Кто ты, мальчик со шрамом?..

4 месяца назад Алексей Плужников

Ровно 20 лет назад вышла первая книга английской писательницы Джоан Ролинг (в другом написании — Роулинг) о Гарри Поттере. Давайте вспомним эти замечательные истории. Предлагаемая ниже статья написана десять лет назад (сразу же после выхода последней части цикла) в качестве отзыва на критику книг о мальчике-волшебнике со стороны православной общественности. Статья приводится с некоторыми сокращениями.

***

— А вы верите в магию?

— Мне очень жаль… — Ролинг выдерживает паузу, — но я не верю в магию. (..)

Я верю в магическую силу любви и человеческое воображение.

Из интервью Джоан Ролинг

В начале двухтысячных годов после выхода первых книг из цикла про мальчика-волшебника православная пресса взахлеб начала обличать «черную сущность» «Гарри Поттера».

«Комсомольцы от православия» (да еще нередко облеченные учеными степенями и солидным авторитетом среди читающих верующих) пытались выдавать себя за «святоотеческий авангард по борьбе с магией и оккультизмом». Им бы очень подошел термин из того же «Гарри Поттера»: «мракоборцы».

Почему же нельзя читать «Поттера», по мнению православной общественности? Начну, на мой взгляд, с главного аргумента: «Гарри Поттер» – это современный западный бестселлер. Он пришел в нашу православную «консервную банку» (выражение отца Андрея Кураева) «оттуда» и завладел умами наших отроков и отроковиц (повладев перед этим умами западных детей). Феноменальная популярность этой книги, снятые фильмы, реклама просто напугали наших православных. И критика – это реакция на испуг. Известно, что самые агрессивные дети – это самые трусливые, они боятся окружающего мира и поэтому пытаются убедить себя и всех вокруг, что мир достоин ненависти и отторжения. Так и многие православные, как трусливые дети: они изначально уверены, что все, что с Запада – пагубно по своей сущности. Все зло – демократия, продукты, кинофильмы, реклама, литература («чтиво»), идеи, даже ненавистные белозубые улыбки американцев. Добро – только у нас, зло – только у них. Как любят приговаривать у нас: «мировое, сатанинское зло рвется к нам оттуда, но Россия – это тот «удерживающий»…» Знакомая ведь интонация? Именно поэтому в мышлении православных педагогов так твердо утвердился принцип охранного отделения: «не пущ-щать!»

Православные доказывают, что реклама этой книги направлена на внедрение в умы наших детей идей магии и сатанизма.

Представим гипотетический эксперимент: православные приходят к издателям, и те выделяют им миллионы долларов на рекламную раскрутку во всем мире православной детской книги, скажем, к примеру, «Удивительных приключений Ежика» монаха Лазаря или «Избранницы» Н. Блохина. Результат «раскрутки» предсказуем, не правда ли? Полное разорение издателей.

Бизнес раскручивает только свою выгоду. Не реклама сделала популярным «Гарри Поттера», это не зубная паста. Наоборот: популярность во всем мире этой книги привела к тому, что на ней успешно зарабатывают деньги издатели. И не надо пытаться увидеть идеологию там, где всего лишь забота о доходах.

Аргумент, который сами ревнители считают главным: книги о Гарри Поттере приучают детей любить колдовство, зло, жестокость, учат ненависти к обычным людям. При этом защитники детства подтверждают, что читать книги о мальчишке-волшебнике обожают дети во всем мире, включая и наших православных детей.

А теперь, дорогие педагоги-психологи, сделайте простой логический вывод из двух вышеприведенных посылок. А вывод такой: значит, дети во всем мире любят колдовство, зло, жестокость, ненависть… Вы с этим согласны?! Положа руку на сердце, скажите честно – вы можете в это поверить? Дети, которых Христос выдвигает в качестве евангельского идеала, любят читать сатанинские книги, восхищаются ими? Неужели это возможно в принципе?

Если хоть на минуту допустить такой вывод, что дети – это маленькие звереныши, которых только клетка удерживает от желания перекусать всех, включая родителей, то что это означает? А означает это, во-первых, то, что наши дети далеки от Бога изначально. Они могут, предполагается, приблизиться к Богу, но только в результате целенаправленной охранной педагогической деятельности: правильные родители, правильные учителя, правильные друзья, правильные книги, правильный мир вокруг ребенка… Правильный православный концлагерь – вот единственная возможность спастись. (Вот только Бог, желая получить от человека любовь, отпустил его от Себя…)

Миллионам детей во всем мире не могут нравиться зло и жестокость. Они могут иногда сами совершать жестокость по неразумию, но не могут любить это!

Ведь испугавшись «Гарри Поттера», православные родители и педагоги расписались в собственной беспомощности: если книжка о юном волшебнике способна отвлечь детей от пути спасения, значит, вы, родители, ничего не дали ребенку, кроме умения читать! В таком случае, наверное, и Бог тоже спит, раз Он допустил одной книжке отобрать у Себя детей?

Думается, вообще необоснованно приписывать художественной литературе такую степень влияния на души детей, какую представляют себе православные педагоги. Несопоставимо выше влияние на детей отношений в семье между родителями, между родителями и детьми. Улица, друзья тоже влияют на развитие ребенка гораздо сильнее книг.

Хочется порой развести руками в недоумении, когда читаешь «научные» данные о том, что «Гарри Поттер» плохо влияет на детей, учит их тому-то и тому-то. Это ложь, причем ложь тем более беззастенчивая, что некоторые умудряются сочинять диссертации на подобные темы и выпускать книжки, типа: «Какие книги читают наши дети, и какие книги им нельзя читать». Дорогие православные ученые, невозможно сделать какие-либо серьезные научные исследования о степени влияния книги на сознание детей! Все утверждения авторов о вреде «Гарри Поттера» абсолютно голословны и основаны лишь на собственном гипотетическом представлении и советском воспитании (особенно ярко это видно в творчестве знаменитых православных психологов и публицистов – И. Медведевой и Т. Шишовой, которые любят делать глобальные выводы на основе заявления какой-нибудь мамаши). Чтобы говорить об этом достоверно, нужно взять несколько тысяч детей, влезть к ним в сознание и пожить в этом сознании (и подсознании тем более) лет 30-40, а потом о чем-то пытаться говорить. Лишь сами эти дети, когда вырастут, смогут предположить, что да – вот эта книга оказала серьезное влияние на мое мировоззрение. И то — это будет только предположение, особенно когда речь идет о детской, развлекательной книге.

Противники «Гарри Поттера» утверждают, что «в книге слишком много магии», «колдовство очень привлекательно», «волшебником быть лучше, чем обычным человеком». Да, не будем спорить, магии много (как, кстати, и в любой волшебной сказке). Разница лишь в том, что размер обычной классической сказки — 5-10 страниц, а в «Гарри Поттере» – семь огромных томов. Действительно, в абсолютных величинах у Ролинг больше волшебства, но вот в относительных пропорциях в расчете на одну страницу – несоизмеримо меньше. Мало того, что бы ни говорили критики, но в народных сказках (и в русских тоже) главные герои добиваются царств, принцесс и богатств в основном с помощью волшебства, обмана, хитрости и нередко путем прямого обращения к нечистой силе. Откройте любую волшебную сказку: про Елену Премудрую или Василису Прекрасную, или про хрестоматийного Ивана-царевича и серого волка – ну найдите там мораль! Единственная мораль большинства сказок – «наши победили!»

В «Гарри Поттере» все не так. Да, вокруг полно магии, но лишь силы зла полагаются на нее, а главные герои во главе с Гарри побеждают исключительно за счет дружбы, взаимопомощи, любви и самопожертвования. Причем главная идея книги – борьба со злом. Не ради царства или принцесс, а ради ограждения ближних от власти зла, ради любви.

Повторюсь – это главная идея, и именно ради нее стоит читать эти книги: Гарри Поттер потому сильнее Волан-де-Морта, что он умеет любить. Темный Лорд сгубил свою душу, он разорвал ее на семь частей в попытке достичь бессмертия и безграничной власти, позволил взять злу абсолютную власть над собой, но он ошибся в главном – он не знал силу любви. По признанию самого Волан-де-Морта, мать Гарри закрыла сына от смерти Любовью. Любовь сильнее самой могущественной сатанинской магии. Любовь – высшая «магия». Клайв Льюис устами Аслана также целомудренно назвал Божий Промысел о спасении человека, Божью Любовь — «самой древней Магией» («Хроники Нарнии»).

Гарри сражается с Темным Лордом, потому что он вынужден делать это. Зло преследует его, он вынужден сначала защищаться от него, а когда зло приобретает могущество и начинает убивать ближних, то Гарри понимает, что зло может быть остановлено только силой, и именно он, юный очкарик, больше всего любящий не магию, а своих друзей и погибших родителей, избран освободить мир от Волан-де-Морта.

Любовью и самопожертвованием спасла мать Гарри, любовью и самопожертвованием спас директор школы волшебства Дамблдор своего ученика от Пожирателей смерти, любовью и самопожертвованием призван победить Темного Лорда сам Гарри. Ну почему критики этого не хотят замечать? Почему миллионы детей видят это, а православные педагоги нет? Почему вместо юного героя они видят только метлу в его руках и шрам на лбу? Да потому, что они не любят детей и не верят им.

