«Не выноси сор из избы!» — означает: «хочу грешить и не хочу каяться»

3 месяца назад протоиерей Павел Адельгейм

Четыре года назад был убит псковский священник, исповедник веры, протоиерей Павел Адельгейм.

***

Из ЖЖ отца Павла Адельгейма:

Вы ещё не в запрете!

Один из комментаторов пишет: «от своей обиды вы сеете здесь смуту и раскол, выливаете свою обиду на архиерея перед всем честным народом».

Отвечу словами Спасителя: «если Я сказал худо, покажи, что худо, а если хорошо, что ты бьёшь Меня?» Ваше обвинение стоит того, чтобы ответить на него, и попутно разъяснить «мою позицию». Подчеркну, что мы беседуем в разном положении: моё лицо открыто, а Ваше скрыто маской инкогнито.

Мой ответ не уместился в комментарий, и приходится давать его отдельной статьёй. Прежде всего, хочу обратить внимание, что обращаюсь к народу Божиему — Церкви, не имея иной возможности говорить с народом Божиим, как только через Интернет. Выбора нет. Либо безмолвствуй, либо обращайся через Интернет. Церковные СМИ меня не публикуют. В церкви нет форума, на котором священник или мирянин может откровенно говорить с народом Божиим.

Форум предоставлен только архиерею.

Да, я ещё не в запрете. Митр. Евсевий заталкивает меня в пропасть шаг за шагом. Осталось немного. Совершая очередной шаг, он восклицает: «Вы, слава Богу, не в запрете, вы совершаете таинства, общаетесь с духовными чадами, какой еще статус нужен?» Рассмотрим Ваши недоумения по порядку.

Нет ничего удивительного, что в общине о. Георгия Кочеткова Вы почувствовали себя чужим. В других храмах прихожане не знакомы друг с другом. Язык- греческий, арабский или русский — их не разделяет. Они не разговаривают между собой ни на каком языке. У них нет общих проблем. Они постоят на службе и разойдутся. Вы чувствуете себя там «как все», одинаково чужие друг другу, и от этого не страдаете.

В общине о. Георгия все знают друг друга по именам, у них общие проблемы и нужда в общении. «Возлюбим друг друга» — для них не пустые слова. Они стремятся их осуществить. Вы незнакомы ни с кем, наблюдаете их взаимную любовь со стороны и огорчаетесь своей отчуждённостью. Это не трудно поправить. Стоит Вам сделать шаг навстречу, и они не откажут в братской любви и внимании. Но сделать этот шаг зависит от Вас. Иначе, побываете гостем этого дома и останетесь чужим. В этом состоит отличие общины от прихода.

Если Вы «не понимаете моей позиции», я сочувствую. Я обсуждаю её в ЖЖ, чтобы уяснить для себя самого. Всякое понимание требует усилий и предшествует принятию позиции. Без понимания позиции её нельзя ни принять, ни отвергнуть. Принять можно только то, что понял. Принятие позиции связано с разумным пониманием и свободным выбором.

Второй Ваш упрёк несправедлив. Право для меня начинается там, где закончилась любовь. Право не имеет корней в Церкви, ибо Церковь – организм любви. Право используется в церкви, но его корни за её пределами, где «мир во зле лежит». Право остаётся не воцерковлённым эмпирическим фактором, никогда я не «ставил церковное право выше любви». Его обоснование навсегда останется вне Церкви. Хотя Церковь использует право, оно остаётся чуждым её природе.

Не могу принять и третий Ваш упрёк: «открыто проповедуете неприязнь к архиерею». Вы не сможете подтвердить этот текст ссылкой на мои слова. У меня нет неприязни к архиерею. Десять раз в сутки я молюсь за него публично в храмовом богослужении, и делаю это искренне. Сообщая факты о неприглядных поступках архиерея, я выполняю завет Спасителя: «свидетельствуй о зле». Ап. Павел призывает архиерея: «образ буди верным». Что порочит: грех или его исповедание? Если грех унижает тебя, не греши! «Не выноси сор из избы!» — означает: «хочу грешить и не хочу каяться». Это рассуждения варвара о добре и зле. Такая позиция не делает чести архиерею. Евангелие часто повторяет: архиереи «боялись народа» (Мк.11,32).

