Нашествие покемонов

4 месяца назад Алексей Плужников

Видео с заседания суда над блогером Русланом Соколовским, ловившим покемона в храме (Екатеринбург, 2017).

***

Владыка Исполатий, архиполит Междуудинской епархии положил трубку телефона, почувствовав уколы в сердце: звонок был из Патриархии, информация была предынфарктной.

Через час все благочинные и руководители отделов были собраны на экстренное заседание епархиального совета. Перед началом собрания владыка неожиданно предложил всем спеть акафист архистратигу Михаилу со всеми Небесными Силами. «Что-то страшное грядет, — подумал каждый благочинный, старательно выпевая: — Ра́дуйся, боговенча́нных глав неусы́пный охрани́телю; ра́дуйся, противля́ющихся вла́сти, я́ко Бо́жию повеле́нию проти́вящихся, ско́рый низложи́телю. Ра́дуйся, усмири́телю наро́дных треволне́ний…»

— Отцы! – начал громовым гласом владыка Исполатий свою речь. – Беда пришла! Только что сообщили сверху: на нас грядет нашествие… покемонов! Избавь нас, Боже, от демонского искушения!

Отцы-благочинные заозирались и начали перешептываться: «Пакимоны? Это что? — не знаешь, батя? Или кто?» Один, самый толстый и самый смелый, отец Добропузий, озвучил это вслух:

— Владыка святый, а хто это такие – пакимоны? Как они выглядят и в чем их опасность?

— Точно не говорят, — развел руками владыка, — но по приметам они вроде бы желтые, круглые. Говорят, с хвостами. Бегают повсюду, и даже, – голос архиполита задрожал, — в храмы проникают!

«Бесы! Точно бесы! – загудели отцы-игумны, главные знатоки искушений. – Ищут, кого поглотити! Аки львы – те тоже желтые и с хвостами! Последние времена, Господи!»

— Времена последние, — подтвердил владыка, — но действовать надо сейчас — четко и незамедлительно, во славу Божью. Поэтому вас и собрал: надо организовать защиту святынь, оградить стадо мирянское от волков желтохвостых, не допустить поругание храмов! Думайте, отцы, предлагайте меры!

***

Молодой руководитель епархиального отдела по общению с обществом (ООО), отец Академ, склонился над ноутбуком и строчил пресс-релиз:

«Дорогие братья и сестры! Трансцендентная благодать нашей экклесии подверглась экзистенциальным беспричинным следствиям: инфернальные сущности – покемоны, имеющие следующие субстанциональные признаки: желтизну, квадратуру круга и заднюю протяженность неопределенной длины – проникли из небытия в бытие, тем самым…»

Через полчаса выпускающая редакторша православной газеты «Эхо Духа», качая головой и пришептывая ругательства («нуспаситебягосподи, отецакадем, кадиломтебявзад!»), переписывала воззвание к пастве:

«Дорогие братья и сестры! Стойте в вере и держите предания! Молитвой и постом избегайте искушения в виде всего желтого, круглого и хвостатого! Ибо близок Конец и паки сатана рыкает! Идите в храмы, укрывайтесь за рясами ваших духовников, пойте молебны, бейте в колокола – известно бо, что звон колокольный очищает воздух от бесов, микробов и покемонов!..»

***

Протоключарь собора отец Мордарий раздавал команды направо и налево. Казаки станицы «Соборная», приписанные к этому храму, были отряжены патрулировать окрестности. Младшие священники были поставлены в череду: служить литургию со специальной молитвой на просительной ектении:

«Паки и паки, молимся Тебе, Господи Всемогущий, всеведущий и сильный, и просим: избавь церковь Свою, храм сей, настоятеля сего, клир сей, хор сей, родню сих, родню родни сих до седьмого колена и восьмого локтя, прихожан сих от напасти и искушения пакимонского!  Ввергни во ад нечисть желтую и округлую, задуши егоже хвостом бесовским, пошли архангела Твоего Михаила и Комитет Следственный в защиту нас, сирых и убогих!»

После литургии прихожане с отцами пошли крестным ходом, но не как было принято раньше: посолонь, а крестом восьмиконечным, хотя и путались сначала, забывая, где повернуть, чтобы крест вышел истинным, спасительным. Ведь солнце было круглое и желтое, хвоста, конечно, не было, но во избежание решили избежать искушения.

***

В женском монастыре стоял вой и рев: матушка игуменья Непростинья провела тотальную чистку рядов сестер и послушниц, а заодно и трудниц, ибо известно святым отцам, что все зло начинается с баб. Матушка игуменья родилась в монастыре, поэтому себя бабой никогда не считала.

Из обители были выгнаны три рыжие послушницы. Одна светловолосая монахиня, регент с дивным голосом, была обрита наголо и оставлена на покаяние. Все круглолицые также были изгнаны, все хвостатые – обстрижены, а хвосты торжественно сожжены. Во время обысков не обошлось без конфуза: у одной доверенной сестры были найдены желтые трусики, которые мать игуменья без сомнения конфисковала, а сестра была переведена навеки в свинарки.

***

В городе начались погромы. Первыми пострадали продавцы воздушных шариков: желтого, круглого и с хвостами у них было предостаточно, поэтому православные активисты нападали на них и уничтожали все запасы шариков, любого цвета.

В зоопарк ворвался казак, недавно вернувшийся из очередной поездки по защите братьев от фашистов, и перестрелял из автомата всех львов, ягуара и зачем-то жирафа.

На улицу боялись показываться буддисты, китайцы, вьетнамцы, буряты, рыжие, голубые с крашеными перекисью патлами, владельцы золотистых ретриверов и многие другие. Рыжие коты сидели по подвалам и выбирались пожрать только ночью.

Во всех светофорах перебили желтый сигнал. Все лавашные срочно перестроились и стали печь квадратные лаваши из ржаной муки.

Любая одежда желтого цвета вызывала подозрение. Когда один блогер-атеист указал в фейсбуке на желтые купола, колокола и облачения, его тут же вычислили, избили и завели уголовное дело, а в кафедральном соборе он был торжественно предан анафеме.

***

Ленька, юный пономарь кафедрального собора, пришел на раннюю литургию самым первым. Он вошел в пономарку, осторожно заглянул в алтарь.

— Никого, вылазь, — шепотом позвал Ленька. Из старого кадила показалась мордочка Пикачу. – Я тебе покушать принес. Поешь, а то скоро служба начнется.

Веселый Пикачу вылез полностью, уселся на табуретку и стал уминать ватрушку, болтая ножками и помахивая хвостом. Ленька почесал того за ухом – Пикачу любил ласку.

— Ну всё, пора, — приказал Ленька, — лезь обратно и сиди тихо. Не пищи, как вчера, а то кота заведут – мышь ловить.

Пикачу проворно шмыгнул обратно в кадило, шкодливо улыбаясь. Ленька поправил кадило, на котором было порвано две цепочки, поэтому его никогда не использовали. И улыбнулся.