В сравнении с главной идеей книги все отходит на второй план, все недочеты можно понять и простить. Да, есть некоторые перехлесты в изображении жестокостей, да, много «инфернальности» (трупов, оборотней, чудовищ, призраков) – так ведь никто и не говорит, что современная сказка – это трактат о непрестанной молитве. Вообще любая волшебная сказка полна этим – и Иванушку-царевича на куски рубили не раз, и Змеюшка Горыныч народа поел почём зря… Сказка потому и сказка, что она свободна в изображении фантастического мира, и дети, кстати, в отличие от трепещущих тетушек, прекрасно это понимают, и редко переносят сказочные реалии на обычный мир. Мало того, никакая Ролинг не сравнится по степени страшилок с программой новостей…

Когда критики говорят, что герои книги внеморальны: обманывают, подсматривают, не слушаются учителей и родителей, делают, что хотят – то хочется спросить этих критиков: видели ли они вообще когда-нибудь детей, включая своих собственных, были ли сами детьми? Мало того, что такое поведение совершенно обычно для любого ребенка и подростка, так еще и в книге такое поведение почти всегда оправдано благой целью. Да, Гарри нередко подслушивал своих врагов и подсматривал, желая выяснить их темные замыслы. Так ведь не в туалете за девочками он подсматривал! Тогда и разведчики с партизанами в тылу врага – мерзавцы, не так ли? Они ведь и обманывают, и лицемерят, и поезда под откос пускают.

Непослушание старшим почти всегда обусловлено у Гарри весомыми причинами, от которых часто зависит судьба и жизнь ближних. Когда же Гарри случается ошибаться и поступать неправильно, то всегда он за это расплачивается и морально, и оплеухами судьбы.

Критики говорят об уничижительном отношении в книге к маглам, т.е. обычным людям-неволшебникам – так это опять фактическая неправда. Да, очень непривлекательно семейство Дурслей. Но они настолько гротескны и смешны, что никак не могут быть символом всех маглов. Даже при всей нелюбви к родственничкам, при всех перенесенных обидах, Гарри их терпит, а его главный наставник Дамблдор учит его быть благодарным им за то, что, несмотря на все трудности в отношениях, они давали ему пристанище. Отношение к остальным маглам у положительных героев книги совершенно нормальное, просто как к статистам на заднем плане. Как, кстати, и в любой волшебной сказке, все внимание отдано главным героям, это ведь естественно.

Отрицательное, презрительное отношение к маглам исходит от темных сил, именно для злых колдунов важным вопросом является чистота их волшебной крови, и многие перипетии сюжета основаны на этом (даже название шестой книги: «Гарри Поттер и принц-полукровка»). При этом оказывается, что даже Волан-де-Морт – наполовину магл.

Вообще, читая критические работы, посвященные «Гарри Поттеру», складывается впечатление, что авторы предъявляют претензии не по адресу. От современной западной волшебной сказки ждут святоотеческой высоты и соответствия всем семи Вселенским Соборам. Например, такая претензия: в классических сказках четко разведены добро и зло, а в «Поттере» они якобы смешаны.

Давайте разберемся, о чем вообще разговор. Если понимать Добро и Зло на самом высшем идейном уровне, т.е. Бог — Добро, сатана — Зло, — так сказка вообще не должна напрямую поднимать эту проблему, чисто религиозную. Когда такое происходит, и в повествование в качестве участников включаются религиозные величины, то сказка превращается в плохую пародию на священные тексты, в морализаторский трактат (чем, кстати, отличаются большинство современных «православных» сказок). Скука и пошлость отличают такие опусы. Пожалуй, только Льюис в «Хрониках Нарнии» сумел избежать профанации религиозных идей.

Если понимать под несмешением добра и зла четкость моральной позиции автора книги, то именно Ролинг, как мне кажется, здесь на высоте. Зло есть зло, добро есть добро в ее книгах, они четко разведены, чего не всегда скажешь о народных сказках. Магия же в ее книге вообще не подлежит моральной оценке, как бы ни разрывались обличители, вопия, что колдунам вроде Гарри Поттера место в аду, так, мол, учит Библия! Бред какой-то: книжным героям такая честь… А Золушке с ее тетушкой-феей где место? А золотой рыбке с Хоттабычем?.. Именно волшебство (магия, колдовство, как хотите) составляет ткань волшебной сказки, иначе она будет отсутствовать как таковая! Магия у Ролинг – это чистой воды фантазия, не несущая никакой моральной или социальной нагрузки. Это картонные декорации спектакля, относиться к которым всерьез просто бессмысленно.

Магия занимает в волшебном мире Ролинг то же самое место, что в нашем – бытовая техника. Волшебные палочки ломаются, заклинания чаще всего используются для шалостей или, в крайнем случае, как средство передвижения (те же метлы нужны сугубо для спортивной игры — квиддича, а не для шабаша). И есть строгий запрет пользоваться магией в мире маглов – за это наказывают, потому что волшебники не очень-то хотят, чтобы люди знали о них.