Архиереи боялись народа, ибо «дела их были злы». Огласки боялись, а убить Сына Божия не побоялись.

Четвёртый упрёк в обиде. Обида — естественное чувство, как печаль и радость, как уныние и надежда, как боль от удара или ожога. Каждому человеку оно знакомо. Человек, которого обижают: бьют, оскорбляют, унижают, испытывает чувство обиды. Он может преодолеть обиду, а может остаться уязвлённым. Однако виновен обидчик, а не обиженный.

Обиженный виновен, если обида не обоснована. Христианин прилагает усилия для преодоления обиды. Это не снимает вины с обидчика. Его вину изгладит только прощение.

Посмотрим, имею ли я основания для обиды:

1. Епархиальный Совет поручил мне в 1992 г. организовать свечное производство. Я построил помещение, приобрёл оборудование, обучил рабочих и закупил сырьё: воск, церезин, парафин, пряжу, бумагу, шпагат и проч. Весной 1993 г. приехал митр. Евсевий, запретил продавать свечи, разорил меня и оставил сирот без хлеба.

2. В 1990 г. я организовал библиотеку при храме св. Жен Мироносиц. В основу положена моя личная библиотека (духовные книги ещё не издавали), которая позднее пополнилась до 10 000 книг. Митр. Евсевий библиотеку отнял, лишив меня моих книг.

3. В 1996 г. я построил храм вмч. Пантелеимона на свои деньги для областной психбольницы, чтобы окормлять пациентов и персонал. Митр. Евсевий отнял у меня храм и назначил туда священника, который не окормляет больницу.

4. С 1980 г. я восстанавливал храм ап. Матфея в дер. Писковичи и формировал там общину. В 2001 г. митроп. Евсевий уволил меня из храма.

5. В 1993 г. я построил дом в д. Писковичи, организовал приют для сирот-инвалидов, взял в опеку 15 мальчиков и девочек. Увольнение уничтожило приют, сироты остались на моей ответственности, но без средств.

6. С 1989 г. я учредил приход, поднял из руин храм св. Жен Мироносиц.

В 2008 г. архиерей лишил меня настоятельства, а юный настоятель расколол крепкий и мирный приход, сделал его умирающим: распустил хор и регента, уволил сотрудников, разогнал Приходское собрание, Приходской совет и ревизионную комиссию, убрал иконы, организовал авторитарное управление приходом с помощью фальсификации и мошенничества.

7. В 1991 г. я открыл Православную общеобразовательную среднюю школу регентов при храме, содержал её 16 лет и преподавал. В 2008 г. архиерей отнял у меня школу. Церковное преподавание заглохло.

8. Мой сын в качестве директора со мной вместе формировал Школу регентов, вывел на уровень лучших школ Пскова. В 2008 г. архиерей уволил сына с работы без мотивов и оснований.

9. По благословению архиерея за его печатью и подписью я исключён из состава Прихода вместе со всеми учредителями и членами Приходского Собрания без всякой вины.

10. Архиерей через СМИ публично оскорбляет и клевещет на меня, объявляя «служителем диавола» и определив мне место, «диаволу от вечности уготованное».

11. В результате гонений и инсинуаций в СМИ в марте 2003 г. произошло покушение на убийство, которое освещалось в СМИ. Неизвестный расшплинтовал сошку рулевой колонки. Машина потеряла управление, и я чудом остался жив.

12. Это всё факты, которые поддаются проверке. А сколько уколов, унижений, обид, которые не так очевидны, хотя часто не менее горьки!

Итак, обоснованы ли мои обиды? Вы требуете, чтобы я их преодолел, а почему не сказать обидчику, митр. Евсевию, что христиане так не поступают?

Обижаюсь ли я? Изредка обжигает обида. Но я привык к обидам митр. Евсевия как плохой погоде или стихийному бедствию. Ведь не обижаемся на огонь, если сжёг ваш дом, на ветер, который нагнал дождь и холод, на галку, которая нагадила на голову!

Нет, я не обижаюсь на митр. Евсевия и не испытываю к нему неприязни. Дай Бог ему покаяться прежде конца. Он многим отравил жизнь и поломал судьбу.

Спасибо Вам за совет стяжать любовь и мудрость. Буду стараться.

Фото: ИТАР-ТАСС

Читайте также: