подарок считать верным вложением средств, то да.

Какова атмосфера на вашем приходе: дружелюбная или есть интриги, наушничество, любимчики и изгои? Каковы взаимоотношения прихожан и работников храма? Какова роль жены настоятеля на приходе (старосты, бухгалтера)? Важна ли для вас жизнь общины или вы предпочитаете, чтобы вам «не лезли в душу»?

У меня был как положительный, так и очень печальный опыт взаимодействия с приходом. Поэтому сейчас предпочту быть в стороне, опираясь на людей, которые уже успели стать друзьями. В новый храм я пришла чрезвычайно наивным человеком, и это дорого мне обошлось.

Что бы вы хотели изменить в вашем приходе, если бы могли?

Приход — это люди. В них ничего нельзя поменять извне. Большую роль все-таки играет кадровая политика, проводимая настоятелем в духовенстве и среди прочих сотрудников. Единственное, что пошло бы приходу на пользу и относительно осуществимо – это предоставить приходским активистам больше свободы, уменьшить вмешательство настоятеля во все подряд. На бюрократическом языке это называется «делегирование полномочий и расширение самоуправления». Но к этому настоятели, конечно, не готовы: слишком велик соблазн быть главным, решать всё и вся, всем управлять и всем руководить. Подобные «управленцы» на амвоне выглядят неубедительно и неуместно, как мне кажется.

Читайте также:

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

С помощью PayPal

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму: