Каждому свое, или Как жить в селе

1 месяц назад Ахилла

Отклик анонимного сельского священника на текст «Хоть бы немного сочувствия к сельским священникам…».

***

Обратил внимание на государственную программу «молодой специалист на селе», ставящую своей задачей привлечение квалифицированных кадров в сельскую местность. Государство все-таки стремится к развитию села, через привлечение активной и образованной молодежи. Мы понимаем, что молодежь не стремится трудоустроиться в селе по вполне понятным причинам: низкий уровень жизни, небольшие зарплаты, отсутствие благоустроенного жилья. В связи с этим в сельской местности разворачиваются федеральные и региональные программы по поддержке молодых специалистов. Особое внимание, конечно, уделяется учителям и врачам, которые приедут работать в село: им обеспечивается трудоустройство; надбавка к зарплате в течение нескольких лет; и «подъемные» для покупки жилья. Как работает эта государственная программа, вопрос отдельный, но важен сам факт, что государство не оставляет село без внимания, и доступными средствами стимулирует его развитие. И другой вопрос – много ли молодых специалистов добровольно захотят пойти по этой программе, ведь принудительное распределение, как это было в советское время, теперь не применяется?

Действия государства по поддержке села, пусть не идеальны, но вполне патриотичны. Наверху понимают, что в сельской местности проживают такие же люди, как и в Москве, Петербурге и других больших городах. Что они имеют такие же нужды и чаяния, как и горожане, и более того – выполняют стратегическую функцию по обеспечению страны продуктами питания. Здесь речь идет о современном понятии «импортозамещения». Именно поэтому сейчас молодой специалист ценится на селе. Он уже не «деревенщина – недоучка», а человек, сделавший мужественный поступок, отправившись поднимать уровень сельской жизни, и имеющий за своей спиной твердую поддержку государства.

После прочтения этих принципов госпрограммы мне стало как-то грустно.  Ведь священник – тоже своего рода молодой специалист, трудящийся на селе, но в эту госпрограмму он явно не попадает. А задачи, между тем, у нас все те же: нести слово Божье, строить храмы, заниматься образованием детей и взрослых, поднимать и развивать село. Духовная и патриотическая задача. Не каждый способен и готов к этому, а значит священник в селе – это специалист. И приехал он трудиться в сельскую местность по распределению, по указу архиерея, а не по собственному измышлению.  Следовательно, архиерей, давая указ о назначении священника, берет на себя ответственность о принятии этого решения. Гордиться священнику поэтому нечем, так как выбор в данном случае был сделан за него: «мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк.17). Заботу о молодом специалисте на селе берет на себя государство, но священники не входят в этот список, и поэтому попечение о таковых берет на себя центральный храм округа в лице благочинного, имеющий в своих руках все ресурсы и полномочия, чтобы помогать в нуждах своим собратьям-священникам.

Итак, в чем же состоит реальная нужда сельского священника? Во-первых, обеспечение обычного богослужебного распорядка, приходской жизни, для которых необходимы квалифицированные помощники: диакон, псаломщик, певчие, катехизаторы (преподаватели воскресной школы). Конечно, всех их можно заменить в одном лице самому священнику, и быть «чтецом, певцом и на дуде игрецом», но надолго ли хватит внутренних резервов тащить все на собственных плечах? Год, два, десять лет? Вы, наверное, скажете: возьми и воспитай в селе таких специалистов. Это возможно, но процесс не быстрый. Особенно учитывая отток молодежи из села, остановить который и пытается сейчас государство путем вышеназванной программы по заботе о молодых специалистах. В большинстве своем сельские люди – это люди преклонного возраста, обучение которых становится более трудоемким.