Насчет же использования магии в качестве оружия – вот замечательный и характернейший, на мой взгляд, пример: дементоры. Дементоры – это страшные инфернальные существа, которые питаются положительными воспоминаниями, эмоциями, чувствами человека. Они вселяют в человека чувство неисцельной тоски, страха, отчаяния («как будто радости больше никогда не будет»). Они способны высосать душу из человека. Дементоры – охранники в страшной тюрьме Азкабан, почти никому не удается убежать от них. Думаю, православный читатель легко увидит параллель с бесами.

И какое же оружие против них получает Гарри? Дементоров можно остановить, закрыться от них светящимся щитом, если сконцентрироваться на самом радостном воспоминании. И какое воспоминание использует мальчик? Он вспоминает маму и папу, своих родителей, которые погибли, когда ему был всего лишь один год, защищая его от Темного Лорда (так по фильму, по книге Гарри в критический момент думает об отце). Все тома «колдовской, сатанинской книги» (какой ее считают православные критики) пронизаны болью сироты и бесконечной любовью к родителям. И единственное горячее желание юного волшебника – иметь настоящую семью. Как неописуемо счастлив был Гарри, когда узнал, что его крестный Сириус Блэк – не предатель, а верный друг, и что можно будет с ним жить, и у них будет семья! (И в конце книги Гарри стал не Супермагом, «Властелином колец», а банальным папашей с тремя детками.)

Что же касается смешения моральных принципов добра и зла в поведении и сердцах героев – так это одна из главных удач Ролинг. Именно замечательное понимание юношеской психики сделало такими популярными ее книги. Ее герои получились живыми, нестандартными, настоящими подростками, со всеми присущими им сложностями внутренней жизни. Сказки, где добрые герои абсолютно положительны, а злые – абсолютно отрицательны, могут удовлетворить только детей до трех лет, а более старших отвратят своей скукой.

Сердце любого человека, а особенно подростка, есть арена борьбы добра и зла, и в этой борьбе нередки и поражения добра, нередки и победы покаяния. Ведь и мерзкий мальчишка Драко Малфой способен плакать, и оборотень способен быть приличным человеком, и ужасный паук Арагог может любить по-своему великана-добряка Хагрида. И важная привлекательная черта Дамблдора – он твердо верит в искренность покаяния даже своего будущего убийцы.

И Гарри способен и ревновать, и ненавидеть, и жаждать мщения, и ссориться с друзьями. Но тем-то он и привлекателен, что в итоге справляется со своими негативными эмоциями. Гарри часто беспокоит мысль, что у него есть немало общего с Волан-де-Мортом, даже шляпа-распределитель предлагала ему учиться на факультете Слизерин (где учатся в основном темные колдуны). Но Дамблдор успокаивает мальчика и напоминает ему, что, несмотря на наши задатки и способности, у нас всегда есть выбор между добром и злом, и именно поэтому Гарри не похож на Темного Лорда, ибо сделал выбор в пользу добра и любви. А в четвертом фильме Дамблдор говорит замечательные слова Гарри: «Наступают темные времена, и всем нам придется выбирать между тем, что правильно и тем, что легко».

Ролинг смогла донести идеи победы любви и дружбы над злом до миллионов детей. А что может предложить современная православная детская литература, способная вдохновлять только слезливых руководительниц воскресных школ, у которых идеал духовности зависит от длины бороды мужчины и юбки женщины, да ещё от количества «спасигосподи»? Православная детская литература сегодня – вот настоящая антилитература, ибо пошлость — ее основное качество. А пошлость для литературы – смерть.

Пусть дети читают «Гарри Поттера» – это не смертельно. И вы, родители, почитайте все семь томов и посмотрите все фильмы (не поленитесь) вместе с детьми. Посмотрите непредвзято, не со «святоотеческой» точки зрения, а с нормальной, человеческой.

И еще просьба ко всем читателям: не верьте критике, не прочитав саму книгу и не обдумав ее своим умом. И не верьте докторским степеням критиков, их православности и духовности. Может, они оборотного зелья напились?..

P.S. Вышла седьмая, последняя часть «Гарри Поттера». Зло повержено, Добро восторжествовало. Темный Лорд погиб, погиб потому, что «о детских сказках, любви, верности и невинности Волан-де-Морт не имел ни малейшего понятия. Ни малейшего! А что все это обладает силой, превосходящей его собственную, силой, недоступной никакому волшебству, — эту истину он проглядел» («Гарри Поттер и Дары Смерти»).

Читайте также:

  • «Матрица»: перезагрузка Кураева

Поддержать «Ахиллу»:

Яндекс-кошелек: 410013762179717

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

PayPal