Меня беспокоит тенденция критиковать все и вся

2 месяца назад Ахилла

Приглашаем наших авторов ответить на вопросы, поднимаемые в этом письме.

***

Разрешите высказаться и мне, ведь вы многим даёте эту возможность.

Коротко о себе. Родился ещё в советское время, учился и жил, как большинство моих сверстников.

К верующим себя не отношу, но в детстве был крещён, поэтому всегда испытывал некоторый интерес к православию. В студенческие годы пытался самостоятельно достать и изучить Библию (тогда её именно доставали, причём с некоторым трудом. Я, например, изучал её в читальном зале республиканской библиотеки в Минске). Но воспринимал эту книгу, конечно, только как историческую литературу, как «Книгу книг».

Кроме Библии, прочитал и некоторые другие сочинения, например, А. Меня, дневники А. Шмемана, статьи А. Блума, письма игумена Никона (духовного отца А.И. Осипова), книги самого Осипова, А. Кураева и др. Творчество Кураева отталкивает своим самомнением, на первом месте у него всегда собственное «я»: я говорил, я первый это заметил, я предупреждал и т.д. А вот Осипов побуждает к размышлению. Антоний Блум умягчает сердце, его слова – всегда утешительны.

О прочитанном мною я говорю только лишь для того, чтобы показать свою небезучастность к православию. Понимаю, что мой «багаж» ничтожно мал, но в то же время считаю, что мне тоже есть что сказать.

Но признаюсь, что церковной жизни не знаю совсем, т.к. не являюсь прихожанином какого-либо храма. Иногда захожу в храм просто по зову сердца – там получаю некоторое утешение душевное, хотя бы на некоторое время отрываюсь от мирских проблем, слушаю церковное пение (пусть даже и двух-трёх певчих, не особо совершенное, но от сердца). Успокаиваюсь, снова прихожу к мысли о том, что мы погрязли в суете и что храм должен быть у каждого человека как особое место, куда можно прийти в трудную минуту жизни.

И вот когда читаю на вашем сайте о причинах, побуждающих людей верующих, воцерковлённых, уходить из церкви, то поражаюсь ничтожности причин для такого решения. В основном пишут о бессердечных батюшках, надменных архиереях, злых старухах в церкви; о том, что длинные и непонятные службы, что… Как же это всё мелко! Вот я недавно прочитал роман Г. Сенкевича «Камо грядеши» о жизни христиан в Риме при Нероне. Настоящих христиан невозможно было испугать даже страшными мучениями. В лицах христиан, согнанных на растерзание диким зверям, не было выражения ужаса, только радость. Радость присутствия Бога и встречи с Христом.

Что же современные христиане? Стенают оттого, что длинные службы!

Вычитывание Евангелий на великопостных службах

Скорее всего, не старухи, епископы и длинные службы являются причиной отступничества, а «…вот, вышел сеятель сеять; и когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло». Мне кажется – вот причина: не имело корня. Вера слабая. Или её и не было совсем.

Ещё вот о чём хотелось бы мне сказать. Так жалостно защищают некоторые пусек, а теперь вот и Руслана Соколовского.

Я не отношу себя ни к верующим, ни тем более к оскорблённым, я просто гражданин своей страны. И когда слышу, что говорит выпускник Саратовской семинарии, как он призывает пожалеть больную мать Руслана Соколовского, у меня возникает простой вопрос: почему же сын сам не пожалел свою больную мать, не оградил её от неприятностей? Зачем он вообще шёл в храм для ловли покемонов? Разве не было у него другого места для этого? Какая в этом необходимость?

Сказать, что это шалость неразумного дитяти – нельзя. Как нельзя было сказать это и о девушках-пуськах. Это великовозрастные «детишки». Они прекрасно понимали, зачем идут и что делают. Это была обдуманная акция у тех и у другого: девушки готовили костюмы, сочиняли песенку (или им сочинил кто-то другой). Взрослые девицы. У одной, кажется, уже есть ребёнок. И вот так прийти в храм и задирать ноги… Я этого понять не могу.

То же самое и Руслан Соколовский. Он снимал ролики, значит, акция была им продумана. Но объясните мне, что она означала? Была ли она настолько необходима, чтобы рисковать ради этого здоровьем своей матери? А теперь чужих людей призывают её пожалеть. Пожалеть можно, конечно. Но только за то, что не сумела воспитать собственного сына. Не смогла научить его уважать чужие чувства, пусть даже и отличные от собственных его чувств.

Я думаю, это какая-то нехорошая тенденция у нас: часто жалеют преступников, а не их жертв. Нет, смешно было бы считать таких людей преступниками, я их таковыми не считаю, но и жалость к ним неуместна. Они знали, что делали и зачем это делали.

Мне хотелось бы прочитать ответы на мои вопросы, но боюсь, что их не будет. Вот если бы я критиковал положение дел в РПЦ… Но я к сожалению (или к счастью), не могу этого сделать. Но, как неравнодушного человека, меня беспокоит вот эта тенденция критиковать всё и вся: президента, страну, церковь… Хотелось бы, чтобы наш народ не разъединялся, а сплачивался, сейчас так тяжело всем. Христос ведь никогда не призывал к критике руководства. Он говорил, чтобы кесарю отдавали кесарево, а Богу – Богово. Не призывал к восстаниям, политическим баталиям. И не говорил, что все должны быть равны. Он только призывал, чтобы господин хорошо относился к своим рабам. А это уже говорит о том, что Он не выступал и против рабства.

Или я что-то не так понимаю?

Сергей П.