Именно поэтому городские храмы, имея все ресурсы, прекрасную базу приходских специалистов, могли бы отправлять на село необходимые кадры, обеспечив им содержание. Ради возрождения отечественного села! На практике происходит несколько иначе: на сельском приходе растет воскресная школа, а квалифицированных преподавателей больше не становится. Как решается эта проблема в благочинии? – легко! Нужно просто заявить, что никакой воскресной школы в селе нет. И проблема снимается. Заодно можно обвинить священника в бездействии, и переложить вину полностью на него. Это потому в селе так все неустроенно, потому что вы сами виноваты. И мучайся теперь чувством вины до конца дней своих.

Строительство храма тоже входит в обязанности священника в сельской местности. Рассчитывать на помощь государства тут не приходится, и поэтому вся надежда возлагается на прихожан и благотворителей. На средства прихожан строить храм не представляется возможным, так как пенсия у бывших работников колхоза минимальная, и старикам с трудом приходится сводить концы с концами. Им самим не помешала бы помощь. Остается надежда только на благотворителей. Тут имеет значение – сохранился ли в селе колхоз, сохранилось ли какое-нибудь производство. В лихие 90-е передел собственности на селе происходил хаотично и часто с криминальными моментами. Поэтому крупные хозяйства сохранились далеко не везде, но потребность в храме от этого меньше не стала, и строить все-равно надо. А если нет благотворителей? Как решается эта проблема в благочинии? – легко! Нужно просто сказать, что ты плохой священник, раз нет колхоза в твоем селе. А нет его, потому что сами виноваты.

Другой вариант, когда все происходит совсем наоборот – у сельского священника храмы строятся, а в благочинии ничего не строится. Как выйти из конфузной ситуации? — легко! Нужно просто заявить, что никакие храмы в селе не строятся. И проблема снимается. Заодно можно обвинить сельского священника в том, что он злонамеренно переманил к себе всех благотворителей, и поэтому в маленьких селах растут храмы, а в большом городе ничего не делается. Ты виноват, и мучайся теперь чувством вины до конца дней своих.

Так решаются трудности у нас на селе. За много лет меня мучил вопрос: почему так? Почему село заброшено, и нет твердой решимости помочь в возрождении нормальной жизни на селе? На государственном уровне работают программы молодых специалистов, строятся культурные и спортивные объекты. Даже новые дороги кое-где прокладываются. А сельские священники все еще не входят в перечень молодых специалистов. Даже на бытовом уровне наблюдается некоторое отстранение, деление на классы: городские священники отдельно, сельские священники отдельно. Деление покрыто некоторым налетом снобизма — дескать, ты сам виноват, что попал в деревню. Потому что ты такой и есть – необразованный, бездарный… Деревенщина, одним словом.

Даже выглядят сельские священники иначе – в модной парикмахерской не стрижены; машина укатана в земляной пыли; речь простоватая; богословские термины забыты от постоянного общения с крестьянами; замкнутые от того, что в обществе бывают редко; от физического труда руки и нрав полностью огрубели. С такими надо разговаривать только на расстоянии, и желательно в приказном тоне. Сидит в своем селе священник — и хорошо, и можно забыть про него и про это село, и вернуться к более важным государственным делам. А если скажет, что в селе какие-то нужды — внушить ему чувство собственной никчемности. Если что-то не получается, то это потому, что ты плохой человек. Если не хватает средств на содержание храма – ты плохой человек, раз благотворители ничего не принесли. Если есть средства – ты плохой человек, так как переманил добрых людей. Если храм не можешь построить – плохой хозяйственник, лентяй. Если построил – то этого не было, и никто об этом не слышал. Если священник попал в село, то изменить отношение к себе не удастся никогда, какими бы ни были его достижения. Его просьбы и нужды будут вызывать лишь реакцию обвинения и раздражительности. Ни самого священника, ни его жену не будут допускать к архиерею на протяжении долгих лет.

Увы, мы так и продолжаем ожидать возрождения села в нашем родном отечестве, и никак не поймем, что время идет, а ничего не меняется. В поселках исчезают целые улицы, а порою и сами поселения. Так и живет наше село, потому что каждый должен знать свое место, ибо каждому свое.